Статья опубликована в «Экономической газете», №21, 2000 г.

НЮРНБЕРГ НАД «ГЛОБАЛИСТОВ»

Мировой валютно-финансовый кризис, разразившийся в 1997 году в Юго-Восточной Азии и пульсирующий до сих пор на мировых биржах, вызвал решительную реакцию во многих странах «третьего мира». Первым и самым смелым критиком политики глобализации, валютной спекуляции и грабительской приватизацмм стал премьер-министр Малайзии Махатхир бин Мохамад. Еще до начала кризиса в сентябре 1997 года он выступил с остро критическим докладом на ежегодном собрании МВФ-ВБ в Гонконге. А с 1 сентября 1998 года Малайзия провозгласила свою программу оздоровления национальной экономики. Малайзия отказалась от кредитов МВФ, запретила валютным спекулянтам операции с национальной валютой — ринггитом, установила контроль за движением капиталов и за обменным курсом валют. Проведена также деприватизация ряда неэффективных промышленных объектов.

Сегодня во всем мире известны достижения новой финансово-экономической политики Махатхира. Под ее влиянием, несмотря на жесткий прессинг группы богатых стран, развивающиеся страны начинают объединяться и выступать против политики глобализации, за суверенитет своих стран и достойное существование своих народов.

ЮНКТАД предупреждает

На 10-й конференции ЮНКТАД, состоявшейся в Бангкоке 12-19 февраля, очень остро обсуждалась гибельная ситуация, которая сложилась в секторе развивающихся стран в условиях господства «режима глобализации». Участники конференции заняли диаметрально противоположную позицию той эйфории, которая доминировала в послании президента Клинтона и его речи на форуме в Давосе в конце января, где он поддерживал «новую экономику, основанную на свободной торговле, глобализированных финансовых рынках и информационных технологиях». Перед открытием конференции был официально распространен доклад, озаглавленный «Наименее развитые страны» («Least Developed Nations» — LDSs), в котором отмечалось, что за последние 30 лет количество самых бедных стран мира удвоилось: в 1971 году в мире было 25 беднейших стран, а сейчас их уже 48. Обсуждение этих проблем на данной конференции не случайно. Напомню, что ЮНКТАД (перевод английской аббревиатуры UNCTAD — United Nations Conference on Trade and Development), т.е. по-русски — Конференция ООН по торговле и развитию. Она была создана при ООН еще в 1964 году как постоянно действующая организация, способствующая развитию мировой торговли и особенно оказанию помощи развивающимся странам в финансировании экспорта. В 1989 году под ее эгидой учрежден Общий фонд по товарам (UN Common Fund for Commodities — CFC), который призван обеспечивать финансирование международных товарных организаций и регулировать цены на определенные виды товаров (вопреки провозглашаемым принципам «свободной торговли»). ЮНКДАД работает в тесном контакте с ЮНИДО (по-английски UNIDO — United Nations Industrial Development Organization), по-русски Организация по промышленному развитию при ООН. Это специализированное международное агентство возникло в 1986 году в результате преобразования Центра промышленного развития, созданного при ООН в 1961 году. Задачи ЮНИДО — содействие индустриализации развивающихся стран, особенно развитию в них обрабатывающей промышленности. В ее обязанности входит разработка политики планирования, техническое консультирование и оказание технической помощи странам «третьего мира». Для подведения итогов этого многолетнего «содействия» и оказания разнообразной «помощи» развивающимся и беднейшим странам мира на конференции ЮНКТАД собрались представители 190 стран. Очень убедительным был доклад Генерального секретаря ЮНКТАД Рубенса Рикуперо. Он подверг критике основополагающее положение о задаче ЮНКТАД, которая «должна помогать осуществлению прогресса глобализации». В своем докладе он подчеркнул, что массовая безработица и растущее неравенство, как и дальнейшее обнищание развивающихся стран вызваны политикой глобализации. В то же время именно эта политика позволила промышленно развитым странам извлечь выгоду из более дешевых товаров, потоков капиталов и дешевых промышленных товаров. Но несмотря на опустошение развивающегося сектора, ничего существенного не было сделано для улучшения их положения. С тех пор как был упразднен фиксированный обменный курс валют, в течение 30 лет мир находился в состоянии «постоянной неустойчивости . . . и в полосе все более интенсивных и опустошительных кризисов». Рикуперо предложил использовать успешный опыт Малайзии по контролю над движением капиталов и фиксированному обменному курсу валют.

Президент Алжира Абделазиз Бутефлика, который является также главой Организации африканского единства (ОАЕ), заявил, что проводимая богатыми странами политика роста долгов, открытия торговли и «демократизации» разрушила Африку. Подавляющее большинство развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки осудило политику развитых стран и олигархических корпораций.

Южный саммит в Гаване

«Группа-77», собравшаяся на свой первый саммит в Гаване 12 апреля 2000 г., была основана развивающимися странами Азии, Африки и Латинской Америки в июне 1964 года. Сейчас в нее входит 133 страны. 110 из них прислали свои делегации, в том числе 42 страны были представлены главами государств, остальные — министрами иностранных дел и другими министрами.

Целью данного саммита явилось усиление координации для «реализации общих целей развивающихся стран». К этим целям относятся: «Уважение суверенитета, независимости и территориальной интеграции всех стран против односторонних мер других государств, финансовая независимость бедных стран, снижение таможенных тарифов, поиск путей преодоления нестабильности международных рынков и укрепление сотрудничества стран-членов «Группы-77». Эти и некоторые другие вопросы относятся к основным темам обсуждения участниками встречи в Гаване. В ходе встречи у нее появилось новое название — «Южный саммит», т.е. встреча глав правительств стран Южного полушария планеты.

«Нужен новый Нюрнберг, чтобы вынести приговор несправедливому мировому экономическому порядку», — заявил президент Кубы Фидель Кастро на открытии саммита.

«Никогда еще человечество не обладало таким огромным научным и технологическим потенциалом, такими небывалыми мощностями по производству богатства и благосостояния, но никогда еще не было в мире такого неравенства и различия», — заявил Кастро. Далее он подчеркнул, что в то время как меньшинство живет в огромном богатстве и роскоши, «подавляющее и униженное большинство передвигается в условиях, напоминающих ужасную работорговлю из Африки в Америку в нашем колониальном прошлом».

Говорит Махатхир

В тот же день в Гаване выступил премьер-министр Малайзии Махатхир бин Мохамад. Ключевая фраза его выступления — «Капитал — это новый арсенал оружия богатых». Он отметил слабость и неспособность к совместным активным действиям «Группы-77», объединяющей большинство стран и населения мира. Другое дело — богатые страны. Только семь из них объединились в группу, но они очень быстро сомкнули свои ряды, чтобы ничто не помешало их господству. «В результате, — подчеркнул Махатхир, — мы видим, как они навязывают миру свои моральные ценности, свою политическую систему, а теперь еще и экономическую глобализацию». Он заметил, что Юг планеты не может не реагировать на все это.

Значительное место в речи премьера Малайзии занимает глобализация и ее понимание странами Юго-Восточной Азии, охваченными кризисом с 1977 года. Он, в частности, сказал:

«Через пропагандистскую машину нам рассказывают, что глобализация — это идея, час которой уже пришел и сопротивление ей было бы бесполезно. Мы приветствовали глобализацию, потому что верили, что иностранный капитал, ноу-хау и т.п. может помочь росту нашей экономики. Потом в Южной Азии жулики-торговцы валютой показали, что просто при помощи девальвации наших валют они могут сделать так называемых восточноазиатских «экономических тигров» такими бедными, что они должны будут пойти по кругу с нищенской сумой... Затем пришли международные институты, вроде бы чтобы помочь, но на самом деле, чтобы содействовать захвату экономики и даже политики этих стран.

Все это стало возможным, потому что богатые рассматривают глобализацию как право капитала пересекать границы туда и обратно. Капитал — это новый арсенал оружия богатых. Обретая богатство, они создают смысл благополучия. Однажды сделав это, они просто должны вывезти свой капитал, чтобы сделать бедными и слабыми свои жертвы и заставить их подчиниться зарубежному диктату.

Но если глобализация подразумевает интеграцию всех стран в одно глобальное единство, тогда почему это должно означать пересечение границ только свободными потоками капиталов и капиталистами? Почему рабочие, особенно безработные, не должны так же свободно пересекать границы? Если деньги являются капиталом для богатых, то труд является капиталом для бедных стран...

Результатом экономической суматохи в Восточной Азии стало присвоение богатыми того, что принадлежало бедным. Поскольку банки и бизнес бывших «азиатских тигров» потерпели крах, а цены их акций упали, пришли богатые и мощные компании, принадлежащие богатым, чтобы купить девальвированные акции и приобрести компании. В нормальных условиях они могли купить акции по нормальным ценам, но они предпочли ослабить нас перед тем как овладеть всем по крошечным ценам. И эти действия поддерживают международные институты, которые настаивают, чтобы мы открыли свои страны так, чтобы пришли хищники и всем овладели. Правительства могут не защищать бизнес. Рыночные силы должны превалировать, а поскольку деньги уравнивают силы на рынке, то с деньгами они будут доминировать.

Мы говорим, что мы не так уж совершенны, у нас есть коррупция, кумовоство и т.п. Но так мы имели большое богатство. Несмотря на наши утверждения о коррупции и пр., мы развивали свои страны и давали нашему народу хорошую жизнь. Рыночные силы, которые хотят уничтожить коррупцию и пр., в наших странах не имели заметного успеха. Но они, конечно, оказались способными сделать большие деньги прежде всего путем манипуляции валютой и рынком, а сейчас — путем приобретения банков, отраслей промышленности и бизнеса.

Мы начали верить, что системы сами по себе могут разрешить гуманитарные проблемы. Когда мы так сильно поверим в систему, мы забудем причины, почему эта система была изначально определена. Системы придумали потому, что поверили в их способность исправить текущие недостатки и принести пользу практическим людям. К несчастью, принятая однажды система, становится настолько святой, что даже если представленные ею результаты окажутся хуже, чем ситуация, которую, как предполагалось, она должна была исправить, то все равно эту систему надо сохранять, защищать и применять впредь. Если на этой стадии кто-то осмелится выступить против системы, то его примут за еретика и осудят.

Глобализация уже проявила признаки того, что она становится религией, нетерпимой к ереси. Это большое несчастье для глобализации, если ее правильно интерпретировать и регулировать. И она может принести большое богатство и выгоду миру, как богатым, так и бедным. Важные вещи должны быть сконцентрированы на результатах, а не на догме.

Было бы ошибочно исключить слабых и бедных из участия в формулировке глобализации. . . Неправильная интерпретация этого может навредить бедным, особенно путем сдерживания роста богатых. Мы, беднейшие страны, не можем позволить себе упадка. Мы верим, что мы сможем внести свой вклад в предотвращение упадка».

Итоги и перспективы Самым существенным результатом встречи явилось то, что «Группа-77» поддержала призыв премьер-министра Малайзии Махатхира бин Мохамада о реформе международной финансовой системы. Это нашло отражение в принятом саммитом документе под названием «Программа действий». Была также сформирована делегация во главе с президентом Нигерии Обасаньо, которой поручено представить результаты Южного саммита на встрече «Большой семерки» в Японии в июне 2000 года.

Уже на первых заседаниях саммита обсуждались вопросы глобализации, отношения Север-Юг, отношения Юг-Юг, развитие науки и технологии. Выступающие призывали к большей «демократичности» и «прозрачности» Совета Безопасности ООН путем предоставления в нем постоянных мест развивающимся странам.

Практически у всех вызвал интерес вопрос о порочном распределении глобального богатства. Это совпало с распространенным 13 апреля докладом Всемирного банка, в котором сообщалось, что 57% населения мира живет за счет использования только 6% мирового дохода, а разразившийся в 1997 году азиатский финансовый кризис усугубил обнищание: в 1998 году 1,2 миллиарда человек вынуждены были тратить на жизнь менее одного доллара США в день.

Однако по ряду вопросов участники встречи имели разногласия. Например, весьма невыразительным оказалось толкование понятия глобализации, многие участники рассматривают как «мощную и динамическую силу по укреплению сотрудничества и ускорению экономического роста и развития, но в то же время она чревата опасностями и проблемами». Тут, видимо, «сработал» тот мощный пропагандистский механизм, который восхваляет глобализацию на Западе и во всем мире.

Наконец, на 33-м ежегодном собрании Азиатского банка развития, состоявшемся 5-7 мая 2000 г. в городе Чиангмай, Таиланд, министры финансов стран АСЕАН, с участием Китая, Японии и Южной Кореи, выступили с совместным соглашением, направленном против валютной спекуляции и неустойчивости глобального финансового рынка. Это важный шаг в совместной борьбе народов мира против глобализации.

В заключение еще раз обратимся к Африке. 10 мая президент Ганы Роллингс заявил о необходимости переосмысления понятия «глобализм». Было бы несправедливо называть систему «глобализированной», если только один сектор определяет правила и условия этого процесса. Он сказал, что рассуждения о новом глобальном порядке совсем ничего не изменили в условиях диктата Запада. Поэтому следовало бы обратить внимание на инициативу Малайзии по взаимополезному глобальному сотрудничеству.

Есть над чем задуматься и новому руководству России.

—Т.В.Муранивский, проф., д.ф.н.

К началу страницы