Статья опубликована в «Экономической газете», № 7, 18 февраля 1999

Третья фаза мирового системного кризиса

Проф. Т.В. Муранивский

Так называлась тема очередного семинара, проводимого совместно тремя московскими институтами: Шиллеровским институтом науки и культуры, Институтом сравнительных политологий РАН и Физическим институтом Академии наук. Соруководители семинара — Т.В.Муранивский, Г.Г.Пирогов и Д.С.Чернавский. Семинар состоялся 4 февраля 1999 года в Институте сравнительых политологий. Докладчик — профессор Т.В.Муранивский. Он поделился с нами некоторыми мыслями о ситуации, существующей в современных финансах.

Паника

В конце января Бразилию охватила паника: поползли слухи, что правительство планирует «конфисковать» сбережения и заморозить счета, которые и без этого неплатежеспособны. Девальвация реала с 7 по 27 января составила 40%. Центральный банк повысил в три раза процентную ставку, которая достигла 37%, т.е. приблизилась к официально установленному потолку 41,5%. Каждое повышение процентной ставки и каждый процент девальвации национальной валюты снижает возможности правительства по выплате своих долгов.

Драматический крах бразильского реала 13 января этого года ознаменовал собой наступление третьей фазы глобального валютно-финансового и экономического кризиса, который продолжается вот уже почти два года и пока что не виден свет в конце тоннеля. Сегодня уже мало кто сомневается, что это — кризис ныне господствующей в мире валютно-финансовой и экономической системы.

Первой фазой нынешнего кризиса принято считать девальвацию национальных валют стран Юго-Восточной Азии, начиная с июня 1997 года, когда валютные спекулянты, играя на понижение, обрушили курс таиландского бата, а вслед за ним — индонезийской, филиппинской, малайзийской и других валют стран АСЕАН. Кульминационной точкой первого этапа мирового валютно-финансового кризиса стал обвал гонконгского индекса Hang Seng, который 27 октября 1997 года упал в два раза.

Вторая фаза кризиса оказалась российской. Точная дата его бурного начала — 17 августа 1998 года. Но, как и на первой и третьей волне, он вызревал уже давно, а объявленный правительством дефолт оказался спичкой, которая сожгла все мосты к отступлению на прежний курс так называемых либеральных рыночных реформ.

На всех трех фазах кризис начинался с девальвации национальных валют. Далее также все шло по типовому сценарию: в Бразилии, как в ЮВА и России, сначала подорожали импортные товары (автомобили, электроника и др.), а затем рост цен перебросился на отечественные.

На всех трех фазах кризиса принимаются одни и те же «спасительные» меры по его преодолению. Изрядные транши выделяет МВФ, вкладывают кредиты частные банки развитых стран, выбрасывают свои валютные резервы национальные банки. В горниле кризиса за полтора года только МВФ «сжег» 180 миллиардов долларов. А кризис не только не затухает, но охватывает новые страны и континенты. Точно так же, как первая волна захлестнула Южную Корею и Японию, третья волна угрожает не только Латинской Америке, но также США и Канаде. А Западной Европе, несмотря на сомнительные попытки защитить себя при помощи новой валюты «евро» и иных монетаристских методов, некуда бежать от пересечения второй и третьей волны мирового системного кризиса.

Кому нужна реорганизация?

Как мы уже писали ранее (См: ЭГ, #52, декабрь, 1998), американский экономист Линдон Ларуш назвал ситуацию, сложившуюся в мировой валютно-финансовой системе, революционной. Развивая идею «революционной ситуации», он подчеркивает, что в утверждении «Сегодня мы переживаем революционные времена» термин «революционный» — не гипербола. Им определяются резкие перемены в истории стран и их институтов.

Ларуш считает, что примерно с октября 1997 г. в мире наступил критический этап исторического развития — начало процесса крутых и радикальных перемен в умах людей, в результате которых почти ничего не останется от представлений, предшествовавших этому кризису. Огромные объемы номинальных финансовых авуаров будут просто сметены. Будут также сметены многие правительства и ведущие политические партии, останутся только их обломки. Исчезнет также многое из того, что представляло собой господствующее мнение.

Почему так долго экономика большинства стран мира находится в кризисном напряжении? Ответы на этот вопрос сводятся к двум, на первый взгляд, диаметрально противоположным. Одни считают, что сама система и ее институты несовершенны и непригодны для решения сложных современных финансовых и экономических проблем.

Другие, наоборот, убеждены, что финансовым монстрам из мировой олигархии к концу ХХ столетия удалось создать сверхсовершенную грабительскую систему. Ложь и лицемерие этой системы настолько совершенны, что при помощи вскормленных ею политиканов (включая многих государственных деятелей, почти всех нобелевских лауреатов по экономике и продажных СМИ) удается дурачить не только отдельных людей, но целые страны. Под видом финансовой и иной «помощи», обставленной политическими и правовыми «обусловленностями», и «борьбы» за преодоление кризиса удерживать на положении колоний большинство развивающихся стран. Но ухудшение ситуации в колонии нередко бумерангом ударяет по метрополии, особенно по зарвавшимся валютным спекулянтам. Это также вызывает критику и недовольство существующей системой.

Выходит, что все заинтересованы в реорганизации нынешней мировой валютно-финансовой системы, но каждый вкладывает в это свой смысл. Для одних такая реорганизация должна привести к преодолению кризиса и установлению нового, справедливого экономического порядка в мире, а для других — к созданию более утонченного механизма эксплуатации и грабежа большинства стран и народов мира.

В Бразилии, как и в России

«Стрелочником» российского кризиса был назван пятимесячный премьер-министр Кириенко. Объявленный им дефолт 17 августа кое-кто до сих пор считает ошибкой и причиной кризиса. Нашли «стрелочника» и в бразильском кризисном обвале. Прикупленные финансовой олигархией СМИ Бразилии и других стран (в том числе и России, например, «Известия» от 16 января 1999 г.) в девальвации бразильского реала и панике на биржах обвинили Итамара Франку — губернатора штата Минас Жераис. Протестуя против губительной для Бразилии финансово-экономической политики президента страны Фернанду Энрике Кардозу, действующему под диктовку МВФ, бывший президент Бразилии Итамара Франку 6 января объявил о прекращении на три месяца выплат долгов штата федеральному центру. Но не это привело к взрыву на бразильском фондовом рынке.

Уже в 1998 году в Бразилии начался резкий (хотя и предсказуемый) спад производства. Для защиты завышенного курса реала процентные ставки были повышены до 50 процентов годовых. Это было выгодно зарубежным краткосрочным инвесторам, чтобы выкачать из страны побольше валюты. Правительство и Центробанк Бразилии вели себя точно так же, как и в России до 17 августа. Зарубежные инвесторы забирали свои деньги, заставляя Центральный банк продавать доллары из скудного валютного резерва, искусственно предотвращая девальвацию реала.

После августовского кризиса в России ускорилось бегство инвесторов из рынков развивающихся стран. Но они знали, что еще не все «выкачано» из Бразилии. Для пролонгирования грабежа решили использовать МВФ, который в декабре прошлого года «успокоил» правительство Бразилии, обеспокоенное оскудением валютных запасов. В декабре было обещано 41,5 миллиардов долларов краткосрочного займа (как и обещанные России 22 миллиарда долларов в июне 1998 года). Первый транш в сумме 9,3 млрд. долл. был использован на прямые выплаты иностранным инвесторам и на защиту Центробанком курса реала путем продажи долларов на валютной бирже (вспомним, куда Дубинин растратил четырехмиллиардный транш МВФ перед 17 августа). Для обслуживания этих займов ужесточили сбор налогов внутри страны, урезали социальные и другие жизненно важные расходы и обратились к тому же МВФ за дополнительными займами.

Безоглядное погружение в спекулятивные биржевые игры, приведшее к истощению золотовалютных резервов страны, обернулось для Бразилии (как и для России) кризисом платежного баланса. Это создало исключительно благоприятную почву для валютных спекулянтов, играющих на понижение и/или повышение курсов национальных валют.

Ситуация в Бразилии усугубилась астрономическим внешним долгом. На конец 1998 года сумма реального внешнего долга государства и частных фирм составила 481 миллиард долларов США. Это самая большая задолженность в мире.

Но глубинные причины девальваций, дефолтов и прочих кризисных явлений следует искать в государственной экономической политике, ведущей к определенному состоянию экономики той или иной страны. Монетаристская политика правительства, не ориентированная на инвестиции в промышленное, сельскохозяйственное производство и развитие экономической инфраструктуры, неизбежно ведет к истощению экономики и ее скату к депрессии. Разрушенная экономика — благодатная почва для агрессивной атаки валютных спекулянтов и других финансовых воротил и грабителей, безнаказанно господствующих на мировом и на национальных рынках.

МВФ и голос разума

Премьер-министр Малайзии Махатхир бин Мохамад, обвинив в кризисе валютных спекулянтов, в том числе МВФ, и выход видит в том, чтобы полностью отказался от их услуг. С первого сентября прошлого года он ввел строгий контроль за движением капиталов и допускает в страну лишь долгосрочных инвесторов в реальную экономику.

Президент Бразилии Фернанду Энрико Кардозу также возложил вину на валютных спекулянтов и даже обозвал их «шакалами». Но для него «шакалами» оказались лишь доморощенные фарцовщики. В газете «Глобо» поместили большую фотографию, на которой двое полицейских в штатском скручивают юного бразильца, который в аэропорту пытался «толкнуть» бортпроводнице купюру в 50 долларов США.

На деле в Бразилии, по рекомендациям МВФ, идет полная сдача валютного рынка международным мультиспекулянтам и установлен плавающий валютный курс. Завершены переговоры с первым заместителем исполнительного директора МВФ Стэнли Фишером. В совместном заявлении МВФ и правительства Бразилии, объявленном 4 февраля, сказано, что Бразилия обязуется неограниченно поднимать процентные ставки и применять любые другие необходимые фискальные и монетаристские меры, чтобы сдерживать инфляцию на уровне ниже 10 процентов. С целью «борьбы с инфляцией» должна быть снижена зарплата и будут резко сокращены внутренние кредиты, если даже эти меры приведут к банкротству большой части национальной экономики. Правительство должно ускорить «приватизацию и сокращение государственных капиталовложений». Но при этом МВФ не гарантирует предоставление 9 миллиардов долларов в счет обещанного пакета в 41,5 миллиардов. Все это так похоже на Россию...

Кроме того по рекомендации Джорджа Сороса главой Центробанка Бразилии назначен Аминиу Фрага, который занимал пост одного из директоров в фонде Сороса. Губернатор Итамар Франку на этот счет иронически заметил: «У Бразилии новый министр финансов — Стэнли Фишер и новый президент Центрального банка — Джордж Сорос».

«Обусловленности» МВФ уже отражаются на продолжающемся спаде промышленного производства, лишенного инвестиций. По сравнению с 1997 годом в январе 1999 года занятость сократилась на 5,91 процента, а зарплата снизилась на 4,79 процента.

Эти и другие навязанные Бразилии меры вызвали резкое противодействие в стране. Новое соглашение с МВФ осудили и оппозиционные губернаторы, и католические священники. А 10 февраля на собрании Ассоциации юристов Бразилии президента Кардозу впервые обвинили в государственной измене.

Влиятельный бразильский журналист Уолтер Мариньо выступил против «этих новых и властных врагов прогресса — игроков на мегакапиталистических фондовых биржах». В своей статье, опубликованной в газете «Глобо», он предлагает Бразилии изучить модель Малайзии, которая помогла бы властям освободиться от страха перед этими спекулянтами.

«Пора уже понять, — подчеркивает Мариньо, — что мы имеем дело с большими объемами «летучего» капитала, который приходит в страну и уходит из нее без всякого контроля... На самом деле эти денежные массы ничего не создают. Их цель — получить быструю прибыль, потому что интересы их владельцев никак не связаны с экономикой, в которой они делают свой бизнес.»

Мариньо считает, что пришла пора, чтобы мы сами, рядовые граждане, воздействуя на властные структуры, создавали противоядие этим разрушительным силам. До каких пор можно беспомощно наблюдать за безобразиями, которые эти капиталисты творят в нашей экономике?!

Голос разума слышен не только из уст Махатхира и патриотов Бразилии. Высший финансовый дипломат Японии, замминистра финансов Эйсуке Сакакибара предупреждает об опасности господства «рыночного фундаментализма», когда рыночные силы остаются вне контроля, несмотря на необходимость ограничения международных сделок глобального капитализма. Он призывает к «системному многообразию» мировых финансовых систем.

Линдон Ларуш предложил правительству Бразилии установить контроль за обменом валют и оказать поддержку национальному производству дешевыми долгосрочными кредитами. Он выступает против усиления контрольных функций МВФ и других наднациональных институтов и считает необходимым создание более справедливой финансовой системы, основанной на равноправном взаимодействии суверенных наций-государств.

К началу страницы