Статья опубликована в газете «Экономическая газета», 18 июня 1998

Финансовый кризис:
Только здоровая экономика сласет рубль от девальвации

Новая волна российского кризиса

Разразившийся в мае кризис на фондовых рынках России нанес поистине колоссальный удар не только финансам, но и экономике страны в целом. Как бы ни старались это скрыть правительство и президент. Потери фондового рынка составили 15%, а с начала 1998 года — 50%. В 1993 году в России начал функционировать рынок государственных ценных бумаг. За пять лет Минфин при помощи этих бумаг получил 32 млрд. рублей «живых» денег. Но при этом, по данным фонда «Реформа», ему пришлось выплатить в виде процентов 450 млрд. рублей.

На этот раз ради спасения пирамиды ГКО, метко названной в печати «монетаристским ублюдком», Центробанк России был вынужден прибегнуть к повышению ставок рефинансирования и ломбардной до 150% годовых. А президент Борис Ельцин привлек в правительственную команду таких «пещерных» монетаристов, как Борис Федоров в качестве главы Госналогслужбы и Егора Гайдара как консультанта правительства Кириенко. Эти деятели вместе с главой Центробанка Дубининым на какое-то время погасят пожар на фондовом рынке, но на инвестиции в развитие экономики средств не останется.

Не случайно вице-премьер Виктор Христенко, выступая на днях перед представителями американских инвестиционных компаний, признался, что экономического роста в запланированных на текущий год объемах не будет. (Об этом сообщила газета «Русский телеграф» от 02.06.98). Но это очень мягко сказано. На самом деле, если Россия будет действовать по «технологии спасения» валютных спекулянтов, выработанной МВФ, то ее экономика не получит ни копейки.

Откуда грянул финансовый кризис?

Чтобы лечить болезнь, надо знать ее причины, четко установить диагноз. Причин «черной среды» на российской фондовой бирже называют множество. Впоминают недавний правительственный кризис, ссылаются на провал с приватизацией «Роснефти», вспоминают «рельсовую войну» шахтеров и другие социальные неурядицы. Некоторые газеты связывают этот кризис с бездействием правительства, его неспособностью не только выплатить, но даже худо-бедно обслуживать внутренние долги.

Причинами кризиса считают также падение цен на мировых рынках на нефть, бюджетный дефицит и выброс на рынок большого количества ГКО, вызвавший панику на бирже. Рекомендуют провести девальвацию рубля, пока не поздно. Иногда робко напоминают о валютно-финансовом кризисе, разразившемся в прошлом году практически на всех фондовых рынках мира.

В действительности, крах мировой валютно-финансовой явился главной причиной экономических и финансовых потрясений практически во всех странах и на всех континентах. Теперь Россия словно бы переняла эстафету у Юго-Восточной Азии в деле негативного влияния на международные финансы.

Поэтому наиболее правдоподобное звучит утверждение главы Центробанка Дубинина, что на биржах России — несколько (почему-то безымянных) валютных спекулянтов с целью наживы на атаке на российский рубль. Еще 20 сентября эту же причину назвал премьер-министр Малайзии Махатхир бин Мохамад (см.ЭГ, 1997 г., #44), обвинив конкретных валютных спекулянтов и МВФ в девальвации малайского ринггита и национальных валют других стран континента.

Однако далеко не для всех в России слово «спекулянт» имеет отрицательный смысл. Директор института экономического анализа Андрей Илларионов, выступая на пресс-конференции по теме «Финансовый кризис и экономическая безопасность», отнес официальные заявления об атаках международных спекулянтов на российский рубль к попыткам госчиновников снять с себя ответственность. «Любой «портфельный» инвестор — спекулянт по природе, что ни для кого не новость», — заметил он. Затем пояснил, что они размещают свои средства на тех рынках и в тех ценных бумагах, которые приносят наибольшую прибыль, и быстро покидают этот рынок, если капиталам угрожает опасность обесценения.

Что ж, откровеннее не скажешь. Следовало бы лишь добавить, что Россия теперь превратилась в полигон для этих спекулятивных игр и вместо инвестиций в производство защищает интересы спекулятивного капитала, вкладывая огромные средства в фондовые рынки. Именно ради этого, под видом спасения рубля, Центробанк принял решение о повышении в три раза ставки рефинансирования. К чему это ведет, понимают все. На какой-то период пожар удастся притушить. Но поскольку внутренний долг вырастет неимоверно, надо будет добывать средства для его погашения. А там, гляди, опять спекулянты ударят по финансовому рынку и снова придется его спасать новыми валютными инъекциями, причем еще более крупными, чем в этот раз.

Об этом наглядно свидетельствует опыт реализации «спасительных программ» МВФ в сумме 115 млрд. долларов для Таиланда, Индонезии и Южной Кореи. Кончилось это не просто продолжением, но ускорением развала валютно-финансовых рынков и экономики стран Юго-Восточной Азии. Одновременно новые финансовые потрясения распространяются на «рисковые рынки» других стран — в Россию, Восточную Европу и Латинскую Америку. Нависла реальная угроза над «пузырями» фондовых рынков Западной Европы и Уолл-стрита. Вот почему они так заботливо занялись спасением российского спекулятивного полигона.

Главная ошибка технократического правительства

Объявив себя прагматическим, лишенным каких-либо политических пристрастий, правительство Сергея Кириенко на самом деле оказалось в омуте идеологических концепций, которыми руководствовалась команда Черномырдина. Неужели до сих пор там, «наверху», не поняли, какую смертельную угрозу несет России и ее государственности идеология монетаризма? Почему во властных структурах не появился человек, который приступил бы к лечению экономики от нанесенных ей тяжелых ран либерализации и приватизации?

Проблема не в том, что некоторым правительственным чиновникам недостает энергичности или исполнительности при сборе налогов или проведении в жизнь тех или иных директивных решений. Практика хозяйствования всегда основывается на определенных теоретических концепциях, которые либо способствуют, либо препятствуют реализации благородных замыслов или конструктивных планов и программ. Например, мы уже успели убедиться, что широко разрекламированная теория Адама Смита и ее нынешних монетаристских почитателей оказалась неприемлемой не только для спасения рубля от девальвации, но и для восстановления экономики России. Известный российский экономист и государственный деятель конца ХIХ – начала ХХ столетия С.Ю.Витте указывал на колониальную направленность теории А.Смита, а наш современник американский экономист Линдон Ларуш подчеркивает, что «свободная торговля» всегда была «политикой, навязываемой Британией тем странам, которые были ее жертвами».

Принципиальный порок современных экономических теорий, которые преподают в университетах США (а в последнее время — и в России) в курсах «Экономикс», состоит в том, что они «предписывают» регулирование производственных и социальных процессов через обращение. При таком подходе причина и следствие меняются местами, т.к. хорошо известно, что производство — первично, а обращение — вторично. Поэтому предпринимаемые попытки, в частности, в России превратить экономический спад в подъем через обращение оказались тщетными. Отсюда понятно, насколько эфемерным является лозунг «рыночной экономики». Торговля и рынок — неотъемлемые атрибуты здоровой экономики, но они всегда были и остаются в арсенале ее важных инструментов, а не самоцелью.

Однако на Россию работает огромная армия зарубежных учителей-советников. Поскольку их «конструктивные» рекомендации хорошо известны, приведем совет члена Немецкой консультативной группы при украинском правительстве, доктора экономики Ульриха Тиссена. В интервью всеукраинской газете «День» от 19.05.98 он разъяснил: «Во всех странах устойчивая валюта, низкая инфляция рассматриваются как основные показатели стабильно развивающейся экономики. Именно поэтому всегда нужно стремиться к сохранению таких ориентиров и не сомневаться в их важности».

Это, в основе своей верное утверждение, можно трактовать двояко. Здравомыслящий экономист скажет: «Добивайтесь стабильного развития экономики и у вас будет устойчивая валюта и низкая инфляция». Но монетарист поставит все с ног на голову: «Боритесь против инфляции и за устойчивую валюту, тогда у вас появится стабильно развивающаяся экономика». К сожалению, в России господствует монетаристский подход.

Но примат обращения над производством — это не главная беда нынешних проблем российской экономики. Россия оказалась втянутой в новую фазу всемирной валютно-финансовой разрухи. Тут уже речь идет о волнах разрухи, вызванной спекуляцией на рынке вторичных ценных бумаг (так называемых дериватов). К сожалению, Россия, будучи в состоянии экономического кризиса, безоглядно помчалась во все мыслимые и немыслимые международные финансово-экономические институты и процессы. В результате, подобно многим другим странам, как справедливо отмечает Линдон Ларуш, она «разрушается тем же самым мировым финансовым круговоротом, который сейчас приводит к краху все большее число стран в различных регионах планеты».

Для вывода России из экономического кризиса все более актуальными становятся рекомендации Ларуша и других экономистов о реорганизации международной валютно-финансовой системы правительствами национальных государств через ее организованное банкротство. А спекулятивным «пузырям», которые неоправданно отвлекают средства и препятствуют инвестированию реальной экономики, надо предоставить возможность «лопнуть в одночасье» и не позволить впредь паразитировать на теле экономики. А сборы от налогов и другие внутренние и внешние заимствования направить на развитие производства и производственной инфраструктуры. Тогда и рубль можно будет спасти от неминуемой девальвации.

Тарас Васильевич МУРАНИВСКИЙ,
профессор, доктор философских наук

К началу страницы