Переход на «альтернативную» энергетику в Германии —
рехнулись раз и навсегда?

Андреа Андромидас

24 апреля 2015 г.

Семнадцатого апреля 2014 г. у министра экономики ФРГ Зигмара Габриэля случился момент просветления во время визита в Кассель, где он посетил фирму-производителя комплектующих для гелиоэнергетики SMA и заявил: «На самом деле энергетическая реформа стоит перед провалом... На самом деле мы во всех областях недооценили сложность энергетической реформы... В глазах большинства других стран Европы мы по-любому рехнутые».

Через семь месяцев после этого директор «аналитического» центра «Агора Энергивенде» д-р Патрик Грайхен совершенно открыто заговорил о «коллективной ошибке в оценке, сделанной экспертным сектором», а еженедельник «Ди Цайт» от 4 декабря 2014 г. процитировал его так: «Применительно к энергореформе мы ошиблись. И не только в каких-то деталях, но в центральном вопросе. Многочисленные ветро- и гелиоустановки, сооружаемые в Германии, не дают того, что мы от них ожидали. Мы надеялись, что они заменят грязные угольные электростанции, то есть наиболее вредный источник парниковых газов. Но этого нет».

С тех пор вошло в обиход выражение «парадокс энергореформы». Им обозначают якобы непредвиденную неудачу, а именно, что ведущееся уже ряд лет полным ходом преобразование энергетической отрасли Германии дало противоположность желаемому. Рынок предпочёл более выгодные по цене угольные электростанции, а газовые (более прогрессивные, но и более дорогие) подвёл к банкротству. Ограничение глобального повышения температуры двумя градусами Цельсия не получается, требованиям о спасении климата от антропогенного воздействия — крышка, выбросы диоксида углерода растут, кругом полный провал. 

Но не только охране окружающей среды — крышка. По-настоящему опасно покосились две другие опоры когда-то крепкого энергохозяйства: надёжность энергоснабжения и экономичность. Что до надёжности энергоснабжения — любая крайность погодных условий теперь порождает опасность аварий в энергосистеме и, соответственно, необходимость устранения аварийных ситуаций, число которых возросло с примерно 10 в 2000 г. до более 3000 в 2014 году. В 2000 г. средняя цена на электроэнергию составляла для германских домохозяйств около 14 центов за киловатт-час, а теперь она равняется 29 центам. Общие затраты, включая налоги и сборы, в 2000 г. были ниже 7 млрд. евро, а в настоящее время уже 35 млрд. евро.

Раз уж пришлось открыто признать, что так глубоко ошибались, то сделать из этого вывод о необходимости немедленного разворота было бы вполне нормально. Но в том-то и дело, что в данном секторе почти всё ненормально. А почему так?

Потому что мы здесь имеем дело с идеологическими ездоками против движения, с людьми, для которых наука — слово иностранное. Если бы речь действительно шла о снижении выбросов диоксида углерода, то наилучшими были бы признаны именно атомные электростанции. Но тут имеет место иррациональная выдумка о каком-то антропогенном изменении климата и другие утверждения, высосанные из пальца. И вообще, идеологам надо лишь, чтобы сохранялись догматы веры, даже дольше, чем сама экономика, пускай ошибка уже очевидна.

Для этой позиции вполне типична недавняя реакция «короткого замыкания» у министра Габриэля на провал с ограничением глобального повышения температуры. Чтобы не попасть в неловкое положение, он, недолго думая, наложил климатоохранные штрафные выплаты на буроугольные электростанции старой постройки. Безусловно, он знал при этом, что ставит под угрозу несколько десятков тысяч рабочих мест, рентабельную часть парка электростанций и, возможно, также последний в Германии отечественный энергоноситель.

Между тем такие решения вошли в привычку. В августе 2014 г., через какие-то четыре месяца после признания, сделанного Габриэлем в Касселе, его министерство опубликовало документ, в котором без церемоний оповещает, что недостатки энергореформы оно теперь просто опустило.

Да, это было просто — потому, что проверке подлежали исключительно второстепенные моменты. И, естественно, ни одному из министерских экспертов и на ум не пришло, что цитированная выше коллективная ошибка в оценке коренится в заведомо ошибочном допущении, будто энергией ветра и солнца, в отличие от АЭС, овладеть можно. Так что министерство прошлось минимумом сокращений по щедрым, как всегда, субсидиям на сооружение новых установок, по наращиванию энергоиспользования биомассы и заявило: теперь всё планомерно, доступно расчётам и безопасно, теперь возможен победный марш «проекта, пользующегося вниманием всего мира».

В августе 2014 г. вышла в свет «Зелёная книга» под названием «Единый рынок электроэнергии для энергореформы» — без сомнения, одна из вершин эколого-фантастического сочинительства, что мы сейчас и покажем. Прямо в начале её помещено примечательное высказывание, что правительство ФРГ данную задачу в одиночку решить не может, почему всех и призывают не упустить шанс и привести модернизацию энергоснабжения Германии к успеху. И далее: нарастающие трудности с энергореформой обусловлены вовсе не наращиванием мощностей ветряных и солнечных установок, которое по-прежнему запланировано, а совсем иной причиной. Оказывается, не хватает энергорынка нового типа, синхронизации всех участников.

Созванные на дискуссию представители промышленности, объединения и профсоюзы заданные идеологические установки, как всегда, беспрекословно приняли. Они не только не решились на что-то такое, что могло бы повлечь за собой шоковую терапию реальностью — они почти все без исключения содействовали удержанию на прежнем курсе безнадёжного во многих отношениях процесса. Но ведь не может же быть, чтобы большинство работающих в промышленности и, будем надеяться, пока ещё мыслящих людей уже не в состоянии распознать ту вопиющую бессмыслицу, которая заявлена прямо в начале, а затем несколько раз повторена.

Цитата со стр. 6: «К концу 2022 г. в Германии будут отключены от сети реакторы АЭС общей мощностью около 12 гигаватт. Наряду с этим мы переходим от энергосистемы, где регулируемые электростанции приспосабливаются к спросу на электроэнергию, к совокупно эффективной энергосистеме, в которой гибкие производители, гибкие потребители и накопители энергии реагируют на изменяющееся поступление энергии ветра и солнца. При этом новые возобновляемые энергоустановки должны принять на себя такую же ответственность за систему в целом, как и обычные электростанции».

Даже неловко делается. Согласно этой идеологии ветроэлектростанции лучше, потому что нерегулируемы, и более эффективны, потому что они то вырабатывают ток, то не вырабатывают. В общем, они более гибкие, потому что непредсказуемые. Или, пожалуй, непредсказуемо гибкие. Потому они более современные. И гибкий потребитель — он тоже более современный, потому что он стирает бельё, когда ветер подует. Мало того, эта техника должна ещё — именно потому, что она то работает, то не работает, и к тому же непредсказуемо — принять на себя такую же ответственность за систему в целом. Совсем как обычные электростанции.

Увидел теперь читатель езду против движения в министерстве Габриэля? Если мы не хотим и дальше позориться перед всем светом, то мы должны как можно скорее отменить то, что 15 лет назад привело нас на этот ложный путь.

Определяющим явилось решение о вступлении в силу так называемого закона о возобновляемой энергетике от 2000 г. Тогда и постановили сделать электроснабжение Германии зависимым от погоды. Сначала на 10 процентов, затем на 20 и так далее вплоть до запланированных 80 процентов. В этом суть идеологического безумия. За это остальной мир считает, и справедливо, что мы рехнутые. Германия отказалась от оптимально функционирующей энергосистемы только для того, чтобы приносить жертвы богу погоды. Сначала миллиарды на субсидии, потом миллиарды на последствия использования субсидий, и конца этому не видно.

И какой же человек средних способностей не поймёт этой закономерности: даже если мы теоретически будем в состоянии покрывать все потребности в электроэнергии за счёт ветровых и солнечных установок, всё равно понадобится свыше 30 % электричества вырабатывать на обычных электростанциях, потому что устойчивость энергосети может гарантироваться только обычными электростанциями, работающими на частоте 50 Гц. Если мы не хотим отправить на тот свет какую-то часть нашего населения, не хотим и разрушить нашу промышленность, то нам всегда придётся пользоваться этой сетью на 50 Гц, состоящей из обычных электростанций, независимо от того количества экологически чистой электроэнергии, какое нам при случае позволит производить погода.

Сейчас, при доле погодозависимой техники примерно 25 %, оперативно-диспетчерское управление электроснабжением уже зависит от метеослужбы, хотя каждый ребёнок знает, насколько она надёжна. Появилось новое выражение «синхронизация рынка электроэнергии». Этот инструмент центрального управления опирается на целый штаб из диспетчеров энергопредприятий, круглосуточно выполняющих сложную работу. В порядке заявки на следующий день они составляют график с шагом в четверть часа, где указывают, сколько электроэнергии они предполагают отпустить в сеть с той или иной электрогенерирующей установки или на каком пункте подключения предполагается забирать энергию из сети. Так как экологически чистая электроэнергия пользуется преимуществом, но при этом неясно, будет ли на следующий день дуть ветер или светить солнце, то такая ответственная работа превращается в розыгрыш лотереи. Но и для этого существует решение. Министр уверен, что здесь возникнет совершенно новый рынок, на котором все погодозависимые игроки будут торговаться по «опционам на гибкость».

Легко предугадать, что все уже имеющиеся проблемы по мере увеличения доли погодозависимой техники будут с ускорением нарастать, а всё прочее пойдёт прахом — и надёжность энергоснабжения, и экономичность, да и охрана окружающей среды. Маниакальная идея, будто рыночные жонглёры могут спасти то, с чем так долго не могли справиться специалисты, хотя и соответствует духу времени, но не сработает. Под правлением идеологических ездоков против движения промышленность Германии — плод более чем двухсотлетних научных изысканий — не имеет шансов. Наступило время ассоциациям промышленников выйти из подчинения этому безумству. Выход только один. Нам надо наконец-то перестать быть рехнутыми.

Перевод с немецкого.

Andrea Andromidas. Energiewende — einmal bekloppt, immer bekloppt? Neue Solidarität, Jhrg. 42, Nr. 18, 29 April 2015. S. 1, 11.

www.larouchepub.com/russian

К началу страницы

При публикации материалов сайта обязательна ссылка на страницу-источник.