Крах физической экономики в США

Мэтью Огден выступил с докладом 15 ноября 2013 года в передаче Комитета политических действий Ларуша в Интернете, частично приводимым ниже. Материал иллюстрирует выступление Ларуша по теме его статьи «Хуже чем во времена Веймарской республики».

Проиллюстрируем упадок физической экономики США и разрастание гиперинфляционного пузыря после отмены закона Гласса-Стиголла в 1999 году, продолжающееся после избрания Обамы в 2008 году.

Существуют разные оценки объемов финансовых агрегатов в мире, показанных на рис. 1. Они включают акции, долги (облигации) и деривативы. Деривативы составляют основную часть мировых финансовых агрегатов. По статистике Банка международных расчетов (BIS), объемы деривативов составляют 700 триллионов долларов. Другие расчеты, включая оценки EIR, показывают, что их больше, возможно даже в два раза.


Рис. 1

Уже в 1980-х годах начался рост пузыря деривативов. В течение двух десятилетий, предшествовавших отмене закона Гласса-Стиголла, его положения постоянно размывались действиями ФРС. Но после официальной отмены закона в 1999 году рост этого пузыря ускорился и продолжался до небольшого спада после кризиса 2007-2008 гг.

Тогда, во время кризиса этот пузырь фиктивных денег должен был лопнуть и исчезнуть. Но вместо этого Джордж Буш-младший, а за ним и Барак Обама узаконили политику «количественных смягчений», смысл которой был в том, 

чтобы сохранить и увековечить деривативы.

Из рис. 2 видно, что операции по количественному смягчению (верхняя линия) и скупке активов, проводившиеся ФРС, привели к закачке в экономику США почти четырех триллионов долларов фиктивных денег. Параллельно операциям по количественному смягчению произошел резкий рост банковских депозитов, но это не привело к оживлению реальной экономики. За весь период после начала количественного смягчения никаких положительных подвижек в реальной экономике не произошло, равно как и за пять лет правления Обамы. Напротив, кредитование реальной экономики после 2008 года сократилось,  в 2010 году достигло самых низких показателей и с тех пор таковым остается.


Рис. 2

На рис. 3 показано состояние реальной экономики. После начала количественного смягчения в 2008 уровень занятости постоянно сокращался — процент занятых из числа трудоспособного населения или тех, кто ищет работу. Эти показатели слегка снизились после 1999 года, но после избрания Обамы в 2008 году произошел резкий обвал, который не останавливается по сей день. Количество занятых и тех, кто активно ищет работу за этот период совершенно не изменилось. Роста занятости после избрания Обамы нет. В начале 2009 года их (занятых плюс ищущих работу) было 155 миллионов, столько же и сегодня. Но количество трудоспособных граждан за этот период выросло на 12 миллионов.


Рис. 3

Куда делись эти потенциальные работники? На рынке труда они не просматриваются. Официальные показатели неизменны, а количество трудоспособных, отсутствующих в списках потому что отчаялись найти работу, или же никогда работу не искавших, например, закончивших школу, но неработающих, выросло с 80 миллионов в конце 2008 года до 91,4 в настоящее время. Некоторые пошли в армию, кто-то продолжает учиться, кто-то присматривает за родственниками. По скромным подсчетам, по крайней мере 4 миллиона человек, не появившихся на рынке труда, следует считать безработными.

Таким образом, реальная безработица в США за годы правления администрации Обамы достигла 26 миллионов человек — 22 миллиона официальных безработных, частично занятых или «разочаровавшихся в поисках работы», плюс 4 миллиона не появившихся на рынке труда за последние пять лет. Это растущее «потерянное поколение» молодежи.

На рис. 4 показан рост безработицы молодежи в 2003-2013 гг. в Европе. Все наслышаны об ужасающем уровне безработицы в Греции, Испании и других странах Европы. С 2008 года — когда Обама пришел к власти, а в Европе началась помощь банкам и одновременная «экономия» — реальная безработица молодежи в этих странах удвоилась, если не утроилась. Эти цифры не включают тех, кто отчаялся найти работу, частично занятых и эмигрантов.


Рис. 4

На рис. 5 все это показано на карте. В 2008 году в шести странах Европы безработица молодежи превышала 20%. На рис. 6 показана безработица молодежи в 2012. В одиннадцати странах молодежная безработица на уровне 20 — 30%. В пяти — от 30 до 40%. А в трех странах работы нет у более 40% молодежи.


Рис. 5


Рис. 6

Вот данные за тот же период для США. (рис. 7). В 2008 году в США было только три штата, где было более 30% безработной молодежи: Калифорния — 30%, Мичиган — 34%,  и Род-Айленд — 31%.


Рис. 7

В 2013 году, после пяти лет правления Обамы (рис. 8), безработица молодежи свыше 30% зарегистрирована более чем в 30 штатах страны.


Рис. 8

По обе стороны  Атлантики растут ряды потерянного поколения, как это было накануне Великой депрессии. Это видно даже по показателям безработицы.

А вот данные рис. 9 показывают характер занятости тех, у кого работа есть, в процентах общей рабочей силе. Ситуация выглядит даже хуже, чем то, с чем столкнулся Рузвельт. В 1940 году наблюдался рост числа занятых в производственной сфере в процентах к общему трудоспособному населению. Это было вовремя военной мобилизации, строительства Арсенала демократии.


Рис. 9

Но сразу после смерти Рузвельта и прихода к власти Трумэна рост прекратился и начался спад. «Синие воротнички», квалифицированных рабочих стали заменять «белые воротнички» и работники сферы обслуживания без квалификации.

Соотношение этих двух типов занятости полностью изменилось (пересечение линий на рис. 9) вскоре после убийства Джона и Роберта Кеннеди.  В 1971 году, в год системного кризиса, который Ларуш предсказал финансовой системе и экономике, во время президентства Никсона, количество занятых в сфере обслуживания впервые стало больше числа занятых в производственном секторе. С этого времени наблюдается устойчивое сокращение реальной экономики, и эта тенденция стала необратимой, в то время как расчет число услуг, включая финансовые, в сфере обслуживания занято почти все работающие.

Так обстоят дела после отмены закона Гласса-Стиголла в экономике США, основанной на финансовых спекуляциях и помешанном на деньгах Уолл-стрите, подмявшем под себя всю страну. Как заметил Ларуш, положение хуже, чем во времена Веймарской республики.


Рис. 10

К началу страницы

При публикации материалов сайта обязательна ссылка на страницу-источник.