Два пути для банков:
гиперинфляция vs восстановление принципа Гласса-Стиголла

Пол Галлахер

20 июня 2012 г. (EIRNS) — Объявленная 9 июня попытка финансовой поддержки обеременных долгами испанских банков сразу же провалилась и привела к противоположным результатам. И сейчас загнавший себя в угол лондонский Сити пытается навязать курс сознательного раздувания гиперинфляции всем странам трансатлантического региона, включая Соединенные Штаты. Ответом этих стран должно стать немедленное применение рузвельтовского принципа Гласса-Стиголла для реорганизации своих банковских систем. Результат этой борьбы определит судьбу американской экономики — ее восстановление, или полный крах, как это случилось в Веймарской Германии, сжатой тисками гиперинфляции. Это же верно и для всех европейских стран.

После решений 9 июня, доказавших бесплодность попыток спасти неплатежеспособные супербанки Европы, парализованные грузом 5-6 триллионов долларов скрытых безнадежных долгов, уже через четыре дня англичане начали свою кампанию… за новые огромные вливания центральных банков!

Идея перевода испанским банкам (через государство) 100 миллиардов евро из европейских «чрезвычайных фондов», на фоне 450-500 миллиардов безнадежных долгов на балансе этих банков, просто смешна. (Кроме того, только спустя две недели 22 июня испанское правительство согласилось сделать формальную заявку на получение этих средств для рекапитализации испанских банков. –примечание переводчика.) Но даже ожидания о появлении этого нового долга, добавленного к горам уже существующих невозвратных долгов, привели к падению котировок испанского суверенного долга и долгов банков. Доходность по испанским 10-летним государственным облигациям резко прыгнула вверх и достигла 7,35% за одну неделю. Быстрое ухудшение оценки испанских правительственных долгов ударило в свою очередь по испанским банкам, держателям большей части этих долгов. Фитч понизил рейтинги крупнейших испанских банков Santander и BBVA на две ступени, до ВВВ, совсем недалеко от мусора.

Проценты по десятилетним долгам Италии подскочили до 6,28%, министр финансов Австрии Мария Фектер сказала, что Италии возможно потребуется финансовая помощь Евросоюза. Вдруг все «эксперты» заговорили о панике среди держателей облигаций, стоимость которых оказалась привязанной к огромной массе наднационального (финансовой помощи) долга. О Греции забыли, предметом внимания стали непрекращающиеся электронные набеги на банки и бегство капитала из Испании и Италии на фоне показателей краткосрочной ликвидности банков уходящих в ноль.

Любые попытки массированной поддержки испанского и итальянского суверенного и банковского долга со стороны Евросоюза очевидно обречены на провал, но «глобальной поддержки европейских банков» требует Лондон, о чем писал еще 25 мая бывший министр финансов/премьер Гордон Браун в статье в New York Times.

Обман в Лос-Кабосе

Яростный нажим со стороны британцев — при поддержке Обамы — на Германию, чтобы заставить ее согласиться на увеличение денежной массы, а следовательно, гиперинфляцию, стал очевидным со всей наготой после окончания саммита G-20 в Лос-Кабосе в Мексике (18-19 июня). Уже 15 июня председатель Банка Англии Мервин Кинг и министр финансов Джордж Осборн провели чрезвычайные консультации с европейскими министрами финансов с последующим обращением ко всем центральным банкам начать незамедлительно печатать деньги. Кинг сказал, что банки Европы неплатежеспособны — «это кризис платежеспособности, а не ликвидности», и потребовал от правительств обеспечить банки ликвидностью, в гораздо больших объемах. «Мы уже налили всего, кроме птичьего молока», сказал Кинг, но добавил, что необходимы «еще более решительные меры». Банк Англии немедленно напечатает и одолжит английским банкам 100 миллиардов фунтов стерлингов.

Вечером 19 июня лондонские Telegraph, Guardian и Observer опубликовали сообщения «с саммита в Лос-Кабосе» о том, что по требованию Обамы и британского премьера Кэмерона достигнуто соглашение о выкупе испанского и итальянского долга в размере около 1 триллиона долларов европейскими фондами помощи — Европейским фондом финансовой стабильности (EFSF) и новым Европейским механизмом стабильности (ESM). Внушающие доверие сообщения появились только в британских СМИ, и оказались не соответствующим действительности. На следующее утро немецкое правительство опровергло сообщения, что это «соглашение» вообще обсуждалось в Лос-Кабосе, где Обама и Кэмерон провели «дополнительную встречу», посвященную европейскому кризису с европейскими лидерами после формального завершения встречи G-20.

И у EFSF и ESM нет, конечно, 750-ти миллиардов евро (1 триллион долларов) для покупки испанских и итальянских облигаций на открытых рынках: эти фонды только имеют право сами собрать средства на рынках, а согласия бундестага даже на учреждение ESM еще не получено. Более того, одного триллиона долларов «далеко недостаточно» для компенсации невозвратных долгов европейских банков, признал Гордон Браун в комментарии New York Times, появившемся 25 мая.

Тем не менее, «соглашение», к которому пришли правительства ведущих стран по просьбе Лондона состоит именно в гиперинфляционных планах «спасения». Остановить его можно реорганизацией по Глассу-Стиголлу, начав с восстановления действия закона Гласса-Стиголла в США. 

Вот что говорит министр финансов Джордж Осборн, которого цитирует лондонская Daily Telegraph 19 июня: «В еврозоне есть системные проблемы, которые требуют системного решения … Общие ресурсы должны быть переведены из богатейших стран в беднейшие, [чтобы показать], что вся еврозона стоит за банками еврозоны».

Раздавить сопротивление государств

Примечательно, что в хаосе, созданном требованиями англичан запустить гиперинфляцию и отрицанием Германии и Испании, что они на это согласились, Европейский центральный банк все-таки не начал скупать испанские и итальянские долги в значительных количествах — по крайней мере, пока. А в Соединенных Штатах Комитет по операциям на открытом рынке ФРС просто продлил действие существующей схемы покупки активов, хотя и в новой формулировке: «Комитет готов к принятию дальнейших шагов, способствующих более активному экономическому оздоровлению», то есть, ФРС представила полномочия своему председателю Бену Бернанке ускорить печатание денег, когда он посчитает необходимым.

Во время семинара политической организации «Атлантический совет» в Вашингтоне 20 мая управляющий Deutschebank Иозеф Акерман рассказал небольшой элитной аудитории о стратегии навязывания гиперинфляционной политики (то есть, о стратегии, которую проводит Лондон). Акерман возглавляет Институт международных финансов (IIF), представляющий крупнейшие международные банки. Он пояснил, что операции центральных банков по финансовой поддержке будут придерживаться или же проводиться в ограниченных размерах, пока кризис не перейдет в острую фазу. Подойдя таким образом «к пропасти», правительства будут вынуждены сдавать суверенитет и использовать свои доходы и кредит для выкупа банков. То же самое повторил через два дня глава Европейского центрального банка Марио Драги, заявивший, что ЕЦБ не будет понижать учетные ставки. А через день Бернанке заявил Банковскому комитету Сената, что со стороны ФРС количественного смягчения больше не будет, «Конгресс должен заниматься своим делом».

Лондон полон решимости заставить капитулировать немцев и к концу июня завладеть его кредитом. Затем, Лондон намерен добиться лицензирования ESM в качестве банка, чтобы он имел возможность одалживать у Европейского центрального банка и начать по-настоящему массированное печатание денег, триллионы и триллионы.

Редактор отдела Telegraph Амброз Эванс-Причард приводит слова бывшего министра иностранных дел Дэвида Оуэна, заявившего 20 июня следующее: «Все это не сработает, если фонд (т.е., ESM) не наберет обороты не получит в распоряжение всю мощь Европейского центрального банка. … Скупка облигаций должна быть всеобъемлющей, чтобы исчезли всякие сомнения».

Принцип Гласса-Стиголла

«Всеобъемлющей» будет утрата национального суверенитета, разрушение национальных экономик, которые из глубокого спада перейдут в режим гиперинфляции.

Но когда закон Гласса-Стиголла действовал в полном объеме, до того как Алан Гринспен объединил власть над ФРС и регулирующими службами, он запрещал любую защиту и страхование со стороны ФРС или Федеральной корпорации страхования депозитов для любых «ценных бумаг низкого качества» во владении «не-банков». А практически все основные британские и европейские банки были и остаются «не-банками» по критериям Гласса-Стиголла, разделяющим банковскую деятельность и защищающим одни коммерческие заемные учреждения. Сегодня крупные банки очевидно завалены «ценными бумагами низкого качества» — 5 триллионов долларов невозвратных активов, даже по оценкам МВФ.

Восстановление закона Гласса-Стиголла как это предполагает законопроект H.R. 1489 и соответствующий закон Сената, принятие таких же законов в Европе — единственный способ остановить скатывание в гиперинфляцию, к которой подталкивают Лондон и Обама.

Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR 22 июня 2012 года.

К началу страницы

При публикации материалов сайта обязательна ссылка на страницу-источник.