Лондон подталкивает крупные державы к обвалу доллара

Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR, 19 июня 2009 года.

Рейчел Дуглас

11 июня – На ежегодном Санкт-Петербургском экономическом форуме, состоявшемся в северной столице России 4-6 июня, представители лондонского Сити, а также российские чиновники, испытывающих давление финансовых кругов, сконцентрированных в Лондоне, продолжили кампанию за отмену доллара как главной международной резервной валюты. В ходе ряда дипломатических консультаций и выступлений, проходивших в рамках подготовки к саммитам Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и группы Бразилия-Россия-Индия-Китай (БРИК) в Екатеринбурге 15-16 июня, а также к встрече восьмёрки в Италии 8-10 июля, президент Дмитрий Медведев также уделил внимание этому сценарию.

Линдон Ларуш, точно предсказывавший нынешний системный кризис, начиная с создания в 1971-73 годах валютной системы, основанной на финансовых спекуляциях, предупредил 10 июня о последствиях ловушки «нескольких резервных валют» и «наднациональной валюты МВФ» для великих держав. «Отказ от доллара – сумасшествие, это самая большая глупость, которую можно совершить, – сказал Ларуш. – Такое предложение может исходить только от людей, которым не хватает смелости или ума принять мои предложения глобальной экономической реформы, потому что отказ от доллара приведёт к распаду всего мира».

Повестка дня британских спекулянтов

Петербургский форум показал, что авторами схемы быстрого перехода на несколько резервных валют являются британские финансовые/имперские круги. В последний день мероприятия состоялся семинар на тему «Будущее резервных валют». Российская газета «Ведомости» сообщила, что с основной речью выступил Усмен Жак Манденг (Ousmène Jacques Mandeng) из британской компании «Эшмор инвестмент менеджмент» (Ashmore Investment Management), который потребовал, чтобы валюты стран «с формирующимися рынками» (“emerging market currencies”) были быстро включены в многовалютную резервную систему. Глава Инвестиционного совета по государственному сектору фирмы Ashmore Манденг агитирует за эту политику по крайней мере с момента публикации в журнале «The Banker», приложении к лондонской «Файнэншл таймс», его статьи «Почему центральным банкам нужно больше резервных валют» в ноябре 2008 года.

Ashmore является лондонским ответвлением банка «ANZ», крупного австралийского банка, тесно связанного с банковской системой Британии, переместившегося в Мельбурн только в 1977 году после 142 лет работы в Лондоне. Благодаря переплетению управляющих структур, ANZ стал одним из главных спонсоров Тасманского института и Института общественных дел – главных центров продвижения радикальной политики либерализации и приватизации, продвигаемой враждебным идее национального государства Монт-Пелеринским обществом в Австралии, Новой Зеландии, и с этого плацдарма стран Британского Содружества – по всему миру. (Лондонский Институт экономических проблем (Institute for Economic Affairs), еще одна организация международной сети Монт-Пелеринского общества, сыграл важную роль в проведении этой же политики в постсоветской России в 1990-е годы).

Компания Ashmore существует как юридическое лицо только с 1992 году, однако, в ее рекламных материалах говорится, что компания появилась в результате мексиканского долгового кризиса ранних 1980-х годов. Они с гордостью пишут, что когда «суверенная задолженность стала проблемной» банк ANZ начал активно заниматься «торговлей долгами стран с формирующимися рынками». В результате такой специализации возникла Ashmore. То есть, еще в 1982 году, когда Линдон Ларуш представил президенту Мексики Хосе Лопесу Портильо и другим лидерам развивающихся стран свою «Операцию «Хуарес» – программу моратория платежей по долгам и развития реальной экономики, материнская компания организации, представители которой в 2009 году читали лекции на Петербургском форуме о преимуществах использования «нескольких резервных валют», – в то время была занята извлечением спекулятивных прибылей из глобального кризиса, связанного с задолженностью развивающихся стран.

В 1982 году ANZ хищно присматривался к Мехико, а сегодня на сайте Ashmore изображён Собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве.

Еще одним примером английского подстрекательства во время подготовки к петербургскому форуму стала статья Мартина Гильмана, бывшего представителя МВФ в России, опубликованная 13 мая в газете Moscow Times, в которой он призывал Россию и Китай обрушить американский доллар продажей облигаций министерства финансов США, которые те хранят в качестве резервов. Выпускник Лондонской школы экономики Гильман подбивал Кремль к более чем бесполезной схеме «рубля в качестве резервной валюты» в статье «Рубль в качестве резервной валюты может быть не такая уж и безумная идея». Он признает, что никаких предварительных условий для того, чтобы рубль начал выполнять функцию резервной валюты не существует, но случаи паники на рынке долларовых обязательств «могут угрожать будущему доллара».

Раздувая страхи крушения доллара, ветеран МВФ призывал Китай и Россию избавиться от долларовых активов. «Обеспокоенные владельцы долларовых активов до сих пор воздерживались от сброса обязательств министерства финансов [США] только потому, что стоимость этих активов росла и доллар усиливался на протяжении прошлого года – и то и другое без сомнения временное явление. … Разочаровывающий аукцион долгосрочных казначейских обязательств на прошлой неделе должен заставить некоторых произвести переоценку своих прибылей до того, как начнется массовый сброс активов. Крупномасштабный перевод долларовых активов (в другие валюты) России, Китая или других крупных владельцев, или даже страх на рынке, что такое произойдет, может спровоцировать бегство от доллара». Это, конечно, «не гарантирует появление мировых перспектив для рубля, но повышает вероятность потребности заменителей резервной валюты».

Предупреждения Ларуша

Тем более очевидна недальновидность российских лидеров, в который раз вставших на тропинку общества «Монт Пелерин» и МВФ, на фоне альтернативных предложений Линдона Ларуша: не играться с корзинами валют и другими монетаристскими схемами, не пытаться добиться «справедливости» от МВФ, обслуживающего международных финансистов, но учредить кредитную систему для финансирования реальной экономики для развития нашей планеты и всех суверенных государств на ближайшие 50 лет. Недавно Ларуш подробно рассказал, как это можно сделать в статье «Реальный Бреттон-Вудс: глобальное восстановление на основе доллара».

В мае 2007 года Ларуш предупреждал российских лидеров, с какими валютными проблемами они столкнутся во время мирового кризиса. Во время поездки в Москву Ларуш дал несколько интервью, включая следующие замечания в телепередаче Михаила Хазина по спутниковому каналу Русской православной церкви: «Следует видеть доллар не как проблему США, а как системную мировую проблему. … Что произойдет с китайскими активами и экономикой, если доллар рухнет? Или российский стабилизационный фонд. Внезапное падение доллара будет означать крах Китая. Он приведет к правительственному кризису в России. … Потому что доллар – резервная валюта. И мир зависит от поддержания стоимости доллара как резервной валюты. … Выплатить финансовые активы в долларах уже невозможно. Поэтому во всем мире сегодня гиперинфляционный кризис. Этот кризис чувствуется в любом уголке Земли. Сегодня только замена существующей валютной системы может вывести на дорогу, по которой можно обойти общий кризис мировой системы».

В выступлении на Интернет-телевидении KM.ru, в ходе той же поездки, Ларуш сказал: «Дело в том, что [доллар] является до сих пор мировой резервной валютой. Так что если доллар рухнет, то стоимость, в том числе и российских активов за рубежом упадет. То же самое произойдет и с Китаем и Индией. Все они скатятся в большой кризис. А мировая экономика войдет в эру, подобную мрачному средневековью».

Во время этого выступления он изложил свою идею четырехсторонней инициативы США, России, Китая и Индии, суть которой в том, чтобы не использовать другие валюты взамен доллара, или же вызвать гиперинфляцию использованием специальных прав заимствования МВФ вместо доллара, но изменить всю систему в интересах суверенных государств и общих интересах человечества.

«А именно – финансовые интересы, имеющие свой центр в Лондоне, они представляют для всего мира самую большую опасность, – сказал Ларуш российской аудитории. – Для них врагами являются и Россия, и Индия, и Китай, и сами США. Эти финансовые силы намерены разрушить США, и тем самым привести другие страны под контроль. США нужно предлагать прежде всего России, Китаю и Индии договориться немедленно о создании новой мировой валютно-финансовой системы. И после этого, конечно, предложить другим странам присоединиться к ней».

Спотыкаемся дальше

Принимая итальянского премьер-министра Сильвио Берлускони в выходные 16-17 мая, президент Медведев еще раз продемонстрировал непонимание необходимой смены аксиом, на которую указывал Ларуш как на важнейший фактор для решения глобального системного кризиса. Главной темой переговоров была повестка дня предстоящего итальянского саммита G8. Медведев на пресс-конференции 16 мая продолжал делать упор на английских предложениях повышения прозрачности/эффективного управления/повышения стандартов учета, а также введения нескольких резервных валют с последующим переходом к наднациональной валюте. Последнее предложение исходит от Джорджа Сороса.

«Мы же сейчас принимаем решение о новой конфигурации работы в рамках Всемирного банка, Международного валютного фонда, – заявил Медведев – рассматриваем использование так называемых специальных прав заимствования, SDR, в качестве такого суррогата наднациональной валюты. Почему бы не пойти дальше? Это всё вопросы будущего, но, на мой взгляд, вопросы ближайшего будущего».

В Санкт-Петербурге президент России подогрел интерес участников к теме изменения модели резервной валюты, заявив в своем выступлении, что чрезмерная привязка мировой экономики к доллару стала основной причиной кризиса.

После кризиса все должно измениться, заявил Медведев, как будто время «после кризиса» само собой придет. Указав на обсуждение «новых резервных валют», он продолжил: «В этой ситуации многие страны переходят от разговоров к вполне конкретным действиям. Речь идёт и о Юго-Восточной Азии, и о Латинской Америке, повышается и роль нашей национальной валюты в торговых расчётах с рядом стран». Он заявил, что существование евро в качестве резервной валюты «в значительной степени смягчило последствия глобального кризиса для многих европейских стран». Медведев сказал, что и несколько резервных валют, и движение в направлении специальных прав заимствования в качестве наднациональной валюты, и роль золота в международной валютной системе – всё это должно быть на повестке дня.

На семинаре с Манденгом экономический советник Кремля Аркадий Дворкович сказал, что новые резервные валюты предполагают некий центр, который будет управлять ими. По его словам, реформированный МВФ вполне для этого подходит, со специальными правами заимствования в качестве наднациональной валюты. Дворкович предложил, чтобы СПЗ входили в корзину резервных валют, в том числе традиционных, вместе с китайским юанем (ренминби). Алексей Кудрин, российский министр финансов, который тесно координирует свою деятельность с лондонскими кругами, заявил ранее в ходе форума, что он предвидит появление юаня в качестве мировой резервной валюты в следующем десятилетии, если Китай будет предпринимать шаги к тому, чтобы сделать его конвертируемым.

Синдром распространяется на Бразилию и Китай

Шестого июля в «Чрезвычайном заявлении», распространенном Комитетом политических действий Ларуша, Линдон Ларуш заявил, что если Китай откажется от доллара под давлением России и других стран, проглотивших лондонскую наживку, «произойдет немедленный паралич федерального правительства США и штатов. И, конечно, катастрофа в Европе». Признаки такого давления после Петербургского форума только усилились.

Восьмого июня газета «Файнэншл таймс» на первой странице обсуждала заявление Гуо Шу-кина, председателя правления Строительного банка, второго по величине в Китае, о том, что банк «изучает возможность предоставления торговых кредитов в юанях в качестве практического шага по расширению международного использования китайской валюты». Лондонская газета пишет, что его голос – «часть хора правительственных чиновников по валютным вопросам, отражающего обеспокоенность стабильностью американского доллара и усилиями по более широкому использованию юаня». Энтузиазм «Файнэншл таймс», однако, был больше энтузиазма Гуо Шу-кина, заявившего 2 июня, что в ближайшее время альтернативы доллару не предвидится, а специальные права заимствования МВФ не настолько эффективны».

В Бразилии горячие чиновничьи головы тоже проталкивают эти идеи. Роберто Мангабейра Унгер, получивший образование в Гарварде, министр по стратегическим делам президента Лула да Сильвиа, после поездки в Россию заявил агентству Рейтерс, что главной темой во время саммита БРИК будет поиск альтернативы доллару как резервной валюте. Унгер утверждал, что Китай и Бразилия уже начали торговлю в собственных валютах, хотя центральный банк это отрицает, заявив, что экспериментальный план еще проведен в жизнь. «Россия говорит нам, что они очень заинтересованы в таких же соглашениях с нами», – добавил Унгер.

Десятого июня бразильский министр финансов Гуидо Мантега (Guido Mantega) заявил, что его страна закупит СПЗ облигаций на 10 млрд. долларов, как только МВФ начнет выдавать их. Финансовые информационные службы увязывают это решение с российскими планами купить такое же количество облигаций МВФ, а также заявлениями первого заместителя председателя Центробанка России Алексея Улюкаева (еще одного ветерана грабежа российской экономики в 1990-е годы с помощью неолиберальных реформ), что Россия сократит 30%-ную долю казначейских обязательств США в своих резервах «потому что открывается окно возможностей использования других инструментов».

Эта серия заявлений побудила Ларуша назвать сброс доллара самой большой глупостью. Он пояснил 10 июня: «Если Китай откажется от доллара под давлением со стороны России, произойдет полная дезинтеграция планеты. Я предложил единственный возможный выход. Обама – это бедствие, и вся его политика бедствие. Необходимо использовать методы (гамильтоновской) «Американской системы», я это предлагаю. Без этого, без международных соглашений между Россией, Индией и США, планета в целом не выживет».

Примаков: Уход от доллара «не рационален»

Официальный энтузиазм Кремля в отношении планов «множественных резервных валют» и переход к «наднациональной валюте» Сороса слегка остудил Евгений Примаков, высказавшийся о фантазиях о рубле как резервной валюте и радикальном отходе от доллара. Бывший премьер, а также член Академии Наук в области экономики, выступил 18 мая на встрече Клуба «Меркурий» Торгово-промышленной палаты, которую он возглавляет. Он предупредил, что «Рациональный подход к реформе мировых финансов не совместим с выводом, что в ближайшей посткризисной перспективе возможно низведение американского доллара до уровня региональной валюты и создание новой мировой супервалюты. Нельзя стремиться к превращению рубля в резервную валюту без предварительного выдвижения России в лидеры в ведущих секторах мировой экономики. Устойчивость рублю создает не экспорт нефти и газа, а развитие внутреннего рынка. Расширение использования рубля в международных расчетах и в качестве резервной валюты – стратегическая цель, но нельзя искусственно стимулировать ее достижение, поскольку такая тенденция чревата серьезными политическими и экономическими издержками».

Первого июня в интервью Regnum.ru экономист Московского Государственного Университета Елена Ведута также заметила, что «рубль в качестве резервной валюты», столь милый Медведеву, в ближайшее время не состоится.

И в Пекине, как пишет Shanghai Daily, заместитель министра иностранных дел Хэ Яфэй (He Yafei) заявил 9 мая: «Никто не говорит об отказе от доллара. Я не думаю, что это реально». Он добавил, что стабильность валют является ключевым вопросом. Хэ Яфэй выступал на брифинге для прессы на тему предстоящего визита президента Ху Цзиньтао в Россию на саммиты ШОС и БРИК.

Чуть более года назад, 14 мая 2008 года, Екатеринбург, в котором пройдут предстоящие встречи на высшем уровне, принимал министров иностранных дел России, Китая и Индии. Ларуш приветствовал эту встречу как зарождение движения, которое он уже давно ожидал: Евроазиатский союз, призванный защищать своих членов от нападок Британской империи. Потенциал для того, чтобы такой союз стал реальной силой, есть, и именно на фоне этого потенциал можно понимать цели валютных планов, активно продвигаемых силами с центром в Лондоне.

Имперские войны часто велись не столько для того, чтобы получить материальные выгоды, сколько с тем, чтобы препятствовать реализации инициатив сил, враждебных империализму. Классический пример – Первая мировая война, развязанная англичанами, разрушившая евразийский континентальный союз стран, строивших железные дороги с использованием методов Американской системы.

Инвестиционные спекулянты, такие как Манденг из Эшмор, могут преследовать свои собственные шкурные интересы, проталкивая идею «множественных резервных валют». Но главная цель лондонских заказчиков таких схем в том, чтобы подточить потенциал четырех великих держав и возможность начать мировые процедуры банкротства и перейти к реальному экономическому развитию, как это предлагает Ларуш.

К началу страницы