Конференция МОФ «Диалог цивилизаций» обсуждает
«Транспортное цивилизационное продвижение»

Интервью Ю.В. Громыко и Ю.В. Крупнова журналу EIR

Организация МОФ «Диалог цивилизаций» сообщает, что 24-25 января 2007 г. в столице Индии Нью-Дели прошла очередная региональная конференция «Управление национальным развитием в условиях глобальной интеграции: цивилизационный подход». В конференции приняли участие более 200 представителей академической, общественной и политической элиты Индии и России. В частности, прозвучали выступления директора Института опережающих исследований им. Шифферса, академика РАЭН Ю.В. Громыко и председателя Партии развития Ю.В. Крупнова. На конференции был проведен двусторонний обмен идеями и мнениями по важнейшим проблемам инновационного развития Индии и России в начале XXI века, были проанализированы основные принципы и инструменты цивилизационного анализа национальных проектов развития в контексте глобальных взаимодействий. После возвращения в Москву Юрий Громыко и Юрий Крупнов ответили на вопросы корреспондента американского журнала EIR Рейчел Дуглас. Интервью было опубликовано в EIR от 9 февраля 2007 г.

EIR: Вы только что вернулись из Индии, где вы были во время государственного визита президента Путина 25-26 января. Россия и Индия, вместе с Китаем образуют то, что бывший премьер-министр Примаков назвал «стратегическим треугольником» в Евразии. Что, с вашей точки зрения, было самым значительным в этом дипломатическом визите?

Юрий Громыко: Основное значение данного события состоит действительно в реализации идеи Примакова-Ивашова о стратегическом треугольнике в Евразии: Россия–Индия–Китай. Не случайно В.В.Путин специально подчеркнул необходимость наращивания взаимодействий России, Индии и Китая в рамках, в том числе, Шанхайской организации сотрудничества. Переговоры велись с Индией, но был упомянут добрососедский Китай. Очень важно, что эти переговоры России и Индии не были переговорами против США, но выступили в качестве другого вектора развития Индии.

Юрий Крупнов: Вместе с тем оказалось, что Россия оказалась не готова к тем гигантским перспективам двухстороннего сотрудничества, которые открылись в ходе подготовки и осуществления визита. По существу обнаружилась необходимость построения уникальных отношений между нашими двумя странами на принципах взаимного геополитического усиления. Россия могла бы помогать Индии становиться главной державой Южной Азии, а Индия помогать России восстанавливать себя в качестве мировой державы.

EIR: В прошлом, в российско-индийской торговле часто преобладала продажа оружия. В этот раз был подписан меморандум договоренности о сотрудничестве в области атомной энергетики, и первый вице-премьер Александр Жуков заявил, что Россия может получить контракты на строительство до 10 блоков АЭС мощность по 1 ГВт, если у Индии сложатся отношения с Группой ядерных поставщиков. Можно ли считать это «ядерным ренессансом»?

ЮК: Ренессанса, т.е. возрождения, в отношениях между Россией и Индией в области ядерной энергетики абсолютно недостаточно. Реакторы, о которых шла речь, являются морально устаревшими и в ближайшие годы не смогут составить конкуренцию американо-японским и французским реакторам. Реальный прорыв здесь лежит в области совместной стратегии по переходу к замкнутому ядерному топливному циклу на основе реакторов на быстрых нейтронах. Индия имеет уникальные разработки на основе тория, а Россия – на основе урана-238.

EIR: В силовых блоках будут использованы реакторы ВВЭР-1000, разработанные в СССР. Обсуждают ли Россия и Индия новые ядерные технологии, включая ториевые, особенно интересные для Индии?

ЮГ: К сожалению, предметом прямых переговоров не стали новые инициативы по прорыву к разработке ядерных технологий следующего поколения, связанные с технологиями ториевого цикла и производства реакторов на быстрых нейтронах. Хотя в кулуарных проработках с экспертами с индийской стороны эта тема присутствовала. Над многими высокопоставленными членами официальной делегации со стороны России по-прежнему довлеют рыночные призраки, созданные ельцинизмом, – как подороже продать уже имеющиеся технологии, а отнюдь не как организовать совместный прорыв в технологическое будущее. Вообще очень часто кажется, что часть официальных высокопоставленных чинов стремятся не прочитать заветные цели индийских лидеров и сделать им соответствующие предложения, но применить стратегию шантажа. Типичным образцом подобной политики, например, являются высказывания господина Константина Косачева, главы комитета по международным делам Государственной Думы. «Пакистан – добавил Косачев, – проявляет огромный интерес к развитию военно-технического сотрудничества с Россией. Если мы увидим здесь другие тенденции, увидим, что Индия переходит к другим поставщикам, европейским или американским, то Россия, в свою очередь, присмотрится к новым возможностям, возможностям сотрудничества с другими странами региона».

На наш взгляд, это не дальновидная политика геополитических игр, где Россия всегда окажется проигравшей стороной. Поскольку выигрыш России - это продвижение совместно с другими странами в Евразии к новому техно-промышленному, социо-культурному и цивилизационному укладу. Не вписывание в систему сложившихся рынков глобализации, а формирования новой модели миропорядка.

EIR: Сергей Кириенко, глава Росатома, недавно предупредил, что если не будет решительно воплощаться программа строительства двух атомных реакторов ежегодно в самой России, доля атомной энергии в энергетическом балансе страны сократится до пренебрежительно малой. Как обстоит дело с атомной энергетикой в самой России?

ЮК: Очевидно серьёзное продвижение в переорганизации атомной сферы России и наращивании готовности к производству реакторов старого типа. Правительством принята соответствующая федеральная целевая программа и есть все основания для оптимизма. Фактически речь идёт о грамотно организованной коммерциализации советских разработок. Однако абсолютно непонятным оказывается судьба реакторов нового поколения и перехода к замкнутому топливному циклу – а без этого реальных перспектив у российской ядерной сферы нет.

EIR: Двадцать четвертого января вы вдвоем представили новую публикацию «Транспортное цивилизационное продвижение – конкретный сценарий развития России» на специальном мероприятии в Нью-Дели под патронажем Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» (Родосской группы), первоначально индийско-российской инициативы. В свете того, что Юрий Крупнов возглавляет Партию развития, а проф. Громыко недавно писал, что развитие может быть «национальной идеей», как вы рассматриваете эту идею в применении к транспортным коридорам и как к ней отнеслись индийские и другие участники встречи.

ЮК: Скорее надо говорить не о транспортных коридорах, а о коридорах развития, т.е. создании на выделенных территориях сверхвысокой плотности инфраструктур, передовых производств, интеллектуальной мощности. Только через такие коридоры могут быть сосредоточены необходимые ресурсы для построения нового техно-промышленного и социо-культурного уклада, который на практике позволит производить в десятки раз большую стоимость и решать социально-экономические проблемы страны.

Идея коридоров развития был воспринята с интересом, поскольку через эту идею становятся понятными возможные стратегические проекты для России и для России и Индии.

EIR: Вы выдвигаете идею транспортных коридоров в качестве российской инициативы «планетарного масштаба», используя язык В. И. Вернадского. Что происходит с транссибирской железной дорогой, БАМом и транспортным коридором Север-Юг, и каковы важнейшие дальнейшие шаги?

ЮК: К сожалению, указанные Вами транспортные системы функционируют с низкой эффективностью и пока не являются экономически выгодными. Кардинальное изменение ситуации наступит в том случае, если будет принято решение о переходе к строительству сверхскоростных магистралей параллельно с Транссибом и по путям коридора «Север-Юг». Это требует большой политической воли.

EIR: В своей публикации вы исходите из того, что США продолжат сегодняшнюю стратегию, несущую войну. При этом вы подчеркиваете важность недавнего исследования МГИМО «Политический атлас современности» (важность этой работы подчеркивал и министр иностранных дел Лавров), где говорится, что концерты наций, включая США, наряду с Россией, Китаем, Индией, ЕС и другими ведущими странами, должны сотрудничать в общих интересах. Какие перемены вы хотели бы видеть в США?

ЮГ: Нам представляется, что полномасштабное развитие Евразии как плацдарма планетарного управления ресурсами и системой жизнедеятельности в соответствии с подходом Вернадского невозможно без участия учёных и инженеров США. С этой точки зрения стратегический треугольник Примакова-Ивашова или четырёхугольник, если включить в него ещё дополнительно Иран, не является геополитическим блоком против США. Но речь идёт о формировании условий для действительного цивилизационного развития, способного остановить финансовый геноцид значительной части населения земного шара под названием «глобализация».

Глобализации должно быть противопоставлено развитие. Для того чтобы организовать развитие с позиций России и при участии России должна быть создана объективная метрика мировых процессов. Разработка г. Мельвиля – профессора МГИМО может рассматриваться как первый шаг в этом направлении. Но к сожалению эта разработка выполнена как стремление создать игровой джойстик при помощи которого Россию можно было бы всё время помещать в центр мировых процессов, что неверно и как всякая необъективная оценка, опасно. Данная разработка очень сильно проигрывает по отношению к идеям Побиска Кузнецова и его методологии анализа мощности стран на основе физически измеряемых величин. Недавно сотрудником нашего коллектива Сергеем Павловичем Пуденко было показано, что интересная программа объективной оценки потенциала различных государств, созданной в Академии военных наук Китая – теория комплексной мощи государства или «цзунхэ голи лунь» восходит к работам Побиска Кузнецова. Так же очень слабым моментом предложенного атласа является игнорирование состояния мировой финансовой системы, вскрытой в работах Линдона Ларуша и его коллектива

EIR: Основатель EIR Линдон Ларуш написал рекомендации новому Конгрессу США «О забытом искусстве капитального бюджета», в которых доказывает преимущества долговременных капиталовложений в физическую экономику на два поколения вперед. Если в такой перспективе общий американо-российский интерес в плане создания транспортно-ориентированных коридоров развития, о которых вы пишете?

ЮГ: Идеи Линдона Ларуша о том, что финансовая счётность может быть связана только с долгосрочными вложениями в создание физических инфраструктур в масштабе двух поколений являются краеугольным камнем в наиболее реалистичных подходах к реформированию мировой финансовой системы. Без реформирования мировой финансовой системы прорывные инфраструктурные проекты оказываются нереализуемыми, а диалог цивилизаций превращается в пустую болтовню о произвольно понимаемых ценностях. Вместе с тем, разрабатываемая на основе крупных инфраструктурных проектов финансовая счётность не обязательно должна быть связана с восстановлением существующей финансовой системы, которой управляют, как справедливо показывает Линдон Ларуш, финансовые семьи, но с построением новых полюсов финансовой системы. Например, таким полюсом может быть клуб поставщиков нефти и газа и клуб основных покупателей нефти и газа. В рамках подобного клуба, куда, кстати, попадают Россия, Индия. Китай, Иран и ряд других государств, может оказаться значительно проще запустить разработку и осуществления масштабных инвестиционных проектов с горизонтом реализации в 35-50 лет. Может оказаться, что мировую финансовую систему надо не реформировать как единое целое, но расслаивать на основе создания новых финансовых клубов. Россия, конечно, заинтересована в создании таких клубов, которые могли бы профинансировать такой проект, например, как построение второй РЖД в России – то есть параллельно с действующей системой железных дорог создание дорог работающих на основе магнитной подушки, а также создание двухъярусных коридоров развития, отличающихся от плоских одноуровневых транспортных коридоров, где в одном ярусе (этаже) функционируют материальные процессы перемещения товаров, воды, энергии, а во второй ярусе на основе перемещения информации и знаний, осуществляется геологистическое управление материальными потоками.

EIR: У России уже есть четыре «национальных проекта». Как это вяжется с коридорами развития. Какой может быть роль так называемых естественных монополий – Газпрома, РАО ЕЭС и Российских железных дорог?

ЮГ: До настоящего момента так называемые национальные проекты не являются проектами в подлинном смысле, поскольку не обозначено, что должно быть создано в масштабах нации в результате их реализации. Это проекты без чётко понимаемого результата, построенные по принципу хорошо известной в советский период на промышленных предприятиях «социалки». Как известно, уязвимой пятой советской промышленности являлось низкокачественное производство товаров народного потребления. Поэтому целый ряд высокоразвитых технологических предприятий оборонной промышленности специально заставляли помимо основной профильной продукции производить товары народного потребления для нужд населения. Это и получило название социалки. Так вот, сегодня национальные проекты пока строятся по типу «финансовой социалки». Газпром зарабатывает огромные деньги, продавая газ и нефть за рубеж. А чтобы население не вымерло окончательно, идёт сброс денег – подкармливание населения в регионах через систему национальных проектов. Население не включается в систему высокопроизводительной стратегической занятости, оно просто подкармливается через Газпром.

Ситуация с РАО ЕЭС несколько другая. Эта энергетическая корпорация могла ещё год назад стать локомотивом промышленного развития в России. В целом ряде регионов осуществляется рост потребности в энергопотреблении, превышающем 7-9%. Но РАО ЕЭС вместо наращивания производства электроэнергии занята сегодня дроблением единой энергосистемы и размещением IPO на рынке акций для привлечения зарубежных инвесторов для финансирования вновь образовавшихся компаний в результате дробления единой энергетической системы на отдельные юридические лица. Если данный подход будет продолжен, в стране может возникнуть серьёзный энергетический кризис. Президент РФ В.В. Путин предупредил А.Б.Чубайса о том, что проводимая им реформа энергетической сферы начинает очень серьёзно сдерживать рост экономики.

В этой ситуации именно РЖД может стать корпорацией, на базе которой могут быть созданы коридоры развития, которые выходят за рамки транспортных коридоров и объединяют промышленно-внедренческие зоны и зоны формирования новых промышленных производственных кластеров. В этом случае на основе транспортных коридоров впервые может быть создан особый институт Всероссийская вертикаль проектов, обеспечивающая разработку и внедрение новых проектов различными предпринимательскими группами при взаимодействии с государством- держателем масштаба инфраструктурных проектов и финансовых средств. Подобных подход мог бы стать русским аналогов схемы экономики Гамильтона-Листа, показавшей свою эффективность в своё время в США.

EIR: В вашей работе вы пишете об опасности национальных конфликтов, как это случилось в Кондопоге. Можно ли разрешить эти конфликты на путях реального экономического развития? Что будут означать коридоры развития для востока России, где русское население критически сократилось и появилось много иммигрантов из Азии?

ЮГ: Без целей развития с позиций России, создания стратегических типов занятости для молодёжи и образованных людей возникает ситуация борьбы на локальном местном уровне за тающие мизерные ресурсы. В этих условиях самым опасным явлением может стать русских национализм, когда русские люди откажутся от своей надэтнической, наднациональной миссии, связанной с развитием государственности и Евразии. Поэтому отстаивание прав русского народа в многоэтнической России тупиковая нелепая программа. Борьба должна вестись за постановку и реализацию целей развития для всего населения страны и всей планеты. Только при подобном самоопределении русские сохранятся как русские в соответствии со своей исторической миссией и традицией.

ЮК: Без коридоров развития и без опережающего развития российского Дальнего Востока у России в целом нет будущего. Это определяется продолжающейся системной деградацией подавляющей части территорий России. Обычными решениями здесь уже не обойтись. Нужны цели развития и реальное вступление государства в управление социально-экономическим развитием, нужды долгосрочные государственные кредиты.

Дальний Восток является ключом к российскому развитию. Либо мы, совместно с зарубежными партнёрами, прежде всего, с Индией, создадим здесь центр российского и мирового развития, задающий лидерство в 21 веке, – либо Дальний Восток превратится в объект международного дележа.

К началу страницы