Мировые корпорации:
всепоедающие монстры глобализации
расширяют экономический контроль

Отдел экономики EIR

Из журнала EIR 11 августа 2006 г.

Мы наблюдаем беспрецедентный уровень частного контроля во всемирном масштабе над ключевыми отраслями промышленности, сельского хозяйства, энергетики и сырьевых материалов, и даже за деятельностью правительств — начиная с контроля над военными материально-техническими структурами до здравоохранения и транспортных сетей. Глобализация сегодня уже выросла за рамки «тенденции».

Она достигла стадии, когда страны зависят от сужающейся производственной базы, во все большей степени переходящей под частный контроль. Это происходит на фоне гиперинфляции цен и надвигающегося краха самой денежной и финансовой системы после двух десятилетий «экономики игорного дома». Здесь важно понимание двух аспектов проблемы: природы глобализаторов и степени их реального контроля.

Главные действующие лица и группировки, хозяйничающие в критически важных областях экономики и размывающие основы правительств, коренятся в финансовых кругах картелей и трестов 1920-х и 1930-х годов, стоявших за спиной фашистских режимов Европы. Их ядро — англо-голландско-французские банковские синдикаты, в американской разведке 1940-х годов их называли «Синархистским интернационалом». После окончания Второй мировой войны эти властные структуры не пострадали.

Цели их сегодняшних преемников остаются прежними: захватить контроль над средствами к существованию. Ими движет не просто алчность или коррупция, они хотят разрушить независимые национальные государства. В последние несколько десятилетий среди самых известных политиков, ассоциирующихся с нацистской экономикой, выделяются фигуры Джорджа Шульца и Феликса Рогатина.

В статье от 23 июля 2006 года «Хватит быть глупцом! Поймите, кто ваш настоящий враг», в которой рассказывается, кто сеет войны и хаос, усиливающиеся в Юго-Западной Азии, Линдон Ларуш назвал эти сети всепоедающей «Каплей» (название классического фильма ужасов — «Капля», «The Blob»). Он пишет: «Международные финансовые круги, которые представляет Рогатин, разрушают как сами учреждения суверенных национальных государств, так и крупнейшие отрасли промышленности и сельского хозяйства, в деятельности которых национальные правительства заинтересованы». Эти круги «представляют величайшую потенциальную опасность, они способны опутать весь мир сетями мирового правительства, созданного и движимого гигантскими «каплями» финансово-олигархических ростовщиков».

Масштаб контроля

Предлагаемые ниже материалы в обобщенном виде дают представление о степени и формах контроля, а также разрушительной деятельности финансово-олигархических центров в отдельных отраслях: в металлообработке — автомобилестроение и сталелитейная промышленность, в сельском хозяйстве — торговля зерном и пищевая промышленность, в секторе цветных металлов — медь, в сфере приватизации объектов инфраструктуры, управляемых правительством, а также в сфере услуг. В последующих номерах журнала будет более подробно рассказано о предпосылках образования картелей и приватизации.

У многих чувство угрозы, представляемой этими «каплями», возникает по личному опыту гиперинфляции цен на бензин и наглым и алчным манипуляциям «нефтяных спрутов». Былые дни «семи сестер» не идут ни в какое сравнение. В июле было объявлено, что пять крупнейших мировых нефтяных компаний, BP Plc, Chevron Corp., ConocoPhillips, ExxonMobil Corp., и Royal Dutch Shell Plc, объявили о прибылях только за второй квартал 2006 года в 34,6 миллиарда долларов США, что на 36% больше, чем за сопоставимый период прошлого года. При этом цены на бензин везде растут. В США стоимость бензина за последние пять лет выросла более чем в два раза.

В Сенате и Палате представителей этим летом активизировались представители обеих партий, предлагая ввести налог на непредвиденные прибыли. Сенатор Арлен Спектер (республиканец от Пенсильвании) заявил: «Думаю, мы позволили слишком большому числу компаний вступить в сговор для устранения конкуренции».

Воссоздание стального картеля

Французские и англо-голландские финансисты, создавшие в 1926 году Международный стальной картель для контроля и регулирования производства стали в мировом масштабе с целью удушения суверенных национальных государств, энергично стремятся к возрождению гигантского картеля, но уже несравненно более могущественного, чем в 1926 году. За спрутом 1926 года стояли барон Курт фон Шредер и управляющий Банком Англии Монтегю Норманн, манипулировавшие Гитлером.

Сегодня синархистский картель через Лакшми Миттала и его компанию Mittal Steel, финансируемую Goldman Sachs, а также англо-голландскими банками, 26 июня 2006 года добился предварительного согласия на покупку люксембургского стального гиганта Arcelor, крупнейшего производителя в стали в Европе. В 2005 году заводы Миттала произвели 63 миллиона тонн стали, вместе с 46,7 миллионов тонн Arcelor производство составит 109,7 миллиона тонн в год. Это будет первая в мире компания, производящая более 100 миллионов тонн стали в год. Объединение Arcelor-Mittal будет производить 10% мировой стали.

И синархисты повышают ставки. Третьего августа 2006 года в комментарии для Wall Street Journal, напечатанном на видном месте в редакционном разделе под заголовком «Большая сталь», Лакшми Миттал изложил диспозицию для картелизации, которую он деликатно обозвал «консолидацией». Он заявил, что покупка Arcelor указывает на «преимущества консолидации и глобализации».

Похвастал, что призывал к консолидации еще в 1998 году, когда сталелитейная промышленность состояла из небольших заводов, и «находилась в основном в государственной собственности». Но за последние восемь лет «произошла значительная консолидация, в основном в Европе, США и Японии. Создано много многонациональных компаний». Объявив о смерти государственных сталелитейных компаний, Миттал предсказывает, что уже менее чем через 10 лет сталелитейная промышленность будет стадом бегемотов, производящих 150-200 миллионов тон в год каждый. Мелкие и средние компании, составляющие костяк национального машиностроения, будут поглощены или раздавлены.

В этом суть дела. По сути, в сталелитейном секторе сегодня в мире существует две группы. Первая — Китай и Индия, и это группа растет. Китай в 2005 году произвел 349 миллионов тонн стали, что в три раза больше, чем в США. С другой стороны, во второй группе числится сталелитейная промышленность бывших промышленных стран, а также компании некоторых развивающихся стран. Между 1990 и 2005 гг. мировое производство стали в целом выросло с 733 до 1.106 миллионов тонн.

Но четыре пятых этого роста приходится на Китай и Индию. На практике, без Китая, Индии и еще нескольких стран, в основном в Азии, за прошедшие 15 лет мировое производство стали сошло бы практически на нет.. Хищнические слияния и поглощения осуществлялись особенно активно в бывших промышленных странах, где производство сворачивается, а также в некоторых развивающихся странах. Для получения реальной картины картелизации сталелитейной промышленности на минуту забудем о китайских объемах производства.

В 1995 году 15 крупнейших компаний производили 29% всей мировой нерафинированной стали (без учета китайского производства); к 2005 году 15 крупнейших компаний контролировали производство 47,5% стали (опять же, без учета Китая). За десять лет их вес вырос с менее трети до почти половины. Среди крупнейших хищников Arcelor-Mittal, Corus (результат слияния в 1999 году крупнейших сталелитейных компаний Великобритании и Нидерландов, породивший этот монстр) и U.S. Steel.

Более того, синархистские хищники уже положили глаз на Китай, главный центр развития мировой сталелитейной промышленности, на надежде перекупить производство. Китайское правительство встревожено такими намерениями. В первом квартале 2006 годы, Нью-йоркский филиал инвестиционного банка Лазара, мирового предприятия Лазара, самого сердца синархии, вовлеченного во все операции скупок и поглощений, открыл свой офис в Китае, для облечения всех перекупок.

План Давиньона

Синархисты создали первый международный стальной картель (Rohstahlgemeineschft) в 1926 году. Первоначально в него входили Германия, Франция, Бельгия, Люксембург и Саар, позднее присоединились английские и американские компании. Картель сыграл важнейшую роль в создании военной машины Гитлера, были у него и другие достижения. Некоторые важнейшие элементы структуры после Второй мировой войны сохранились, несмотря на активное стремление США воспрепятствовать их восстановлению.

В 1977 году граф Этьен Давиньон, управляющий внутренними рынками Европейского экономического сообщества, предложил план (план Давиньона) для сталелитейной промышленности. Это был план воссоздания картеля, предусматривавший условия картелизации и разрушения производящих мощностей. План осуществлялся поэтапно.

Иллюстрацией происшедшего является факт сокращения на 50 миллионов тонн мощностей сталелитейной промышленности США начиная с середины 1970-х годов. Количество занятых в этой отрасли американской экономики сократилось с 500 000 до 150 000. Таким же разрушениям подверглась сталелитейная промышленность Европы и некоторых других стран.

Дробление и банкротство сталелитейных компаний лежало в основе создания картеля. Устранили сопротивление почти полностью. Лихорадка слияний и поглощений началась в середине 80-х годов, с 1992 года она набрала силу. Например: за четыре года до 2005, банкир Ротшильда Вильбур Росс, безо всякого опыта в сталелитейной сфере, создал International Steel Group (ISG) и поднял ее производственные мощности с нуля до 16 миллионов тонн в год, прихватывая компании-банкроты, такие как Bethlehem Steel.

Тот же Росс сегодня играет ключевую роль в разрушении автомобильной промышленности. И точно также, Миттал, производивший менее 2,5 млн. тонн стали в год в 1992 году, к 2006 году вышел на мощности порядка 67 млн. тонн — путем покупки других сталелитейных компаний. Сейчас Миттал купил Арселор, после чего появилась первая в мире компания с объемом производства в 100 млн. тонн. Так что те же финансовые силы синархистов, создавшие Международный стальной картель в 1926 году, но не сумевшие добиться своих конечных целей, сегодня его воссоздают. (Ричард Фриман)

Новый GM: теперь уже «глобальные моторы»

На сегодняшний день шесть компаний производят около двух третей всех автомобилей в мире. В 2005 году из 65 319 000 произведенных в мире автомобилей 40 531 000 приходилось на General Motors, Toyota, Ford, Renault-Nissan, Volkswagen и Daimler Chrysler, причем общее количество производителей — около сорока. По сравнению с прошлыми десятилетиями, когда работали десятки производителей, контраст разительный. Многих из этих фирм составляли сердцевину промышленности целых стран, а некоторые, полностью или частично, принадлежали государству.

За прошедшие 10-15 лет большая шестерка занималась активной перекупкой, каждый раз выбрасывая на улицу квалифицированных рабочих и останавливая производственные мощности. Была поглощена практически вся автомобильная промышленность Швеции и Чехии, Великобритании и Австралии, а также важные смежные сектора промышленности Японии, Южной Кореи, Испании, Германии и США. В настоящее время, малазийскому автомобильному концерну Proton, всегда находившемуся под защитой государства в национальных интересах, глобалисты угрожают импортом, освобожденным от пошлин.

В процессе картелизации, наряду с другими организациями, входящими в международную синархию, консультации и рекомендации активно давал Лазар. Например, в 1995 году Франсуа де Комбре, управляющий директор Парижского бюро банка Лазара, организовал приватизацию Рено, в те времена находившуюся в государственной собственности. В 1999 году Лазар был инициатором покупки Рено 37% акций Ниссана, к настоящему времени эта доля выросла до 44%.

Сейчас две компании из Большой шестерки, крупнейшая в мире General Motors (14% мирового производства) и четвертая в мире Renault-Nissan (9,5% мирового производства) ведут переговоры о слиянии в одну, крупнейшую в мире автомобильную компанию. Лазар непосредственно участвует в осуществлении стратегии глобализации, в 2005 году Лазар и Феликс Рогатин лично консультировали Delphi, подрядчика GM по поставке комплектующих, в 2005 году Delphi отделилась от GM и сейчас стремительно сокращает производство после объявления банкротства в октябре 2005 года. В июле Delphi наняла Rothschild Inc. (директор Рогатин) для консультаций по продаже 23 заводов в США. (Ричард Фриман, Пол Галахер)

Монополизация меди и гиперинфляция

Добыча меди и медеплавильная промышленность находятся накануне суперслияния, пика десятилетия нарастающих слияний и пяти лет гиперинфляции цен. В результате этого слияния возникнет господствующая в Западном полушарии мега-компания, контролирующая 25% мирового производства меди. В результате концентрации контроля меди с 1995 года появились пять мировых производителей, контролирующих 56% рынка.

Это чилийская Codelco, мексиканская Codelco, Phelps Dodge со штаб-квартирой в Аризоне, английский меднорудный гигант со штаб-квартирой в Австралии BHP Billiton (который вместе с гигантом-близнецом Rio Tinto также контролирует половину мирового производства железной руды), а также Broken Hill Mining, со штаб-квартирой в Австралии.

В течение последних нескольких месяцев Phelps Dodge была в центре лихорадочных слияний, чему предшествовали 10 лет объединений медеплавильных и добывающих компаний, когда каждый год появлялся новый концерн. В марте канадская Inco начала компанию по покупке канадской Falconbridge, которая только что объединилась с другой канадской компанией Noranda.

Пока все это происходило, Phelps Dodge в июне предпринял шаги по покупке всего этого канадского объединения. В июле выяснилось, что основные владельцы акций Noranda/Falconbridge продают компанию швейцарской Xstrata Minerals Corp., оставив Phelps Dodge возможность получить Inco (притом, что другая компания, также возникшая в результате слияния, Tiek-Cominco, также претендует на Inco). Затем в конце июля стало известно, что Grupo Mexico, третья по величине мировая добывающая компания, недавно купившая добывающие компании ASARCO и Southern Copper (США), и разгромившая забастовку шахтеров и их профсоюз в Мексике, наняла советников инвестиционного банка США для подготовки предложения о покупке контрольного пакета акций Phelps Dodge, второй по величине в мире, и продолжающей расти.

В августе к нарастающему потоку слияний присоединятся две крупнейших мировых добывающих компании — Rio Tinto и бразильская CVRD. Монстр, который возникнет в результате этой потасовки в Западном полушарии, будет, вероятно, контролировать четверть или более мирового производства меди. Ситуация начнет напоминать положение в нефтяной или сталелитейной промышленности, когда четыре медных компании будут контролировать 60% мирового рынка.

Процесс характеризуется тремя отличительными особенностями: за период после государственного переворота, совершенного генералом Пиночетом в 1973-м году, производство переместилось в основном в Чили; мировое производство меди в 21-ом веке стагнирует; цены повышаются в результате действий владельцев акций, связанных с издержками поглощений.

Ниже приведена статистика Международной группы анализа рынка меди:

Страна

1970

2003

США

1.6 млн. тонн

1.3 млн. тонн

Замбия

750 тыс. тонн

400 тыс. тонн

Чили

750 тыс. тонн

5.1 млн. тонн

Канада

650 тыс. тонн

600 тыс. тонн

Индонезия за это же время встала во второй ряд производящих стран, вместе с США; Австралия и Перу стали в один (третий) ряд с Канадой, присоединившись к Европе и России, где те и были. Первенство Чили стало преобладающим — около 37% мирового производства, что показывает неумолимую тенденцию глобализации: поиск дешевого труда.

Несмотря на одинаковый технический уровень, чилийский шахтер-член профсоюза зарабатывает меньше половины своего коллеги в Аризоне, на крупных чилийских выработках полно рабочих «по субконтрактам», зарабатывающих меньше половины чилийских рабочих. Все крупные мировые производители меди вгрызались в чилийский добывающий сектор, главным событием здесь был долговой кризис 1982-3 гг., когда Пиночет принял решение о «передаче части собственности в счет погашения долга». Пять крупнейших мировых компаний контролируют 90% чилийского производства. Между тем, рост мирового производства меди замедлился до 2,2% в год в 1990-е годы, а с 2000 года он составляет 2%. В 2005 году производство фактически сократилось, и возможно возвратится к уровню 2004 года (15,4 миллиона тонн) в 2006.

С 2000 года цены на медь выросли в четыре с половиной раза, от приблизительно 1800 долларов за тонну до 7500. До 2010 года аналитики не прогнозируют введения существенных новых мощностей, в США, например, таковых не появлялось последние 30 лет.

Мировая концентрация замедляет темпы роста и усиливает потенциал гиперинфляционного роста цен в будущем. Например, меры «производственной дисциплины» (включающие остановку шахт и сокращение добычи на действующих) привели к сокращению производства на 470 000 тонн в 2002 году, в 2003 и 2004 гг. сокращение составило 600 000 ежегодно, в 2005 достигло 740 000 тонн. Использование производственных мощностей в мире упало за период 2000-2005 с 93% до 85%.

По мере нарастания процессов слияний, сотни миллионов, выплачиваемых за покупку (основных фондов) в конце 90-х, превратились в миллиарды после 2000 года, и десятки миллиардов в наши дни. Покупаемые компании больше по размерам, но и банки и держатели акций запрашивают намного большие цены за те же стагнирующие производства и запасы. Это поднимает ставки хеджевых фондов, спекулирующих на рынках фьючерсов. У компании Phelps Dodge, мотора тенденций к созданию господствующего мирового гиганта, два главных держателя пакетов акций, оба британских. У банка Barclay 8,8%, у Atticus Partners барона Натана Ротшильда — 6,1%. (Пол Галахер)

Производство продуктов питания в мире – это пищевые картели

Господство нескольких транснациональных корпораций в торговле сельхозпродуктами, в пищевой промышленности и распределении продовольствия, и даже в семенном хозяйстве практически безгранично. На компании Cargill, многонациональном объединении со штаб-квартирой в Миннесоте и Archer Daniels Midland (ADM) приходится 75% мирового оборота зерна между странами, составляющего в среднем 244 миллиона тонн ежегодно. На одну только Cargill приходится более половины. На Cargill, ADM и Bunge приходится более 70% переработки соевых бобов в Бразилии и Аргентине.

Совместные предприятия, контролирующие гибридные семена, также ограничиваются узким кругом, в который входят Cargill/Monsanto и DuPont/Pioneer Hi-Bred.

Cargill и другие компании, включая Smithfield, Swift/ConAgra, Tyson и Pilgrims Pride, входящие в мясной картель, господствуют в переработке мясных продуктов. В США на их долю приходится от 60% до 80% всех мясопродуктов. Молочные продукты производит мировой картель Unilever, Nestles, Kraft и Danone.

В США рынок поставок жидкого молока принадлежит Dean Foods/Suiza из Техаса, возникшей в результате головокружительной серии перекупок с начала 90-х годов. В Новой Англии, например, 70% молока, перерабатываемого для продажи в жидком виде, производится компанией Dean Foods. Небольшой круг оптовых компаний пищевых продуктов возглавляет Wal-Mart, за ней следует французская Carrefour — крупнейшая оптовая компания в Бразилии и Аргентине.

Корни Cargill и других скандальных картелей настоящего и прошлого, включая Continental Grain (купленной Cargill), Louis Dreyfus и Bunge, имеют полуторавековую историю, и прямо восходят к легендарным «торговцам зерном» из кругов международной синархии. (Марша Мэрри Бейкер)

Приватизация разрушает национальные государства

Тысячи городов и других территориальных образований, а также страны и государства мира сегодня продают права собственности и продают права аренды на длительные сроки на общественную собственность — водопроводы, автодороги, организации жилищного строительства, больницы, другими словами, происходит приватизация общественных функций, от тюрем и делопроизводства вплоть до основных военных функций. Определенный количественный анализ этих процессов приводится в ежегодных докладах Reason Foundation, созданной в 1978 году для продвижения и учета деятельности по подмене правительств. Несколько примеров из их ежегодного отчета о приватизации 2006, выпущенного в июле:

Транспорт. Сегодня в 40 странах приватизированы авиадиспетчерские службы, этот процесс начался в Новой Зеландии в 1987 году. Около 100 средних и крупных аэропортов в мире сдаются в аренду или же находятся в коммерческой собственности. В США это аэропорты в Индианаполисе, Орландо-Санфорд во Флориде и Бурбанк в Калифорнии.

В Европе — Бристоль и Лутон в Англии, в Германии Любек, Франкфурт и другие аэропорты. Аэропорт Копенгагена в Дании. В Австралии — аэропорт в Сиднее. В Мексике в феврале 2006 года федеральное правительство выставило на продажу свои последние акции одного из трех приватизированных аэропортов: GAP — Grupo Aeroportuario del Pacifico.

Муниципальные службы. В среднем американском городе сегодня приватизировано от 23 до 65 видов основных городских услуг: сбор мусора, обслуживание дорог, очистка воды и стоков, и т. д. Около 100 американских городов передали в частные руки системы водоснабжения. По сведениям Международной ассоциации управления городов/округов, из 1400 городов и округов, учтенных в обзоре 1997 года, 90% органов местного самоуправления отдавали на сторону подряды на выполнение работ, еще пять лет назад выполнявшихся собственными силами. В международном масштабе лидирует Великобритания. С середины 1990-х 130 «правительственных» больниц и более 100 школ перешли в частные руки.

В 120 развивающихся странах, по оценке Мирового банка на 2005 год, в период между 1990 и 2003 гг. совершено 7860 приватизационных сделок самого разного толка, на сумму около 410 миллиардов долларов. Мировой банк является главной силой, навязывающей приватизацию на протяжении последних сорока лет. За время правления в Индии партии Индийского национального конгресса одобрена приватизация объектов на сумму в 30 миллиардов долларов, ранее находившихся под строгим государственным контролем.

Смысл всего этого прост: суверенитет в обмен на наличные. Наибольшую активность проявляют Lazard, Lehman Brothers, Goldman Sachs, Macquarie, Vivendi, Suez, Veolia, Bechtel, Cintra и Halliburton. Инфраструктура, раньше принадлежавшая правительствам, стала объектом спекуляций хеджевых фондов, поднаторевших в технике грабежа через тарифы, ставки и жизненно важные услуги.

Главный пропагандист скупки государственной собственности — Феликс Рогатин, руководящий чиновник Lazard Freres с 1960-х по 1990-е годы. В феврале 2006 года Lazard Asset Management (Отдел управления активами Лазар) создал свою собственную структуру — Lazard Global Listed Infrastructure (Мировой реестр инфраструктуры Лазар), нацеленный на скупку «акций объектов инфраструктуры Северной Америки», попадающих на фондовый рынок в связи с приватизацией.

Лазар (с тремя партнерствами) тесно работает с Фондом инфраструктуры Макуэри (Macquairie Infrastructure Fund), который на 31 марта 2006 года имеет долю в 95 проектах в 23 странах.

Захват платных автодорог

На сегодняшний день самым лакомым куском являются платные дороги. В Северной Америке в 2005-2006 гг. были приватизированы следующие платные дороги: Chicago Skyway (за 1.83 миллиарда долларов, аренда на 99 лет), платное шоссе в северной Индиане (3.85 миллиарда, аренда на 75 лет), платное шоссе «Даллес» под Вашингтоном (Dulles Greenway, 620 миллионов, аренда на 50 лет). Все они были проданы консорциуму, в состав которого входит Macquarie Infrastructure Group, которая также владеет туннелем Детройт-Виндзор.

В Европе процесс зашел намного глубже. За 2005 года Франция распродала 4360 км автодорог. Сейчас Macquarie с синдикатом стоит в очереди за покупкой туннеля под Ламаншем, совместным англо-французским проектом. В Англии Macquarie уже владеет частью автомагистрали М-6 и многими другими платными дорогами.

В Бразилии около 9000 км платных дорог находятся в частной собственности, по 36 концессиям. На торги выставлены десятки платных дорог по всему миру. В одних случаях это продажа государственной собственности за наличные, в других — продажа права на проектирование-строительство-финансирование и эксплуатацию, когда окончательные права передаются приватизаторам. Например, в 2005 году Британская Колумбия выдала концессию Macquarie/Kiewit на проект автомагистрали «от моря до неба», стоимостью 1.5 миллиарда долларов.

Международный штурм собственности местных органов самоуправления и государства стал откровенно заметным в 80-х годах. Правительство Тэтчер занялось введением «модели» дерегулирования и приватизации, инициативы рейгановской администрации преследовали такие же цели (1981-1989). При Тэтчер (1979-1990) государственные активы были умышленно раздроблены и распроданы целиком или по частям, включая British Steel, British Coal, British Airways, Britoil, British Leyland — автомобильная промышленность, а также электроэнергетика, газ, водоснабжение, связь, порты и аэропорты.

Сокращены тысячи рабочих мест. Кроме того, осуществлена радикальная отмена регулирования и контроля, например в мясной и пищевой промышленности. Эти меры способствовали всплеску и распространению коровьего бешенства. В Соединенных Штатах регулирование и контроль в значительной степени были ликвидированы еще в 70-х годах на железной дороге, в автоперевозках, здравоохранении, но проявилось все в 1987 году, после президентского приказа № 12607 от 2 сентября, в соответствии с которым была создана Комиссия по приватизации. На протяжении 80-х прокатилась волна приватизации тюрем, особенно после того, как в 1984 году федеральное правительство разрешило 20 штатам вывозить с территории штата продукцию, произведенную в тюрьмах.

Затем 30 апреля 1992 года президент Джордж Буш подписал приказ № 12803 о широкомасштабной «Приватизационной инициативе». В том же году министр обороны Дик Чейни заказал Halliburton НИР (засекреченную до сих пор) о том, как проводить приватизацию в военной сфере. В те времена такие реформы показались слишком радикальными, но позже они были воплощены в жизнь и сейчас проявились в виде сонмища частных военных корпораций, с их скандальной известностью в Ираке. (Через полтора года после ухода с поста министра обороны Чейни поступил на работу в Halliburton.)

Среди проданных в 90-х стратегических объектов США Топливная база ВМФ США в Элк Хилс (Elk Hills Naval Petroleum Reserves), продана за 3.6 миллиарда долларов, U.S. Enrichment Corp. (3.1 миллиарда), и еще несколько десятков военных структур. «Перестройка управления» — вот ширма, за которой проходит это процесс, ключевой фигурой которого был вице-президент Эл Гор. Сегодня людям пудрят мозги «обшественно-частным партнерством». (Марша Мэри Бэйкер).

Статьи опубликованы на английском языке в журнале EIR, 11 августа 2006 г. Перевод с английского К. Бородинского.

Об этих структурах в последнее время EIR публиковал следующие материалы: “Rohatyn's Fascist Roots Are Showing” (EIR, June 30, 2006); и “Stop Being a Dupe! Know Your Actual Enemy,” — Lyndon LaRouche, с сопутствующими документами Jeff Steinberg, “Fact Sheet: The Enemy Is Oligarchism” (EIR, Aug. 4, 2006).

К началу страницы