Наступление на российских «олигархов»

Джонатан Тенненбаум

(Статья опубликована на английском языке в журнале
Executive Intelligence Review, 22 авг. 2003 г.
)

Наступление прокуратуры на нефтяного магната мультимиллиардера Михаила Ходорковского означает борьбу за власть в Москве стратегического масштаба.

Второго июля российские правоохранительные органы арестовали председателя МФО «Менатеп» Платона Лебедева, правую руку главных российских олигархов Михаила Ходорковского и Романа Абрамовича, и главного держателя акций в гигантской нефтяной компании «Юкос», принадлежащей Ходорковскому.

Кроме Лебедева, обвиненного в обмане российского государства на почти 500 миллионов долларов в 1994 году в ходе приватизации через акционирование, российские власти арестовали также руководителя службы безопасности «Юкоса» Алексея Пичугина по подозрению в соучастии в двух убийствах в прошлом году. Через некоторое время и самого Ходорковского вызвали в прокуратуру на допрос.

Первоначально эти действия были расценены как тривиальный политический спектакль, попытку Кремля создать у общества впечатление – накануне декабрьских парламентских выборов и президентских выборов в следующем году – что российский президент Владимир Путин намерен разобраться с ненавистными олигархами и покончить с коррупцией.

Кстати, аресту Лебедева предшествовал картинный, «телевизионный» арест генерала Валентина Ганеева, руководителя службы безопасности Министерства по чрезвычайным ситуациям во время операции, проведенной тремя сотнями сотрудников ФСБ и Министерства внутренних дел. Через три дня Генеральная прокуратура обвинила руководителя либеральной партии Михаила Коданова в организации убийства своего коллеги по партии Сергея Юшенкова, случившегося в апреле.

Но мало кто, однако, предполагал, что Путин готов всерьез взяться за олигархов, особенно респектабельного Ходорковского, богатейшего человека в России, с его высокопоставленными связями в политических и финансовых кругах Великобритании и Соединенных Штатов.

Действия прокуратуры были расценены скорее как «шлепок по рукам», нежели нечто серьезное – намек Ходорковскому умерить растущую прыть в финансировании политических партий, конкурирующих с путинским «Единством», и заставить его более уважительно относиться к государству, включая более аккуратную плату налогов.

Но шли июльские недели, и становилось понятно, что российские правохранители – при поддержке влиятельной группировки в Кремле – серьезны в своих намерениях.

Миллиардеру Лебедеву отказали в освобождении под залог и оставили в тюрьме, несмотря на широкие протесты – включая премьер-министра Михаила Касьянова, советника президента по экономическим вопросам Илларионова, американского посла в Москве Александра Вершбоу и друга Ходорковского лорда Якова Ротшильда.

Примечательно, что Лебедев содержится не в обычной тюрьме, а в бывшем изоляторе КГБ «Лефортово», сейчас находящейся в распоряжении ФСБ и обычно использующейся для содержания преступников, совершивших тяжкие политические преступления – государственная измена, терроризм.

По мере того, как российская прокуратура и суды усиливают нажим на Ходорковского и «Юкос», рыночная стоимость акций «Юкоса» упала на 20%.

Между тем, хор либералов от экономики как в самой России, так и за ее пределами, предупреждает, что возбуждение дела в отношении Лебедева по поводу незаконного завладения государственной собственностью в 1994 году может означать изменение позиции Путина в отношении всего процесса «криминальной приватизации» в начале 1990-х. Тогда горстка выскочек-проходимцев умудрилась захватить контроль над огромными сырьевыми и промышленными богатствами страны.

В то время как премьер Касьянов объявил на заседании Кабинета в июле, что «результаты приватизации нерушимы», - и до сих пор Путин поддерживал эту позицию, - ему (Касьянову) практически мгновенно возразил в телевизионном обращении первый заместитель председателя Госкомимущества Александр Браверман. Коснувшись случая Лебедева, Браверман сказал, что он не исключает возможности юридического пересмотра «некоторых случаев приватизации».

Министр экономики и торговли Герман Греф в интервью прессе подтвердил, что 10-летний период исков по конкретным приватизационным сделкам для большинства компаний еще не истек.

На брифинге 28 июля представитель Генеральной прокуратуры публично обвинил Касьянова, упомянув его персонально, заявив, что критика премьер-министра по поводу содержания под стражей Лебедева представляет попытку «оказать давление на судебные органы».

Хотя Президент Путин подчеркнуто избегал публичного выражения своего отношения к делу Лебедева-Ходорковского, немногие сомневаются, что действия Генпрокуратуры планировались заранее, и не были бы предприняты без разрешения Президента. В интервью 18 июля {Business Week} Ходорковского спросили, как он предполагает найти выход из этого трудного положения. Он ответил: «Единственно кому я могу пожаловаться, это Президенту». Но Путин не отреагировал на просьбу Ходорковского о встрече.

Стратегические соображения

Сейчас нет сомнения, что этот случай свидетельствует о борьбе за власть в России, и результаты которой борьбы могут не только определить политическое будущее этой страны, но и оказывают стратегическое воздействие на ситуацию в мире в целом уже сейчас. Для того, что определить место этой ситуации в стратегическом контексте, следует иметь в виду:

Наступление на «Юкос» и «Менатеп» началось через два месяца после объявления 23 апреля соглашения о слиянии двух российских нефтяных гигантов – «Юкоса» и «Сибнефти», приводившего к установлению прямого контроля Ходорковского над вторыми по величине запасами углеводородного сырья в мире (составляющими более 19 миллиардов баррелей нефти и газа), что меньше, чем у Exxon/Mobil, но больше, чем у British Petroleum (BP), Chevron-Texaco и французской TotalFinaElf.

Таким образом, «Юкос-Сибнефть» становилась крупнейшей компанией в России, и обходила газового монополиста «Газпром». Сделка между «Юкосом» и «Сибнефтью» следует за слиянием российского нефтяного гиганта Tyumen Oil (ТНК) с «Бритиш петролеум», заключенным в начале года, до настоящего времени крупнейшего слияния в российской истории.

Вместе же, слияния «Бритиш петролеум» и ТНК, и «Юкоса» и «Сибнефти», означают концентрацию чрезвычайно большой доли российских нефтяных ресурсов, включая практически все резервы в стратегическом восточно-сибирском регионе в руках двух гигантских компаний, тесно связанных с англо-американскими финансовыми интересами.

(Следует отметить, что главные держатели акций «Юкоса» – лебедевский «Менатеп» и компания под названием «Гуллер» (Huller) располагаются в офшорах - соответственно в Гибралтаре и на Кипре!). По сведениям многочисленных источников, в недели, предшествовавшие аресту Лебедева, Ходорковский лихорадочного суетился между Москвой, Лондоном и разными городами в США, и вел переговоры о сбыте больших объемов акций «Юкоса-Сибнефти» «иностранным инвесторам».

Такое развитие событий создавало реальную угрозу для России в самом ближайшем времени потерять контроль над своими стратегическими ресурсами, а также и над экономикой страны в целом.

Ходорковский даже и не пытался скрывать свою деятельность в качестве де-факто англо-американского ходатая в российском бизнесе и политических кругах. В правлении его фонда «Открытая Россия», базирующегося в Лондоне, кроме самого Ходорковского заседают Генри Киссинджер, лорд Яков Ротшильд и бывший посол США в России Артур Гартман. Бюро «Юкоса» в Лондоне возглавляет недоброй славы лорд Дэвид Оуэн.

Чрезвычайно красноречиво поведение Ходорковского после ареста Лебедева. На следующий день он лично появился на приеме по случаю Дня независимости в резиденции посла США в России, неоконсерватора Александра Вершбоу, и открыто пожаловался на «притеснения» Лебедева властями.

Сразу же после этого Ходорковский улетел в Соединенные Штаты на торжественную встречу, организованную фигурой Уолл-стрита Хербом Алленом, где, как можно судить по фотографиям, шутил и смеялся в компании коллег-миллиардеров Уоррена Баффета и Билла Гейтса, а также Нью-Йоркского мэра Майкла Блумберга. Оттуда он улетел в Вашингтон, где встретился с депутатом Палаты представителей Томом Лантосом (депутат от демократической партии, Калифорния), министром энергетики Спенсером Абрахамом и другими неназванными чиновниками администрации Буша.

Но что еще более важно, в месяцы, предшествовавшие войне в Ираке, Ходорковский играл главную роль с российской стороны в попытках разрушить французско-немецко-российский альянс, выступавший против войны, и переманить Россию полностью на сторону администрации Буша.

Ходорковский был главным активистом с российской стороны по продвижению концепции «энергетического союза» с США, в котором Россия гарантировала бы поставку нефти в США в случае затяжной нестабильности на Ближнем Востоке.

В то время как Россию соблазняли обещаниями несметных миллиардов долларов, в США эту же идею в качестве аргумента использовали вице-президент Ричард Чейни и другие ястребы, утверждавшие, что разрыв отношений и дестабилизация Саудовской Аравии и других бывших партнеров в арабском мире не ударит по самим Соединенным Штатам.

И уже 13 марта, менее чем за неделю до того, как на Багдад посыпались бомбы, в интервью {Business Week}, озаглавленном «Российский призыв поддержать Америку» Ходорковский утверждал, что «Россия не должна упустить свой шанс» и заключить союз с Соединенными Штатами, а не выступать на стороне европейцев против войны с Ираком.

Из всего этого ясно, что наступление на Ходорковского со стороны российских властей и красноречивый отказ Путина вступиться за него, имеют глубокий стратегический подтекст, и не могут рассматриваться как обычное политическое шоу.

Более широкий контекст

Ходит много слухов по поводу того, кто инициировал эти события, кто их поддерживает в Кремле, и какая политика за этим стоит. Политические сторонники Ходорковского показывают пальцем на двух бывших офицеров КГБ в администрации Путина – Виктора Иванова и Игоря Сечина.

Они принадлежат к группе так называемых «силовиков» (милиция и службы безопасности), - тех, кто пытается защитить национальный суверенитет и национальные интересы России от узурпации олигархами с их заграничными связями. Либералы озабочены, что силовики начинают заранее укреплять позиции для возможного второго президентского срока для Путина.

Однако, большой вопрос состоит в том, какую политику они могут предложить для возрождения страны. Какой они видят роль России в мировом развитии? Ориентируются ли они на усилия Ларуша изменить политику США и создать новые условия для сотрудничества между США и Россией?

Любопытно, что до наступления на Ходорковского в начале года широкую огласку получил документ, предупреждавший о попытке олигархического переворота в России, и прямо указывавший на Ходорковского. Бескровный «ползучий» переворот должен произойти в результате изменения Конституции, резкого ослабления власти Президента в пользу «парламентской демократии по европейскому образцу», которой легко манипулировать.

Косвенно комментируя этот документ, Путин заявил, что такие изменения «неприемлемы и опасны». Документ с анализом персоналий и деятельности олигархов подписали политологи, представляющие самые разные круги, включая КПРФ и либеральный СПС.

Что еще более любопытно, в документе упоминается венецианская модель 17 - 18 вв. как образчик прямого правления Россией узким кругом компрадорских семейств. Хотя «синархизм» и «фашизм» и не упоминаются, опасения, высказываемые в документе, вполне созвучны предупреждениям Линдона Ларуша об опасности мирового синархистского переворота.

К началу страницы