Пресс-служба EIR - ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ - Валютно-финансовой кризис - 4.01.02

4 января 2002 г. — СТАБИЛЬНОСТИ В АРГЕНТИНЕ НЕ БУДЕТ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ БУДЕТ СОЗДАНА НАЦИОНАЛЬНАЯ БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА, ориентированная на выпуск кредита под создание рабочих мест.

Линдон Ларуш, потенциальный кандидат от Демократической партии США на президентских выборах 2004 года, заявляет, что череда несостоятельных правительств в Аргентине будет сменяться до тех пор, пока одно из правительств не примет решение о создании новой национальной банковской системы для возрождения внутренней экономики.

Как наблюдатель-эксперт, давно предугадавший нынешний ход событий в Аргентине, Линдон Ларуш отмечает:

«Создание внутренней банковской системы, защищенной от международного спекулятивного пузыря, системы, генерирующей кредит для финансирования миллиона новых рабочих мест в стране, абсолютно необходимо для выживания Аргентины. Экономическая депрессия, хаос и неуправляемость будут продолжать преследовать страну, пока не будет произведена такого рода банковская реорганизация».

Далее Ларуш характеризует международную ситуацию, обусловливающую аргентинские события:

«1. Мир вступил в решающую, терминальную фазу дезинтеграции нынешней международной валютно-финансовой системы. Однако эта фаза определяется не отношениями валютного или финансового характера, а двумя взаимозависимыми обстоятельствами: мире переживает ныне нарастающую физико-экономическую дефляцию в производстве жизненно необходимых товаров и услуг; вместе с тем отсрочка краха нынешней валютно-финансовой системы может достигаться лишь путем ускоренного раздувания и без того гиперинфляционного финансового пузыря на мировых финансовых рынках.

2. Таким образом, до тех пор, пока государства будут прилежно следовать вызубренным политическим инструкциям нынешних международных валютных институтов, каждое из них будет обречено на позорный уход со сцены, вплоть до момента, когда их нации начнут распадаться, либо вплоть до того момента, пока не возникнут правительства с существенными характеристиками, не совпадающими с ныне существующими политическими элитами Америки, Западной Европы и многих других мест на земном шаре.

3. Эти обстоятельства предоставляют мне и моим коллегам уникально высокий авторитет лидерства. Особую важность имеют два аспекта этого авторитета. Во-первых, экономические прогнозы, которые я распространял во всем мире в течение более тридцати лет до сегодняшнего дня, являются единственными прогнозами, доказавшими свою содержательную правоту, в то время как все оппоненты этих прогнозов, в том числе почти все лауреаты Нобелевских премий в области экономики, теперь практически обнаружили свою полную некомпетентность. Во-вторых, так называемая «утопическая» военно-стратегическая фракция, все более доминировавшая в делах членов НАТО и других государств в течение последних пятидесяти лет, ныне привела весь мир в целом на грань опустошительной всемирной религиозной войны, способной воспроизвести в мировом масштабе ужас европейских религиозных войн 1618-1648 годов.

4. Во всем, о чем я говорил, и во всей политической практике моего движения отправной точкой всех инициатив остается уникальная Американская система политической экономии как наиболее прогрессивная система до сегодняшнего дня. Таким образом, несмотря на то, что международная конъюнктура разрушила институты практической внутренней и внешней политики, приверженность основам изначальной Американской революции под руководством Авраама Линкольна, а также опыту сопротивления коррупции британских тори в период власти президента Франклина Рузвельта, придает задаче, стоящей сегодня перед США, сущностный смысл новой подтверждения — не столько поиска некоего нового подхода, сколько продолжения Американской революции в период ускоряющегося мирового кризиса.

5. Следовательно, мы должны двигаться вперед с непоколебимой убежденностью в том, что наш вклад в руководство мировым процессом на этом перепутье совершенно исключителен. Мы должны обратиться к тем урокам прошлого, которые говорят нам, что во времена великого кризиса со сцены истории с ошеломляющей скоростью сносятся могучие правительства и даже самые укорененные политические партии и расхожие поверья. Самым внезапным и беспощадным образом в мусорную яму истории уносятся пристрастия упадочной культуры. И только лидерство, основывающееся на идеях, действительно необходимых в эпоху такого кризиса, как сегодняшний, представляет интерес и единственно достойно применения».

Возвращаясь к ситуации в Аргентине, Ларуш поясняет:

«Нынешняя национальная банковская система, на 90% контролируемая иностранными банками, является полным банкротом и полностью вышла из строя. Единственный способ помочь ей подняться на ноги и вернуть гражданам Аргентины их сбережения, замороженные сегодня в банках, состоит в создании новой, реогранизованной национальной банковской системы. Затем центральному правительству следует использовать эту новую систему для выпуску целевого кредита, выпущенного в неконвертируемой национальной валюте, для финансирования миллиона новых рабочих мест в правильно выбранных отраслях, с которых следует начинать выздоровление экономики. В этом, наряду с уже объявленным мораторием на выплату долга, и состоят необходимые политические меры.

Наблюдая Аргентину сегодня, можно вспомнить революцию (февраля) 1917 года в России после свержения монархии. Как и после ухода в отставку президента Фернандо де ла Руа, в тогдашней России одно за другим сменялись правительства. В России это закончилось большевистской революцией. В Аргентине, если кризис не будет разрешен в соответствии с указанным мною принципам, хаос и революции станут перманентным состоянием».

Сергей Глазьев о провале «аргентинской модели».

К началу страницы