Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС).
Логика развития 2006 г. Глобальный и региональные измерения

(тезисы Интернет-конференции)

Институт Дальнего Востока РАН
В.н.с., проф. С.Г.Лузянин

Общая фабула. Юбилейный, 5-й саммит ШОС (5–17 июня, 2006 г., Шанхай, КНР), подтвердил: организация притягательна и интересна для многих стран Востока, которые хотели бы жить в многополярном мире, в мире без американского диктата. Мировой рейтинг организации стремительно растет, уже образовалась солидная очередь на вступление в ШОС, причем в числе «очередников» такие крупные государства, как Индия, Пакистан, Иран и Монголия, имеющие статус наблюдателей. Специальная контактная группа работает с Афганистаном. Известно также, что наблюдателями хотели бы стать Белоруссия и ряд других государств. Многие солидные международные организации уже наладили либо хотели наладить сотрудничество с ШОС. На саммите в Шанхае был объявлен мораторий на дальнейшее расширение организации. Видимо, скоро будет введен статус «партнер по диалогу» – промежуточный между наблюдателем и постоянным членом. Руководство ШОС решило приостановить слишком стремительное поступательное движение, «переварив» политически и идеологически уже то, что создано.

ШОС и проблема сдерживания США. В основе все более укрепляющихся позиций ШОС – российско-китайский стержень стратегического партнерства, который экстраполируется на всю организацию. Кроме основных задач – борьба против экстремизма, терроризма и сепаратизма, развитие экономического и гуманитарного сотрудничества в регионе Центральной Азии, объективно ШОС становится важным элементом «сдерживания» экстремизма США. Иракская авантюра, ливано-израильская война, истерия вокруг Ирана еще раз продемонстрировали авантюризм политики США и необходимость укрепления политически альтернативных организаций в мире, типа ШОС. Локально ШОС уже сегодня является серьезным политическим противовесом США на пространстве Евразии.

Региональная специфика ШОС. Внутреннюю структуру ШОС, при обязательном консенсусе всех государств, условно можно интерпретировать как «три (Китай, Россия, Казахстан) плюс три (Узбекистан, Киргизия, Таджикистан)». Первая тройка – явные лидеры организации, которые инициируют те или иные вопросы и решения для общего утверждения. Создание «демократической оси» от Прибалтики до Грузии, американские проекты «Большой Центральной Азии» (БЦА) и другие вызывают и будут вызывать ответные действия Москвы и Пекина. Владимир Путин и Ху Цзиньтао в рамках единого проекта ШОС сумели предложить региону Центральной Азии свою повестку безопасности, развития и модернизации. Привлекательность данной повестки для местных элит в том, что она не предполагает радикальной «демократизации» существующих режимов по известному американскому сценарию, полностью их поддерживает и дает возможность отсталым странам (Таджикистану, Киргизии, Узбекистану) для экономического развития за счет ресурсов более развитых – Китая, России, Казахстана. Модернизация, безопасность и стабильность региона – главные пункты повестки ШОС на сегодня.

Пекин вкладывает в проект ШОС больше экономический смысл. В свое время ему удалось убедить Москву и центрально-азиатских участников, что спектр деятельности организации должен охватывать максимально возможное количество направлений, включая экономическое, гуманитарное, интеграционное, а не только вопросы безопасности. Так, в 2005 г. КНР предложила 900 млн. млн. долл. на развитие экономических проектов. Механизм «второго колеса» - экономического сотрудничества был запущен, и деятельность организация приобрела действительно комплексный характер. Проявились гуманитарное направление и «вторая дорожка» в лице Форума ШОС и пр. «Гармонизация ШОС» - это долговременная и продуманная китайская политика, получившая полную поддержку на саммите от остальных пяти членов. Вполне вероятно, что проект ШОС – это только часть более долговременной центрально-азиатской стратагемы Китая.

Таким образом, несмотря на внутренние дискуссии, ШОС выросла из «регионального костюма» и примеряет большие «геополитические одежды». Сфера интересов организации сегодня - Центральная и Северо-Восточная Азия, а в среднесрочной перспективе, еще и Южная Азия и Средний Восток. Одновременно, в структурах организации, фактически, произошла своеобразная институализация знаменитого «треугольника» Россия – Индия – Китай, с учетом того, что Индия стала наблюдателем. В 2007 г. на территории России запланированы военные учения всех участников ШОС – то есть боевых соединений шести государств. Уже проведены учения России и Китая «Мирная миссия – 2005 г.» на территории КНР, а также серия российско-индийских сухопутных и морских военных маневров в 2004-2005 гг.

Перспективы и прогнозы на 2006 – 2008 гг. . Серьезным геополитическим фактором усиления ШОС мог бы стать перевод в ее постоянные члены Индии и Пакистана. Для России в этой связке приоритетный партнер – Индия, а для Китая, несмотря на радикальное улучшение отношений Пекина и Нью-Дели, остается Пакистан. Препятствием для вхождения этих стран, кроме общего моратория на расширение состава ШОС, является кашмирская проблема и неприсоединение Индии и Пакистана к ДНЯО, что противоречит установкам других участников ШОС на строгое следование режиму нераспространения.

Не менее сложной представляется ситуация с Ираном. Для руководства Исламской Республики Иран участие в ШОС дает возможность получения дополнительного политического ресурса в противостоянии с США и его союзниками. Для ШОС привлекательны энергетические возможности Ирана – крупнейшего нефте и газодобывающего государства, которые хотели бы использовать Индия и Китай. Как известно, уже реализуется крупный ирано-индийский газовый проект, связанный с поставками газа в Индию. В данном проекте объективно заинтересован и Пакистан, также стремящийся подключиться к иранскому газу. Российский интерес обусловлен углублением российско-иранского сотрудничества в области мирной ядерной энергетики (строительство АЭС в Бушере) и развитии выгодных Москве транспортных «коридоров» «Север – Юг». Вместе с тем, сближение ШОС с Ираном создает угрозу ухудшения ее отношений с США. В первую очередь это касается Индии, России и Пакистана. Понятно, что ШОС как структура, альтернативная американским проектам, в какой-то степени заинтересована в политическом сближении с Ираном, но до определенного предела. В Москве, Пекине и Дели опасаются, что Иран на некоем этапе может выйти не только из-под влияния ШОС, но и всего мирового сообщества.

Москва, Институт Дальнего Востока РАН, 24 августа 2006 г.

К началу страницы