Парламентские слушания
«О мерах по обеспечению развития
российской экономики в условиях дестабилизации
мировой финансовой системы»
(29.06.01)

Выступление академика Д.С. Львова

Академик Д.С. Львов: Уважаемые коллеги, мне хотелось бы поделиться с вами соображениями, которые непосредственно касаются той важной, исключительно актуальной проблемы, которая вынесена сегодня на парламентские слушания.

Я бы не хотел, чтобы эту проблему мы упрощали, чтобы целый ряд моментов, который, действительно, отражает реальные процессы надо вскрыть, прежде всего, глубинные, причинные связи, которые имеют место. И тогда, очевидно, мы могли бы сделать более обоснованные, объективные выводы о той ситуации, с которой радо считаться и делать соответствующие выводы.

Но мне представляется, что, вообще говоря, сегодня идет дальнейший процесс глобализации мировой экономики. Ведущие державы мира и Соединенные Штаты имеют достаточно крупный материальный, финансовый потенциал, которые позволяет ей сегодня определять целый ряд направлений мирового развития. И с этим нельзя не считаться. Можно много раз говорить о том, что мы наблюдаем, и это действительно так, кризисные явления, как в финансах Соединенных Штатов, так и в мировой финансовой системе. Но было бы неверным не видеть и тех колоссальных изменений, которые произошли и в самих Соединенных Штатах. Прежде всего, в социальной сфере, в реструктуризации финансовой системы и.т. д. Но это не может заслонить от нас нарастание кризисных явлений в самих США.

И в этой связи, конечно, меня, прежде всего, беспокоит следующее обстоятельство. Значит, конечно, сегодняшняя мировая финансовая система, она является действительно достаточно неустойчивой, ее можно выразить в виде своеобразной перевернутой финансовой пирамидой, нижнее основание которой это реальный сектор экономики, на долю которого по оценкам приходится, примерно, 12 – 14 процентов всего объема финансовых ресурсов в мире, а верхняя часть этой перевернутой, широкая часть, пирамиды, на долю которой приходится порядка 67-68 процентов, львиная часть представляет собой вообще не реальный сектор, а деревотивы, спекулятивные операции и так далее.

И мы, с одной стороны, наблюдаем колоссальные успехи постиндустриальной информационной технологии общества, которая дает невиданные возможности для развития производительных сил и повышения эффективности производства: Интернет и так далее, а, с другой стороны, наблюдаем очень неприятные кризисные явления в мировом развитии. Они проявляются, прежде всего, в том, что сегодня не представляет большого труда в реальном масштабе времени: перемещение сотен миллиардов долларов из одной точки земного шара в другую. А это обеспечивает возможности даже при слабом долларе, даже при малообеспеченном, в одночасье страна, которая, вроде бы, шла в рост, может оказаться моментально страной-банкротом, о чем яркое свидетельство стран Юго-Восточной Азии, о чем говорил премьер-министр, в Малайзии и так далее, и так далее. И таких примеров уйма. Южная Корея и так далее. Что происходит?

И вот вам оборотная сторона. Как быстро перебрасывается, а, следовательно, оценка реальных активов, происходящая в мире, за которой нет реального экономического материального содержания. В какой-то мере об этом говорили наши коллеги, профессор Ларуш, Тенненбаум. Но, вообще говоря, проблема мне представляется более сложной. Ведь мало того, чтобы сказать, скажем, это плохая система, надо было бы то-то и то-то делать, но, мне кажется, она не раскрывает главного и основного, на что нужно было бы обратить внимание научной нашей общественности, мирового сообщества, наших законодателей. Вот этой части я и хотел посвятить своей доклад.

Ведь когда мы говорим о мировой, о рыночной экономике, мы должны признать, если говорим о финансовом кризисе, это лишь отголосок, некоторое отдаленное явление, которое, вообще говоря, исходным и определяющим является глобальное противоречие. Противоречие между человеком, а более правильно сказать обществом и природой.

Вы посмотрите, что происходит в мире. За последние 12 лет резкое увеличение крупных природных катастроф. И что очень существенно, как показали исследования наших очень крупных ученых, в частности Осипова нашего академика, что теперь, если взять три группы стран, стран с низким доходом, средний доход и так называемые страны «золотого миллиарда», то теперь в результате природных катастроф мир и эти страны огромную часть своего дохода вынуждены тратить на ликвидацию последствий катастроф. И самое существенно, что огромную долю вынуждены тратить страны, так называемого «отсталого мира». На их долю ликвидаций катастроф 20-22 процента их валового внутреннего продукта, в то время, как страны «золотого миллиарда» тоже подвержены этим катастрофам, тоже огромные последствия, но доля их ликвидаций последствий четыре процента – для Соединенных Штатов Америки. То есть в пять раз меньше.

И этот процесс идет по многим линиям. И если вчера страны так называемого «отсталого мира» имели хоть какую-то надежду приблизиться к странам «золотого миллиарда», то мировое развитие, это надо подчеркнуть, сегодня показывает, что эта иллюзия, и отсталые страны теперь будут отсталыми навсегда. И если мы свой образ, России я имею в виду, не поменяем, то и нас ждет такая участь какой бы механизм не применяли.

И в этой связи я задаю второй вопрос. А то, что происходит в России – это что, наше национальное явление? Мы что, как вот следует из выступлений наших либерал-демократов, огромная статья Мау появилась, это революция, которую мы сделали и так далее, в финансовой сфере, это благо для страны. А на этот вопрос я отвечаю следующим образом.

Нет, то, что произошло в России имеет к ней такое же отношение, как к Соединенным Штатам Америки, как к Германии, Европе, как Японии. Мы сегодня по существу переживаем глобальный кризис, и если мы говорим о финансах, это очень правильно, но это лишь одна часть, и недосказываем до конца. А главное и основное, с моей точки зрения, ни одно западное правительство, а тем более наше, никогда не подходило к раскрытию этой корневой причины. А это корневая причина, мне представляется, нерешенность проблемы собственности.

Прежде всего, нерешенность проблемы собственности на природно-ресурсный потенциал планеты. Ни одна страна мира сегодня не в состоянии решать эти глобальные проблемы. Частная собственность. Ну, а то, что, вообще говоря, не является делом рук человеческих, не является следствием капитала, бизнеса, финансовых рисков, должна принадлежать всем.

В этой связи, посмотрите классический пример это, конечно, Россия. На долю бизнеса сегодня относится, если принять весь доход России за 100 процентов, нераспределенный доход, подчеркиваю, приходится не более 20 процентов. Это капитал, это его риски, это наши банки и так далее. Одна пятая часть и то я преувеличиваю. На долю труда – это пять процентов. А две третьи никакого касательства к бизнесу не имеют, не к труду. Это то, что в России это наиболее рельефно. В России от Бога, это ее природные ресурсы, это ее территория, это ее газ, нефть и так далее. Разве не это реальные материальные активы, которые должны найти отражение в нашей финансовой системе.

Я задаю третий вопрос. На чьем балансе сегодня находится то, что создает две третьи национального богатства страны? И ответ очевидный. Не на чем. Есть декларация, есть слова, а что, разве нефтяные наши компании, они что в воздухе висят? Почему же мы элементарные вещи не делаем? Оценка природного богатства, которое я разрабатываю, разве оно бесплатно? А разве Газпром, который всего имеет 37 процентов долю государства, а те месторождения, те отводы земли, группа «А», «Б», «С» – это что, бесплатно, на чьем балансе это? Ни на чьем. Но тогда мы подходим к пониманию, что государство, как выразитель общества, как выразитель общества, ушло из экономики, отдав бесплатно то, что не является результатом ни бизнеса, ни капитала.

А в этой связи, о какой финансовой системе мы говорим? Вот вам проявление, пожалуйста, следующее следствие. Вдруг ни с того, ни с сего сейчас активизировались наши, как их теперь называют, магнаты. Ребята, давайте теперь полностью реабилитируем наш валютный контроль. Отменим его. 75 процентов это плохо. Почему плохо? Потому что у нас сегодня, мы не знаем, что делать с деньгами. 438 миллиардов рублей, за которыми стоит реальное валютное обеспечение Центрального банка. Что мы делаем? Ввели такой совершенно неприличный термин, как стерилизация. 50 процентов, даже больше, где-то 52 процента, это мы увеличиваем корреспондентские счета, резервы банка. Правительство и банк не понимает что делать с этой массой. Она не идет в реальный сектор, а денег уйма. Никогда не было столько денег в экономике.

А что же делать дальше? Фондовых рынков нет. Куда пристроить, там нормальных займов нет и так далее. Вексельный оборот разрушен. Как поступить? И глубокомысленная пауза. Ведь если мы говорим о кризисе, то, прежде всего, и собрались здесь в этом высоком учреждении законодательном, то нам надо же решать эти вопросы. И решение, для меня тоже это третья часть, что я хотел бы сказать, достаточно очевидна.

Мне представляется очень важным, чтобы пока еще Россия имеет реальные возможности, она выступила инициатором глобального решения вопроса кризиса. А это значит, мы должны ресурсы природные, вода, воздушный бассейн, транспортные магистрали, это есть общественные достояния, которые принадлежат всем. И в этой связи рента-доход, который сегодня переводится две третьи за границу в оффшор через оффшорные каналы и так далее, есть реальный и должно стать реальным источником на перестройке нашей финансово-кредитной системе. Вот это я понимаю постановку. И давайте подумаем, что за этим стоит.

Посмотрите статистику. Ведь неужели вы не обратили внимание на тот существенный факт, который, вообще говоря, не может не беспокоить особенно наших законодателей. Вы посмотрите, нефтяники к Президенту приходят и говорят, мы плохо живем. Вообще-то, если так следовать их логике, то лучше бы закрыть наши все нефтяные промысли и брать у Арабских Эмиратов нефть. И нефть сегодня уже на нуле или близка к этому, хотя рентабельность там очень большая.

Газ. 32 или 35 миллиардов кубов. Нет газа в стране. Туркмены, вот туркмены теперь нас выручают. Да что же это творится. Вы посмотрите, во всех секторах, укрепляется рубль, ну, это понятное явление, говорят, все резко ухудшается. Конкурентная способность падает, доля импорта растет. Так что же это за страна-то будет. Определена доля сырьевой придаток, но тогда мы погибли все с вами. Тогда надо это признать и сказать, что все эти лозунги относительно социальных реформ, реформы так жилищно-коммунальные, здоровье, все то бред. Никакого касательства к нам не имеет. Либо мы действительно строим экономику на науке, но тогда должна быть другая система. Другая система взаимоотношений с банком, другая система финансов, кредитных отношений и так далее.

Чтобы мы правильно увидели, для этого надо сделать одну вещь – сделать расчеты, те, что мы делали в старое доброе время на основе, так называемых, оптимальных моделей управления. Что мы должны сделать? Рынок, не рынок – это распределение.

А сначала давайте определим, каков чистый доход России в мировых ценах? Вот же задача, которую надо решать. Да, и мы увидим огромное число секторов отрицательных – неконкурентоспособная продукция и так далее

Но одновременно с этим по расчетам 1999 года России… России чистый доход – 85, около 100 миллиардов долларов. Ну, никак не корреспондируется с …, и которых две трети, как я сказал, ренты. Где эта рента? Она присвоена оказалась 7 процентами олигархов, которые ею распоряжаются и сегодня еще дают советы Президенту, как нужно освободить от валютного контроля и так далее… Но вот же он резерв, на поверхности. Что для этого нужно сделать? Не надо никакого передела, о чем правильно подчеркивал Президент, а надо сделать простую акцию – перевести на баланс общества, то есть государства, сказать: опомнись, государство, возьми на свой баланс все природные ресурсы и тогда если я сегодня в той или иной нефтяной компании (я – государство) имею 5 процентов, завтра это будет 98.

Выпусти акции в свободном рыночном открытом обороте, реализуй эти возможности, криминала у тебя не будет, полицию мне не надо, вертикаль выстраивать и все пойдет в казну и за счет чего будет укрепляться наш рубль реально, будет развиваться промышленность. Вот этот путь, действительно, реальный. О чем нам надо думать и подготавливать соответствующие решения. Другого я просто не понимаю.

Спасибо.

На следующую страницу
К началу страницы