Парламентские слушания
«О мерах по обеспечению развития
российской экономики в условиях дестабилизации
мировой финансовой системы»
(29.06.01)

Председательствует председатель
Комитета по экономической политике и предпринимательству
С.Ю.Глазьев

Председательствующий: Наши парламентские слушания посвящены очень актуальному вопросу: проблемам адаптации российской экономики к угрозам глобального финансового кризиса.

Мы хорошо помним события 1998 года, когда в течение всего лишь двух недель российская экономика обесценилась в 30 раз. И до сих пор миллионы граждан не могут получить обратно своих сбережений, потерянных в результате этого финансового краха и, наверное, уже не сумеют их получить никогда.

Российская банковская система до сих пор по уровню своих активов и по своему уставному капиталу не вышла на предкризисный максимум. Поэтому нам очень важно сегодня, когда российская экономика вступила в фазу роста, тщательно учесть наш собственный печальный опыт и опыт других стран, с тем чтобы возможные угрозы, связанные с углублением глобального финансового кризиса не прервали подъем нашей промышленности и в целом народного хозяйства.

Ситуация выглядит достаточно противоречиво. С одной стороны, нам говорят о том, что угроз финансовой катастрофы впрямую опасаться не следует. И в частности, американская экономика по заявлению многих официальных лиц благополучно выбирается из состояния дестабилизации, которая возникла в прошлом году и в начале этого года. Но тем не менее существуют определенные закономерности экономического развития, действие которых неотвратимо и которые мы всегда должны иметь в виду вне зависимости колебаний экономической конъюнктуры.

Мы пригласили на наши парламентские слушания известных специалистов, работающих в сфере финансовых рынков, макроэкономического прогнозирования, правового регулирования инвестиционной деятельности. В том числе я признателен господину Ларушу, госпоже Ларуш, господину Тенненбауму, господину Карлу Михаелю Витту за то, что они откликнулись на наше предложение представить результаты своих исследований, которые, в общем-то, достаточно хорошо известны в мире и которые показывают глубину кризисного состояния глобальной финансовой системы. Наши коллеги откликнулись на наше предложение и присутствуют среди нас. Я от имени Комитета по экономической политике хочу сразу выразить им благодарность за это.

К сожалению, нашим депутатам и в целом российской общественности довольно слабо представляются реальные данные о состоянии глобальной финансовой системы. Прямо можем сказать, что ни в нашей печати, ни в дискуссиях эта тема сегодня не звучит в качестве актуальной, на которую следует обращать внимание.

Я не хочу предварять доклады. Я надеюсь, точнее, уверен в том, что они будут интересны и всеобъемлющи. Но все же хочу сказать несколько слов, с тем чтобы как-то, может быть, направить наше обсуждение.

Как вы видите из сообщений, несмотря на видимость благополучия и в нашей стране, и ведущих западных странах в действительности глобальная финансовая система испытывает довольно большие проблемы. Начиная с 1971 года, мы имеем уникальную ситуацию в мире, когда место глобальной валюты занял американский доллар, который эмитируется без каких-либо жестких ограничений.

Финансовые структуры, связанные с эмиссионным центром американской валюты, работают, как у нас принято говорить, в мягких бюджетных ограничениях. То есть они имеют доступ к рефинансированию в долларах из федеральной резервной системы в соответствии с тем спросом, который складывается на доллары во всем мире. Этот спрос искусственно поддерживается с 1971 года разнообразными финансовыми спекуляциями. Эти спекуляции втягивают в себя огромное количество капитала, благодаря их организации по принципу финансовых пирамид, когда искусственно нагнетается спрос на те или иные ценные бумаги, на их производные. И следствием этого становится так называемая экономика мыльных пузырей, когда за фасадом бурной экономической активности, высоких прибылей на финансовом рынке в действительности мы видим разорение реального сектора экономики, ухудшение показателей эффективности экономики. И это видимое благополучие строится просто на перераспределении национального богатства в пользу финансовых спекулянтов. Следствием финансовых пирамид всегда становится крах. Крах национальных финансовых систем, которые втягиваются или дают себя втянуть в такого рода финансовые пирамиды.

Крах, который испытала Россия, был, конечно, обусловлен внутренними причинами. Прежде всего, своей собственной пирамидой сначала ценных бумаг приватизированных предприятий, а затем пирамидой ГКО, которые неизбежно развалились, унеся с собой миллиарды долларов валютных резервов, вывезенных за границу, увезя 400 миллиардов рублей потерь. Но те, кто спекулировал на нашем рынке, имел возможность увеличить свое состояние в десятки раз. Можно посчитать, что на один доллар спекуляций, вложенных в российскую финансовую систему, удачливые инвесторы могли к концу, точнее, к середине 1998 года получать 20-30 долларов накопленной прибыли. Вывезя эти деньги из России перед финансовым крахом, они теперь могут их везти обратно, приобретя права собственности в российской экономике уже на 900 долларов в ценах докризисного периода, вследствие обесценения всех активов российской экономики в 30 раз после финансового краха.

Этот пример иллюстрирует величину призов, которые достаются в мировой экономике тем, кто умело вводит ее в состояние управляемого хаоса. Но проблема сегодня заключается в том, что этот хаос уже перестает быть управляемым. Государственный долг Соединенных Штатов превысил все разумные пределы. После эпизода финансового кризиса 1997 года разрушены финансовые системы Юго-Восточной Азии, России. Потребовались десятки миллиардов долларов, для того чтобы спасти от краха финансовую систему стран Латинской Америки. Но с тех пор напряжение только возрастает. Потому что машина по извлечению спекулятивных сверхприбылей не может остановиться сама по себе, она движется по объективным законам.

И сегодня мы видим, что центр кризиса перемещается в ядро глобальной финансовой системы. Потрясения, которые возникли на рынке Соединенных Штатов в прошлом году и в начале этого года, по своим масштабам, если бы они были 5 лет назад, были бы признаны финансовой катастрофой. Но сегодня мы уже настолько привыкли к перманентному финансовому кризису, что даже не отдаем себе отчет о том, что обесценение в триллионы, в 3 триллиона долларов на американском фондовом рынке высокотехнологических корпораций и связанных с ним сегментов рынка, это очень серьезный удар, вслед за которым следует ожидать и других ударов по глобальной финансовой системе. То есть маховик ничем не ограниченных финансовых спекуляций, подпитываемых безграничной эмиссией глобальной валюты, роль которую выполняет сегодня доллар, раскручен на полную мощь, и остановить его не может никто. Его еще могут некоторое время поддерживать в состоянии видимого равновесия.

Но, как мы знаем, финансовые пирамиды не могут существовать вечно. И ситуация, когда по всем экономическим прогнозам дестабилизация глобальной финансовой системы в перспективе будет углубляться, нам необходимо готовиться уже сейчас к отражению последствий и дестабилизирующих воздействий глобального финансового кризиса на российскую экономику.

Российская экономика сегодня очень открыта и очень уязвима по отношению к мировой финансовой системе. Достаточно сказать, что российская национальная валюта используется для обслуживания российской экономики в меньшей степени, чем мировые валюты. Если посмотреть, российский экспорт и импорт выражены в долларах, прибавить к этому валютные резервы, выраженные в долларах, прибавить к этому обязательства российских банков, выраженные в долларах, прибавить расчеты в долларах, прибавить сбережения граждан, выраженные в долларах, получится, что наша финансовая система по сути является суррогатным продолжением мировой финансовой системы, где доминирующую роль играет американский доллар.

И в ситуации дестабилизации этой системы несомненно российская экономика подвергнется очень серьезным шокам. Нетрудно оценить их масштаб, он будет, я думаю, сопоставим с последствиями финансового пресса 1998 года, если нам не удастся оградить нашу финансовую систему от дестабилизирующего влияния глобального финансового кризиса.

Вот на этом хотелось бы остановиться в основном на наших парламентских слушаниях, обсудить возможные пути повышения устойчивости нашей финансовой системы, обеспечение экономической безопасности ситуации углубляющегося финансового кризиса. Подумать над вопросами укрепления рубля, не в терминах укрепления курса рубля, а в терминах расширения сферы использования рубля в качестве полноценной российской валюты, которая была бы защищена от возможных дестабилизирующих влияний глобальной финансовой системы. Подумать об укреплении устойчивости нашей банковской системы в этой ситуации. Ну и подумать конечно в целом о повышении устойчивости российской экономики. Речь идет и о диверсификации валютных резервов, и о накоплении реальных резервов, материальных, которые позволили бы функционировать российской экономике в нормальной ситуации дестабилизации глобальной финансовой системы. Необходимо подумать о мерах, которые бы позволили нам сохранить хозяйственные связи за рубежом в ситуации, когда система международных расчетов может быть существенно разрушена. И здесь, видимо, надо говорить о возможностях перехода к национальным валютам в расчетах, прежде всего, в государствах Содружества, в расчетах с Европейским союзом, с Китаем, с Индией, то есть с нашими главными торговыми партнерами, от которых зависит наш критический импорт. То есть проблем более чем достаточно.

И с вашего позволения я хочу открыть наши парламентские слушания и предоставить слово нашему гостю, основателю хорошо известного в нашей стране Шиллеровского института, известному философу, историку, экономисту господину Линдону Ларушу.

На следующую страницу
К началу страницы