Линдон Ларуш: жизнь и идеи

Рейчел Дуглас

30 октября 2012 года

Перевод расшифровки видеовыступления на Круглом столе «В честь 90-летия ученого-энциклопедиста современности Линдона Ларуша» (II Международная конференция по фундаментальным проблемам устойчивого развития в системе «природа – общество – человек», посвященной итогам Мирового Саммита «Рио+20» и 155-летию К.Э. Циолковского)

Здравствуйте! Меня зовут Рейчел Дуглас, я член редакции американского журнала EIR, основанного Линдоном Ларушем. Кроме того, курирую русские Интернет-страницы движения Ларуша — это сайты, где мы публикуем письменные переводы трудов Ларуша и его коллег, а также видео-ролики с русскими субтитрами и озвучиванием. 

Хочу поблагодарить профессора Кузнецова, Бориса Евгеньевича Большакова и Сергея Викторовича Дышлевского за возможность выступать заочно на круглом столе. В целях экономии времени я буду выступать на русском языке, поэтому заранее прошу прощения за возможные ошибки.

К восьмому сентября — девяностому дню рождения Линдона Ларуша, со всех концов Земли пришли поздравления, которые мы собрали в юбилейный сборник. Среди них — сорок два приветствия и эссе из России, Украины, Армении, Таджикистана. Некоторые эти сообщения содержат, на мой взгляд, очень существенные описания мышления и деятельности Ларуша, поэтому я процитирую три-четыре из них.

Профессора Олег Леонидович Кузнецов и Борис Евгеньевич Большаков из Российской академии естественных наук и Университета «Дубна» — организаторы настоящей конференции — написали в своем письме Ларушу: «Желаем Вам крепкого здоровья и успехов в Вашем благородном деле спасения Человечества в условиях сохраняющего свое развитие мирового системного кризиса. Подобно тому, как в тяжелейшие годы Второй мировой войны великий Франклин Рузвельт вселял надежду и веру в общую победу союзников над гитлеровской Германией, Вы всей своей огромной и плодотворной общественной, политической и научной деятельностью даёте людям всего мира надежду и веру в победу разума над жаждой наживы».

Академик Сергей Глазьев приветствовал Линдона Ларуша, написав: «Ваш дар предвидения и разработанные Вами задолго до мирового финансового кризиса прогнозы коллапса существующей в мире финансовой системы снискали Вам славу пророка и гуру по ключевым проблемам развития человечества! Искренне желаю Вам новых творческих свершений, богатырского здоровья, счастья увидеть реализацию Ваших предложения и рекомендаций по оздоровлению и развитию мировой экономики».

Историк профессор Андрей Фурсов послал очень интересное, содержательное письмо на английском языке, которое я позволяю себе процитировать в своем переводе на русский: «Мир входит в очень тревожный период, о котором предупредили Линдон Ларуш с коллегами и некоторые другие ученые предупредили. Кажется, началась последняя «Велика охота» капиталистической эпохи. Основной приз — Евразия, особенно северная Евразия с ее пространством и ресурсами. Те, кто сегодня посылают наёмников в борьбу с народом Сирии и президентом Ассадом, завтра обратят свои взоры на Россию и Китай, стремясь к перестройке мира в соответствии со своими узкогрупповыми интересами. В такие периоды настоящее знание действительности становится решающим фактором, это психоисторическое оружие огромной силы. Линдон Ларуш является выдающимся генеральным конструктором такого оружия».

В этому году в российских СМИ появились несколько материалов, насыщенных информацией о жизни и идеях Линдона Ларуша. Так, весной сайт Терра Америка опубликовала цикл пяти статей и интервью, в том числе статью об отношениях Ларуша с разными кругами в России. Статья достойно освещает деятельность покойного профессора Тараса Васильевич Муранивского, который возглавлял московский филиал Шиллеровского института и много сделал для распространения антимонетаристских идей Ларуша о физической экономике, как раз в разгар первых либеральных реформ и всеобщего грабежа России и почти всего постсоветского пространства. Там есть и обзор диалога Ларуша с (тоже ныне покойными) академиками Гранбергом и Львовым, с профессором Станиславом Михайловичем Меньшиковым, и Побиском Кузнецовым — на темах от мегапроектов строительства коридоров развития, новых инфраструктурных платформ технологического развития до освоения Арктики, Космоса, и сохранения жизни человека на Земле и в Солнечной системе.

В свою очередь газета «Завтра» в юбилейной статье перечислила главные работы Линдона Ларуша, переведённые на русский язык. Русский перевод его книги «Вы на самом деле хотели бы знать все об экономике?» вышел в 1992 году, а спустя пять лет появилась книжка «Физическая экономика — платоновская эпистемологическая основа всех отраслей человеческого знания». Стенограмма круглого стола с Ларушем «Россия, США и глобальный финансовый кризис» была опубликована в 1996 году Институтом социально-политических исследований Российской академии наук. Среди статей Ларуша последних двух десятилетий российская тематика занимает заметное место: Меморандум «Перспективы возрождения народного хозяйства России» (1995-го года), «Стратегия Вернадского» (2001 г.), «О духе российской науки» (2001 г.), «Изменения политической карты мира: Менделеев был бы за!» (доклад для московской конференции «Мегапроекты востока России: Трансконтинентальная магистраль Евразия — Америка через Берингов пролив», 2007 г., «Свободная торговля против национальных интересов: экономические споры о России» (2008 г.).

Эти и другие труды Ларуша нашли практическое применение. Его встречи с премьер-министром Индии Индирой Ганди и с президентом Мексики Хосе Лопесом Портилло в начале восьмидесятых годов сопровождались созданием им проектов «Как Индия станет промышленным гигантом: сорокалетняя программа» и «Операция «Хуарес» для замены долгового рабства развивающихся стран континентальными проектами развития инфраструктуры, промышленности и сельского хозяйства. В те же годы Ларуш служил неофициальным советником администрации президента США Рональда Рейгана, добился принятия концепции, которая станет известной как Стратегическая оборонная инициатива. По замыслу Ларуша СОИ должна была стать областью научно-технического сотрудничества между США и СССР «для достижения общих целей человечества» — военно-стратегической безопасности и экономического прогресса в передовых отраслях науки и экономики. 

В декабре 1991-го года Ларуш предупредил о намерениях создателей финансовых «пузырей» — международных финансистов лондонского Сити и Уолл-стрита превратить страны бывшего Советского Союза в территорию для грабежа, «обдирания активов», и распространения наркотрафика. «Если президент Ельцин с его правительством будут проводить реформы по рецептам англо-американских советников», — сказал Ларуш, — «то результатом будет «хаос» и «стратегическая опасность». Он призвал своих сторонников начать кампанию за программу континентальных коридоров развития «Евроазиатский наземный мост», которая может финансироваться новой кредитной системой по образцу исторического «Американской системы политической экономии» Александра Гамильтона и аналогичных подходов Фридриха Листа и графа Витте в девятнадцатом веке.

Борьба Ларуша с мальтузианцами

Я думаю, что многие из присутствующих имели возможности читать эти работы. Они есть у нас на сайте, и стоит возвращаться к ним по меру развития системного кризиса и назревания понимания, что необходимо изменить всю парадигму современной общественной жизни и науки. 

На нашем круглом столе мне хотелось бы касаться некоторых дискуссионных сторон идей и деятельности Линдона Ларуша. То есть, с точки зрения определенных общепринятых аксиом современной политики они являются дискуссионными и вызывают большие споры. Мои замечания тоже связанные с одной из тем конференции — итоги Мирового Саммита «Рио + 20».

Сначала, краткое отступление. Это отступление переводчика, так как я по совместительству — переводчик. Когда я посещала Россию в начале девяностых годов (после двадцатилетнего перерыва), меня поразило повсеместное употребление выражения «устойчивое развитие». Как филолог, я его понимала на основе смысла слова «устойчивость» и родственных слов типа «устоять», «стойкий» — то есть, в смысле «не колебаться», «удержаться», и так далее. Для меня это русское понятие — «устойчивое развитие», показалось очень близким по смыслу к употребляемому Ларушем в статье «Проект А» слову “successful” («успешный») в выражении «успешное выживание» (“successful survival”): не только «выживание», но «успешное выживание»; не только «развитие», но «устойчивое развитие». Только позже, когда переводила для Линдона Ларуша на встрече в Курчатовском институте опытный российский переводчик-профессионал мне подсказал, что неправильно перевожу «устойчивое развитие», что нужно говорить не “stable development” или “steady development”, а именно “sustainable development”. 

Эта сплошная софистика в переводческом деле потому что на Западе, со времён основания Римского клуба в конце шестидесятых годов прошлого века, первого «Дня Земли» весной 1970-го года и внедрения «зелёных» аксиом в рамках Объединенных наций и других международных форумов — “sustainable development”, буквально «поддерживаемое», означает “not too much development” и в итоге “no development”: то есть, «ограниченное развитие». Но «ограниченное развитие» разрушит экономику и, в итоге, развития вообще не будет. 

На мой взгляд куда более разоблачающий документ в этом отношении, чем консенсус, изложенный на бюрократизированном языке в итоговых документах саммита Рио плюс двадцать — это доклад «Люди и планета», выпущенный британским Королевским научным обществом в апреле, накануне саммита. В нём подавляющий упор делается на обуздании роста народонаселения. Как известно, влиятельные мальтузианцы, такие, как принц Филип, Ханс-Иоахим Шельхубер и профессор Стэнфордского университета, автор книги «Бомба народонаселения» Пол Эрлих, считают, что потенциальная ёмкость планеты как экологической системы — не более двух миллиардов человек.

Стоит сопоставить такие расчеты с идеями Константина Циолковского и Краффт Эрике о «внеземной императиве» и заселении Солнечной системы. 

Ларуш основал свое движение в ходе борьбы с неомальтузианцами. Позже, в статье «Новое средневековье уже рядом: Брутальный «британский» империализм в наши дни» (2008 г.) он пишет об их происхождении:

«Дебаты на тему экологии развивались по линии деятельности тех англо-американских сторонников геноцида, которые раньше внесли свою лепту в поощрение движения евгеники. К их числу относятся неомальтузианские организации – Римский клуб и его ближайший союзник – базирующийся в Австрии Международный институт прикладного системного анализа (IIASA), возникший как ответвление Программы системного анализа Кембриджского университета, связанной с влиянием Бертрана Рассела».

В конце шестидесятых годов Ларуш организовал в студенческой среде США и Европы философское объединение сторонников научно-технического прогресса и классической культуры, которые вступили в бой одновременно с мальтузианцами Римского клуба и контркультурой «рок-секс-наркотики». В ответ на проект Римского клуба «Пределы роста» Ларуш написал книжку «Нет пределов роста». Активисты движения Ларуша бросили вызов авторам доклада «Пределы роста» Мэдуозу и Форрестеру на семинарах в Бостоне. В 1974-м году на Международной конференции Организации объединённых наций по народонаселения в Бухаресте, молодая Хельга Цепп (три года спустя она выйдет замуж за Линдона Ларуша) разоблачила планы мальтузианцев сокращения народонаселения и серьезно расстроила Джона Рокфеллера-третьего своим заявлением о том, что проблему нехватка ресурсов можно решить посредством развития энергетики управляемого термоядерного синтеза. 

На задней обложке книжки изображён красивый лес с подписью «Эти деревья можно сохранить без убийства миллионов детей и вашей собственной бабушки». Действительно, если хочется сохранить и развивать полезное «зелёное» на планете, то необходимо добиться успехов в развитии энергетики термоядерного синтеза, осуществлять большие проекты гидроинфрастуктуры, и развивать умение управлять погодой, вместо того чтобы покрыть территории вредными для полезных насекомых солнечными батареями и строить ветряные генераторы, которые убивают птиц.

Наследие Бертрана Рассела — системный анализ

Линдон Ларуш также боролся со сторонниками системного анализа — родственной с мальтузианством идеологии. Уже в конце сороковых-начале пятидесятых годов он начал прокладывать свой собственный путь в экономической науке именно с критики «теории информации» Винера-Шеннона, а также экономической «теории игр» Джона фон Неймана. В статье «Об открытии Ларуша» в 1993-м году он описал свою раннюю работу: 

«В области политической экономии мой подход был сосредоточен на решающей роли трёхэтапного процесса: во-первых, принципиальные открытия, революционным образом изменяющие аксиомы науки; во-вторых, прогресс в области конструирования станков и других машин на основе этих открытий; во-третьих, повышение производительных сил труда на основе первых двух этапов. Всё началось с моих возражений применению Норбертом Винером статистической информационной теории для описания характерных отличий жизненных процессов, а также для описания передачи идей между людьми».

Тем не менее, аксиомы системного анализа и соответствующие идеологические позиции стали нормой в формировании политики в наше время.

Я убеждена, что системный анализ и подходы, основанные на «игре с нулевой суммой» были и остаются серьезным препятствием процветанию науки и экономического мышления в России. Ведь сам основатель Римского клуба Аурелио Печчей уделял немало внимания внедрению этих доктрин в Советском Союзе. 

В 2010 году российский исследователь Игорь Захаров написал об этом статью «Метаморфозы Аурелию Печчеи» в газете «Новый Петербург». Цитирую часть статьи «За кулисами системного анализа». Автор рассказывает о роли того же Аурелио Печчеи в создании Международного института прикладного системного анализа (IIASA) со штаб-квартирой в Австрии; более известные учредители этого проекта — уолл-стритовская фигура, помощник президента США Линдона Джонсона Макджорж Банди и Джермен Гвишиани из кругов советской разведки, и позже английский лорд Солли Цукерман. В статья описана поездка Печчеи в новосибирский Академгородок в поиске будущих сотрудников IIASA. Это интересная статья, содержит замечания самого Печчеи о психологичкеских факторах в его попытках влиять на советских учёных; статью стоит читать. 

Ларуш в статье «Новое средневековье уже рядом» замечает о роли системного анализа в подзном Советском союзе:

«Если проанализировать последние десятилетия существования СССР, с начала якшанья с Расселом и ему подобными в пятидесятые годы, и влияние мальтузианских кембриджских проектов, основанных на системном анализе, видим следующее. Вот это идеологический яд, который заражал и разрушал советскую систему изнутри, сверху донизу, по мере приближения ее конца».

Также заслуживает внимание обсуждение этого вопроса в статье Ларуша «Что такое «первоначальное накопление». О предупреждении академика Львова» (2001 г.), которой по соображениям времени я не буду цитировать.

Так что не удивительно, что сценарий либеральных реформ в России был разработан именно в Международном институте прикладного системного анализа на семинарах, проведенных в 1990-м году. Вплоть до подробностей будущей приватизации и создания якобы «отсутствующего игрока» на советской сцене — сверхпредпринимателя (“Ueberunternehmer” в языке Шумпетера). Проще говоря — олигархов.

В свое время системный анализ был рекламирован как прогрессивная доктрина по сравнению с марксистским материализмом. Ларуш настаивает на том, что у этих подходов есть общие редукционистские пороки. Вам, наверно, известен довольно провокационный подзаголовок в книге Ларуша «Физическая экономика» — «Смит, Рикардо и Маркс как экономисты британского империализма, экономисты «нулевого роста». Меня понравилось то, как в одной из лекций в России в середине девяностых годов Ларуш нарисовал историю экономических теорий с физиократов (всё богатство от «щедрости Природы»), до идеологов Британской Ост-Индской компании (Адам Смит — богатство от торговли), до Маркса и Энгельса (трудовая теория стоимости), и сказал что эта последовательность отражает определённый прогресс, но все эти концепции источников богатства, в конце концов, одного типа. А «физическая экономика» — это наука высшего порядка, она основана на физических эффектах метафизического явления — творческой мысли человека.

В России, конечно, есть очень сильные, противоположные редукционизму и гоббсовому взгляду на мир традиции.

Несмотря на невозможность полного изложения наших исследований в кратком выступлении на круглом столе, я хочу по крайней мере намекнуть на следующие результаты. 

В ходе изучения корней современного радикального «зелёного» движения стало понятно, что его кумиры Бертран Рассел, Герберт Уэллс и автор теории «экосистем» сэр Артур Тэнсли панически реагировали на растущее влияние Владимира Ивановича Вернадского. Не буду распространяться на тему более поздних попыток радикальных «зеленых» как бы похитить Вернадского для своих целей, но уже в двадцатых годах прошлого века эти круги пришли в ужас от изложения Вернадским его идей о биосфере, не говоря уже о намёках на понятие «ноосфера». 

Спустя два года после знаменитых лекций Вернадского в Сорбонне в 1922-м и 1923-м годах, Уэллс, сер Джулиан Хаксли, и сын Уэллса Джордж Уэллс бросили все другие проекты (Герберт Уэллс в это время был автором мировых бестселлеров), чтобы работать на толстым томом, вышедшим в 1929-м году под названием «Наука жизни». В этой книге сказано, среди прочего, что жизнь возникла случайно из неживых процессов и что не существует человеческого сознания и разума, существует только мозг. В главе «Экологическая наука» авторы утверждают, что экономика в человеческом обществе, это всего лишь частный пример «экологии» животных. Их друг Тэнсли в статье, в которой он предложил термин «экосистема», сравнивает человеческий мозг с двигателем внутреннего сгорания. В свете распространения в те годы тезиса Халдейна-Опарина о возникновении жизни из неживого (в отличие от отстаивавшегося Вернадским принципа Франческо Реди «вся жизнь от жизни», то есть, жизнь есть один из фундаментальных принципов Вселенной), очевидно, что едва скрытая атака этих кругов на Вернадского стала подоплёкой нападок академика Деборина и других, обвинивших его в отрицании основ материализма.

Смена парадигма

Теперь продемонстирую отрывок из недавнего выступления Хельги Цепп-Ларуш на Международном общественном форуме «Диалог цивилизаций» на Острове Родос, в котором она указала на релевантность наследия предшественников «физической экономики» — Платона, Николая Кузанского, Лейбница — в борьбе за предотвращение мировой войны.

«Человечество готово на всех парах врезаться в кирпичную стену. И нужно без промедления определиться, достаточно ли умен Человек, оказавшийся в ситуации саморазрушения, чтобы изменить направление движения и прекратить гиблые попытки укрепить мировую империю и узаконить войну как средство решения геополитических конфликтов, и сменить подход на более жизненный.

Чтобы справиться с этой проблемой, нужно обратиться к эпистемологии. Нужно отказаться от методов мышления, коренящихся в олигархической системе — дедуктивных, позитивистских, эмпирических и монетаристских, равно как и от линейных статистических проекций, отражающих дурную бесконечность. У этого взгляда на мир нет ничего общего с реальной физической Вселенной и творческими способностями человеческого разума.

Творчество и любовь к человеку, двигавшие Николая Кузанского, Кеплера, Лейбница, Баха, Шиллера, Вернадского и Эйнштейна, если назвать всего нескольких, должны помочь нам создать картину лучшего будущего человечества, если, конечно, для этой высокой цели объединится достаточно сил.

Такое видение никогда не возникнет из аристотелевского мышления или «консенсуса» по поводу многочисленных второстепенных вопросов, то есть, мышления «снизу». Оно может появиться, если смотреть на проблемы «сверху». Метод coincidentia oppositorum Николая Кузанского (совпадение противоположностей), в соответствии с которым Единое — нечто высшего порядка, чем Множественное, стал фундаментом Вестфальского мирного договора и международного права, универсальным методом решения споров и конфликтов, не утратившим значения и сегодня.

Начинать нужно с общих целей человечества. Что может быть важнее онтологического вопроса esse — бытия, нашей способности обеспечить длительное и устойчивое продолжение жизни человека?

В силу антиэнтропийных закономерностей Вселенной, сохранение жизни человечества требует постоянного наращивания потенциальной относительной плотности населения и плотности потока энергии в производственных процессах. Если мы хотим найти решение двух экзистенциальных проблем для человечества — угрозы термоядерной войны и системного экономического кризиса — нужна новая парадигма, гармоничная с порядком Творения. Нужен план мира на 21-ый век, который разбудит воображение и надежды человечества.

Есть научные и технологические возможности обеспечить достойные условия жизни для всех, но более миллиарда страдает от голода и недоедания, и 25 000 детей — население целого малого города — каждый день умирает от голода, три миллиарда человек живут в бедности, им отказано в человеческих правах. Не есть ли наш священный долг использовать имеющиеся возможности? Необходима масштабная программа развития на основе идей Десятилетий развития ООН (1950-х и 1960-х), необходимо покончить со «сменой парадигмы» последних 40-50 лет как с тупиком, нужно вернуться к идее мира через развитие».

Я убеждена, что Россия и США призваны играть особую роль в смене парадигмы в направлении развития и идей «мир через развития». Не только потому что наши страны обладают арсеналами термоядерных вооружений, использование которых может привести к гибели человечества, и поэтому на нас лежит особенная ответственность покончить с доктринами – двигателями угрозы войны, то есть, покончить с монетаризмом в всех его формах и геополитикой. Кроме этого, несмотря на разные политические системы в течение истории последних трех веков, у нас есть общее положительное наследие: мы все правнуки Лейбница со времен его влияния в областях философии, науки и государственного дела на поколение Петра первого в России и круги Бенджамина Франклина в американских колониях. 

Это наследие должно стать основой нашего научного сотрудничества и принятия в каждой стране и в мировом масштабе подлинной кредитной системы для развития реальной экономики. 

Кредитная система — это не ожидание кредитов от финансовых рынков когда-нибудь после их оживления.

Кредитная система — это не планы так называемого Клуба долгосрочных инвесторов, то есть, настойчивая просьба о получении потоков денег просто от другой группы старых европейских финансовых олигархов.

Кредитная система — это не мозаика или корзина «альтернативных резервных валют».

Кредитная система — это не изобретение новых, универсальных валют.

Кредитную систему можно организовать в каждой стране, употребляя национальную валюту и устанавливая фиксированные обменные курсы валют для международной торговли. Суверенное государство имеет право само создавать кредиты для развития народного хозяйства. Самое важное — начать не с денежно-валютных отношений, а с задач физико-экономического развития в интересах каждой суверенной страны и общих интересов человечества. С этой точки зрения можно договориться между разными странами о санации и списании нелегитимных долгов, возникших на глобальных спекулятивных рынках. 

Чтение ключевых исторических российских документов в области экономики убедило меня, что Россия может играть центральную роль в этом деле. Например, предисловие к русскому переводу доклада Александра Гамильтона «О пользе производств», написанное в 1807-м года Василием Малиновским (он же — первый директор Царскосельского лицея) и книга «Великая сибирская железная дорога», написанная в российском Министерстве финансов по заказу графа Витте в 1892-м году «для американцев». В последней блестящим образом изложена концепция «коридора развития». А уже Малиновский советовал Александру первому, что предписания Гамильтон прекрасно подходят для развития континентальной экономики государства российского.

Поэтому я уверена, что возрождение здравого мышления в духе «физической экономики» Ларуша и родственных с ней традиций проложит нам путь к звёздам, о котором говорили наши молодые учные. Свежа память о том, как во время визита Линдона Ларуша в 1994-м году в квартире Побиска Георгиевича Кузнецова, эти друзья — американец и россиянин — восхищались тем, что на полке стояло относительно редкое русское издание трудов Николая Кузанского.

К началу страницы

При публикации материалов сайта обязательна ссылка на страницу-источник.