Российский ответ на глобальный кризис

11 февраля 2012 г. – Хельга Цепп-Ларуш, председатель немецкого Движения за гражданские права–«Солидарность», провела интернет-конференцию на тему «Следующий скачок в эволюции: конец монетаризма». Приводимые ниже вопрос и ответ – часть обсуждения после ее основного выступления.

Штефан Толксдорф (ведущий): Хельга, этот вопрос пришел от преподавателя МГИМО. Он провел со студентами ряд семинаров, на которых они посмотрели посвященные кредитной системе видеообращения Линдона Ларуша и научной команды «Подвал» Комитета политических действий Ларуша (LaRouche PAC).

Вопрос: «Мы посмотрели переданное в сентябре прошлого года ваше обращение, озаглавленное «Возможна жизнь и после евро», и прочли описание семи мер в вашем призыве к созданию всемирной двухуровневой банковской системы, разделению глобальной банковской системы, который был опубликован в российской прессе. Все больше людей в России считают, что следующая волна кризиса придет скоро и ударит больно. Наш премьер-министр Владимир Путин выступил с критикой мировой «экономики пузырей». Говоря о мировом экономическом кризисе, Путин сказал: «Другой сценарий – позитивный, это, по сути, отказ от экономики «пузырей» и возвращение к экономике реальных сущностей, ценностей и реальных активов, экономике с человеческим измерением, экономике, которая создаёт не деривативы, а рабочие места».

Так вот, он спрашивает: «Что нужно сейчас делать российскому правительству, чтобы это произошло в действительно больших масштабах? В 2011 г. отток капитала из России удвоился, так нужно ли нам применять меры валютного контроля? Откуда мы можем получить кредиты для инвестиций в реальный сектор? И кто в Европе будет вместе с нами работать над этим?»

Хельга Цепп-Ларуш: Как я поняла из последних выступлений премьер-министра Путина, президента Медведева, Дмитрия Рогозина и других, налицо явная готовность преодолеть то, что натворили олигархи в 1990-х гг., при Ельцине, и вернуть России статус одной из ведущих промышленных и научных держав.

Г-н Рогозин недавно посетил ранее закрытый наукоград и подтвердил, что его деятельность возобновится; в ходе поездок на Дальний Восток и на Север премьер-министр Путин говорил о развитии Арктики. Это прекрасно.

По моему мнению, слабое место в том, что экономисты и политики в России вряд ли полностью расстались с идеей монетаризма, поскольку в своих заявлениях некоторые из них говорят: «Да, но нам все еще нужно, чтобы иностранные инвесторы вкладывали деньги в эти проекты». Так вот, этого никогда не случится, поскольку нынешняя финансовая система вот-вот исчезнет – она либо рухнет, либо ее погубит гиперинфляция.

И такое направление мысли к тому же неверно, а это связано, возможно, с тем фактом, что Карл Маркс отверг Фридриха Листа и Генри Кэри, и все эти идеи не были по-настоящему переосмыслены, поскольку в последнее время некоторые российские экономисты заговорили о необходимости заново изучать и Адама Смита, и Дэвида Риккардо, и остальных [то есть, абсолютно другую школу экономической мысли]. Я думаю, нам нужно четко осознать: промышленное развитие, которое происходило в Европе, России и США, было обусловлено не этими людьми, а традицией физической экономики. Это Готфрид Лейбниц, впервые придумавший это понятие во время конструирования парового двигателя; а до него было развитие школы Кольбера во Франции – к этой школе принадлежит и Фридрих Лист. И, конечно же, Генри Кэри, который был советником Линкольна и во многом способствовал превращению Бисмарка из сторонника феодализма и свободного рынка в приверженца физической экономики – с помощью идей Генри Кэри.

Генри Кэри вместе с Фридрихом Листом был и причиной, по которой реставрация Мэйдзи всего за несколько десятилетий превратила Японию из полностью изолированной страны в одну из ведущих промышленных стран мира. Этой же идеи придерживался и граф Витте – поклонник Фридриха Листа; он писал об этом замечательные вещи в собственных книгах.

Поэтому мое предложение: нужно действительно изучать, что такое физическая экономика, что такое кредитная система – для подлинного осознания того, что именно способность государства выдавать кредит для будущего производства приводит к повышению производительности экономики за счет стимулирования научно-технического прогресса, и представляет собой источник богатства! Другими словами, источником богатства является человеческий труд с его уникальной способностью, будучи воодушевленным творческими открытиями, создавать новые ценности»

И вот откуда, например, и д-р Вильгельм Лаутенбах в 1931 г. или знаменитый план Войтинского-Тарнова-Бааде («план ВТБ») в немецком профсоюзном движении – они выступали в той же самой идеей, что и Франклин Д. Рузвельт – сочетание закона Гласса-Стигала и «Нового курса»: избавьтесь от ростовщического, фиктивного долга, который создается азартной игрой; инвестируйте в будущее, совершенствуя технический прогресс. И тогда кредит, который вы выдаете, не будет инфляционным, поскольку это кредит в отношении будущего производства. И в самом деле, изучение всех программ экономического возрождения показывает: выданный таким образом кредит дает больше налоговых доходов, чем сумма первоначально выданного кредита. Поскольку у него есть побочный эффект: он приводит в движение не только прямые инвестиции, но и все, что его окружает, так что для всей экономики он оказывается сродни науке как двигателю.

Вот мой самый настоятельный совет российским экономистам: изучайте этот опыт, и тогда Россия может стать одним из ведущих инициаторов перехода от монетаристской системы к кредитной системе, которая является абсолютно необходимым, неотъемлемым условием для выхода из нынешнего кризиса.

К началу страницы

При публикации материалов сайта обязательна ссылка на страницу-источник.