Обращение Линдона Ларуша
по поводу экстренных президентских мер

7 сентября 2011 г.

Мир по обе стороны Атлантики уже вступил в период общего экономического кризиса, который хуже кризиса в Европе в XIV веке. Пока Барак Обама остается Президентом, не только Соединенные Штаты, но и Западная и Центральная Европа будут по-прежнему погружены в общий кризис, подобный тому, который был в Европе в мрачном средневековье XIV века. Если мы позволим ему разворачиваться подобным образом, то он, вероятно, будет гораздо хуже кризиса в средневековой Европе XIV века.

Существует альтернатива, которую нужно принять немедленно. Если есть воля для принятия необходимых мер, то есть и способ, предлагаемый нашей федеральной Конституцией, при помощи которого наши Соединенные Штаты, нашу республику, можно по-настоящему вернуть из погружения во тьму, происходящего сегодня после отклонения моего законопроекта «О защите домовладельцев и банков», представленного в июле-августе 2007 г.

Вместо этой реформы Конгресс и президентская власть США и в то время, и после него занимались тем, что толкали нашу республику все вниз и вниз, к принятию политической линии, которая сегодня бросает ее в величайший экономический кризис, какой когда-либо в истории переживала группа стран по обе стороны Атлантики.

К 5 сентября 2011 г. экономика скатилась в глубочайший общий финансовый кризис в современной трансатлантической истории. К счастью, нашу республику все еще можно спасти.

Как известно, у меня сложилась репутация одного из ведущих авторов экономических прогнозов для наших Соединенных Штатов в последние десятилетия: прогноза 1971 г., депрессии в период президентства Ричарда Никсона; и глубокой рецессии 1980 г.; и резкой рецессии, вызванной администрацией Джорджа У. Буша-младшего; а сегодня – прогноза экономического ужаса, который на вас навлекла администрация Барака Обамы.

Нарушения федеральной Конституции нашей республики правительством Обамы, в сочетании с тем, что Обама толкает наши Соединенные Штаты в такую депрессию, из которой они могут никогда не выбраться в своей нынешней форме, определяют необходимое сегодня действие: не дать Президенту Обаме использовать грязные трюки (подобные тем, которые он уже применял) против необходимого действия, и принять меры по возрождению составленного в манере Франклина Делано Рузвельта законодательства, которое сейчас было предложено Конгрессу (H.R. 1489).

Положение нашей республики при сохранении Обамы на посту Президента будет означать конец наших Соединенных Штатов, очень скоро, при действующей Конституции. К счастью, есть альтернатива: если мы очень быстро примем необходимые конституционные меры, то лекарство есть, если мы найдем среди нас достаточно лидеров, у которых хватит духа сделать то, что законно с точки зрения Конституции и что уже представляет собой единственное реальное конституционное средство и способ действия для спасения нашей республики от курса, практически самоубийственного для экономики».

Я уже продемонстрировал, что среди ведущих экономистов и других граждан нашей республики отличаюсь готовностью и умением представить такой альтернативный вариант. Давайте публично, здесь и сейчас, рассмотрим следующие самые неотложные меры. Есть две абсолютно необходимые меры, которые должны быть утверждены и реализованы, если наши Соединенные Штаты суждено спасти от все быстрее приближающегося погружения в практически безнадежный общий экономический кризис.

Во-первых, мы должны изгнать Барака Обаму с должности. У нас есть два основных способа сделать это. Первый – импичмент на таких основаниях, как нарушение им положений о содержащихся в Конституции полномочиях на ведение войны. Второй – отстранение от должности в соответствии с 25-й поправкой к Конституции. Только при отстранении этого Президента от должности Соединенные Штаты и их экономику можно спасти от движения практически к экономической смерти. Сомнительное психическое здоровье этого Президента и совершенная ненависть к людям у него и его приспешников свидетельствуют о необходимости его досрочного отстранения от должности за несомненные правонарушения и нарушения психики.

Оба эти способа – справедливые способы сделать его политически безвредным для общего благосостояния нашей республики. Рассмотрев имеющиеся средства по спасению нашей республики от политической смерти от рук Президента Обамы и его имперских британских хозяев, мы скоро спасем страну при помощи мер по организации процесса общего восстановления экономики.

Рассмотрим теперь меры, необходимые для спасения нашей республики.

Лишение Барака Обамы власти посредством смещения его с властной должности, которую он может попытаться использовать для саботирования законных мер и поддержки вступления в силу первоначальной редакции закона Гласса-Стиголла.

Закон Гласса-Стиголла будет достаточным для того, чтобы сорвать планы коррумпированного Президента, так как будет блокировать применение им власти. Важнейшим вопросом является незаконное блокирование им необходимого повторного вступления в силу первоначальной редакции закона Гласса-Стиголла.

Этот закон (Гласса-Стиголла) отделяет законные долговые обязательства от спекулятивной формы долга, принимаемого на себя такими структурами, как Уолл-Стрит и подобные им иностранные структуры.

Законодательство США должно быть усовершенствовано таким образом, чтобы заменить понятия денег системой федерального кредита, отвечающей федеральной Конституции США.

Законные денежные активы в США достаточны для того, чтобы при помощи этих средств можно было начать восстановление экономики. Для подобных задач должна использоваться номинированная в долларах кредитная система США.

Сейчас выход США и каждого их штата из кризиса в наших руках. В этой ситуации я предлагаю свои услуги как лидера группы патриотов нашей страны, компетентных в тех вопросах, о которых я сегодня говорил: они знают, какие меры должны быть приняты немедленно для спасения нашей республики от угрозы гибели, которая сейчас над ней нависла.

В процессе политической деятельности очень немногие люди в такой момент, как сейчас, имеют мужество и глубокие знания для принятия мер, необходимых для вывода нашей страны из саморазрушения. Многие скажут: «Ну, в нужное время я бы это поддержал. В нужное время я бы это сделал. В нужное время я бы и сам это рекомендовал!»

Но, когда дело доходит до выдвижения идеи на утверждение, лишь крохотная группа так называемых «ведущих деятелей» нашей страны, лишь горстка людей не струсит и не спрячется в уголке, чтобы не брать на себя ответственность за принятие таких мер.

Лишь горстка людей в этих Соединенных Штатах «выступит вперед», как мы говорим, в выражении этих взглядов. Так происходит при любом кризисе. Люди говорят: «Да, конечно, если мы все договоримся, то мы это примем, мы за это проголосуем». А я стоял и наблюдал, наблюдал, наблюдал! Я наблюдал много лет, и ни разу никто из этих «благодетелей» реально не вышел вперед, чтобы взять на себя ответственность за действие, которое может угрожать их карьере. Они обычно говорили: «Для меня не время действовать. Я герой, но сейчас для меня не время проявлять это прекрасное качество».

Поэтому в истории человечества всегда, когда дело доходит до спасения великой страны от ее собственной глупости, вперед выходит лишь горстка так называемых ведущих деятелей страны, чтобы совместными усилиями решить задачу, подобную той, которую я здесь предложил. В этом вопросе я беру руководство на себя. Это совсем не нелепое утверждение. В конце концов, я долго был одним из лидеров этой страны, хотя и не всегда популярным в некоторых кругах на Уолл-Стрит и в подобных местах.

Возьмите, например, СОИ. Она в конце концов была отвергнута очень плохим лидером Советского Союза, который, возможно, умер в припадке вины. Но в 1982-1983 гг. я организовал то, что стало известно как «СОИ».

Я ее организовал, и люди ко мне присоединились. Ведущие люди других стран, не только США, но и Германии, политические деятели, отставные генералы; во Франции – лидеры, оставшиеся от голлистского движения, военные лидеры во Франции, другие деятели. Мы принимали аналогичные меры в таких местах, как Аргентина. Мы объединяли их, в том числе в Советском Союзе, и люди в СССР помогли разработать соглашение, названное «Стратегической оборонной инициативой».

Так что я не вполне неизвестен в Соединенных Штатах, в Европе и в других странах. Я один из тех, кто был явно на вторых ролях, но вышел вперед и стал одним из реальных лидеров этой страны – одним из тех, кто выйдет на линию фронта, чтобы действовать в тот момент, когда действие необходимо. И именно это я сейчас и делаю.

Так что мы собираемся делать? Мы возвращаемся к принципам, на которых была основана эта страна, - к принципам кредитной системы.

Ситуация такова: мы как страна – такой банкрот, что ни один обычный курс действий при существующих правилах поведения не спасет страну от саморазрушения. Мы вот-вот будем уничтожены, если останемся на нынешнем курсе. И не только Обама. Совершенно очевидно, что Обама должен быть отстранен от власти. Это означает, что вы собираетесь отстранить его от власти. Его нужно выбросить с должности как невменяемого. Так будет быстро и милосердно. Но он должен быть отстранен от должности, сейчас же, фактически отстранен. Он может по-прежнему стоять там, но, скажем так, он стоит на политическом эшафоте, ожидая суда.

В то же время лишение его дееспособности будет означать, что другие члены нашего правительства смогут продвигать закон Гласса-Стиголла.

Собственно, сам закон Гласса-Стиголла страну не спасет. Закон Гласса-Стиголла необходим как одна из мер, которые нужно принять для спасения этой страны от абсолютного банкротства, но сам по себе он страну не спасет.

Например, мы не можем использовать нормальную разновидность реформы валютно-финансовой системы Соединенных Штатов. Положение слишком плохое и слишком критическое. Поэтому нам придется начать с той разновидности денежной системы, которая в свое время у нас была – не монетаристской, а денежной системы, которая у нас была во времена Рузвельта, и сделать то, что Рузвельт на самом деле и не пытался сделать прямо, а именно – вернуть страну под действие нормы первоначальной Конституции, чтобы она функционировала как кредитная, а не денежная система. Мы не можем просто законным и благоразумным способом создать достаточно денег, чтобы спасти эту страну. Мы слишком давно зашли слишком далеко, особенно с 2007 г.

Поэтому нам придется обратиться к тому, что заложено в нашей изначальной федеральной Конституции – к кредитной системе. По закону у нас вместо денежной системы будет кредитная система, которая станет использоваться не только для возвращения полицейских, пожарных и других важных государственных служащих на рабочие места; для возвращения необходимых федеральных институтов в работоспособное состояние; нам придется пойти дальше. Нам нужен очень большой и мощный мотор для реального восстановления экономики, притом не только Соединенных Штатов, но и стран, которые занимают или займут дружественную по отношению к Соединенным Штатам позицию.

Как раз сейчас, например, в континентальной Европе, от побережья Испании и Португалии до границ России, суверенитета нет. Он разрушен нынешней системой. Поэтому Европа сейчас – нулевой фактор. У нее нет долговременной устойчивости. Она вот-вот рухнет, распадется у нас на глазах.

Мы не можем допустить, чтобы Европа рухнула у нас на глазах подобным образом. Но Европа может действовать эффективно только если первыми станут действовать Соединенные Штаты.

Если Соединенные Штаты станут действовать таким образом, который будет соответствовать сказанному мной здесь сегодня, то мы пойдем вперед. Мы собираемся создать основанную на кредите экономическую систему, как прямо предусмотрено Конституцией и косвенно – Президентом Рузвельтом. Мы собираемся сделать нашу страну работающей, и немедленно.

Это создаст трудную задачу для европейских стран, поскольку, если мы это сделаем, если мы спасем себя, то вся европейская денежная система в ее нынешнем виде немедленно рухнет. Собственно, Европе не обязательно придется рухнуть фактически; она идет к началу краха, и очень важно, чтобы я объяснил нашим европейским друзьям, что мы собираемся сделать с ними и что мы собираемся сделать для них!

Мы собираемся пригласить их присоединиться к нам в реформировании денежных систем; это позволит Европе пойти тем же курсом, каким идем мы. Мы создадим совместную кредитную систему: мы вот что сделаем совместно с Европой – и с Россией, и с Китаем, и с Индией, и с другими! – мы сделаем вот что: создадим кредитную систему на принципах, которые будут одинаковыми для этих стран. Мы прибегнем к кредиту как к способу вложения средств в наращивание производительной силы труда во всем этом регионе.

И это будет с радостью воспринято Китаем. Вероятно, это будет с радостью воспринято Индией. Разумеется, это будет с радостью воспринято правильно мыслящими людьми в России – я не имею в виду правых. И поэтому мы создадим то, что намеревался создать Рузвельт в Бреттон-Вудсе. Франклин Рузвельт намеревался создать международную кредитную систему, о которой он вел переговоры с такими людьми, как Иосиф Сталин – не самый легкий человек в мире, с которым можно иметь дело, - но Рузвельт успешно заручился соглашением такого рода.

Мы собираемся сплотить мир вокруг кредитной системы. Мы собираемся построить систему, основанную на высокой технологии. Мы собираемся увеличить физическую производительную силу труда на душу населения; мы собираемся участвовать в великих начинаниях в самих Соединенных Штатах – в таких, как Североамериканский водный и энергетический альянс (NAWAPA). Эта система станет мотором не только для спасения нашей страны, но и для того, чтобы вывести ее на путь ускоренного роста, лидерства в космических программах и в других делах, которые будут вызваны Соединенными Штатами, их природным духом.

У нас есть люди, которые давно без работы – люди моего возраста. Некоторые говорят: «Почему вы не отправите их на пенсию, они старые?» Но мы не мертвые, не глупые, и это плюс. Поэтому мы собираемся создать новое будущее для человечества. Такое, какое Франклин Рузвельт предусматривал как систему кредита, чтобы перестроить разрушенный мир.

Мы можем это сделать. Она сработает. Нам просто нужно создать ее по-настоящему быстро! Ведь люди вроде меня стареют, поэтому нам надо начать эту работу, пока мы еще тут. Если мы не сделаем ее немедленно, мы все равно умрем.

Пришло время, когда мы должны принимать решения, которые спасут эту страну от ада, спасут от ада Европу, спасут от ада весь мир. Это может быть сделано, но только в рамках федеральной Конституции, в рамках замысла Конституции, который был у основателей этой системы кредита и нашей республики.

Это может быть сделано и должно быть сделано – немедленно. Если мы этого не сделаем, то мы не знаем, через какой ад пройдет наш народ и народы других стран. Насколько мне известно, это самая серьезная чрезвычайная ситуация во всей современной истории и, возможно, в средневековой истории.

Это может быть сделано только в рамках норм нашей федеральной Конституции. Поскольку наше действие можно уважать и защищать, только если мы действуем по нашему собственному принципу – исходной федеральной Конституции. Поэтому мы должны действовать исключительно в рамках норм нашей Конституции и никогда не отклоняться от замысла этих принципов. Поскольку первое, что мы должны сохранить, это вера, убедительность действия, которое мы предпринимаем. Мы не можем прибегнуть даже к некоторым привлекательным мерам, которые его нарушают, поскольку наша страна слишком давно и слишком сильно нарушает собственную Конституцию.

У нас есть договор с народом нашей республики, который может не вполне понимать все эти вещи; люди собираются оглянуться и задаться вопросом, не навязываем ли мы им что-нибудь. Поэтому мы должны не только действовать согласно замыслу нашей исходной Конституции; мы должны неоднократно подчеркивать и снова, снова и снова объяснять, что мы придерживаемся обязательства, представленного нашей Конституцией. Мы должны восстановить доверие к нашему правительству, утраченное при таких президентах, как жалкий Джордж Буш-младший или это жалкое ничтожное создание – Барак Обама.

Мы должны вернуть веру нашего собственного народа в то, что мы действуем в соответствии с замыслом нашей федеральной Конституции. Мы не должны отклоняться от него. Мы должны постоянно обсуждать его с народом, напоминать народу о нем и действовать только в соответствии с этими наказами.

Чрезвычайные действия, которые я представляю и о которых здесь говорю, означают возвращение доверия нашего народа, который совершенно утратил доверие к ведущим партиям страны! Ведущие политические партии уже не пользуются доверием народа! Большинство людей презирают нашу Республиканскую партию, нашу Демократическую партию за те предательские действия, которые они предприняли против жизненных интересов и которые стали причиной огромных страданий все большего и большего числа наших людей! Вы хотите сказать, что вы, эти партии, представляете народ? Они полностью потеряли доверие народа!

Мы обязаны восстановить это доверие. Мы обязаны строго придерживаться первоначального замысла нашей Конституции. Мы не должны выходить за его рамки без полного согласия американского народа на любые вносимые изменения. И только на этой основе такие люди, как я, – видные граждане Соединенных Штатов, но на самом деле не наделанные полномочиями правительства, - могут объединиться для совместных действий в интересах нашего правительства в соответствии с принципами, на которых была разработана наша Конституция. Мы должны в рамках той ограниченной власти, которая у нас есть, выдвигать предложения, - мы должны придерживаться этих принципов и разъяснять людям снова и снова и снова, что именно в их интересах и в соответствии с принципом нашей Конституции мы решаемся действовать для спасения нашего народа от преисподней – прямо сейчас!

Спасибо.

К началу страницы

При публикации материалов сайта обязательна ссылка на страницу-источник.