Медийный спектакль вокруг Саррацина:
Новая ориентация на решение задач или на гнев населения?

Хельга Цепп-Ларуш

4 сентября 2010 года

Справка: Немецкий политик и журналист, основательница Шиллеровского института, председатель немецкого Движения за гражданские права «Солидарность» (Bürgerrechtsbewegung Solidarität – сокр. BüSo), супруга известного американского оппозиционного политика и экономиста Линдона Ларуша. Изучала политологию, историю и философию в Свободном университете Берлина и в университете им. Й.-В. Гёте во Франкфурте на Майне. В 2009 году принимала участие в выборах в Бундестаг как кандидат на пост канцлера от собственной партии (веб-презентация: http://www.helga-zepp-larouche.de/). Статья была опубликована на сайте BüSo 4 сентября 2010 года.

Волны возмущения, захлестнувшие страну после появления книги Саррацина «Германия самоликвидируется», мнения за и против представленных в ней тезисов кажутся на первый взгляд естественными. Это верно, что есть огромные проблемы с интеграцией отдельных групп иностранцев, и точно также верно, что саррациновско-дарвинистские теории являются ненаучными и человеконенавистническими. Но именно тогда, когда что-то так сильно волнует умы, имеет смысл приблизиться к этому и рассмотреть получше.

Когда в средствах массовой информации неделями длится особая массированная кампания и газета «Бильд» («Bild») целыми днями разыгрывает на первой и второй страницах тему «Сарацин», а в различных ток-шоу дают слово не только Саррацину, но и его многочисленным оппонентам с не менее экстремальными взглядами, то на обычном повседневном фоне тотального медийного контроля возникает вопрос: какова же цель всей этой суеты и шумихи?

Это при всём прочем гигантский отвлекающий манёвр. Внезапно вспыхнувшие дебаты бушуют вокруг того, не является ли Саррацин сам «поджигателем» («Frankfurter Rundschau» – «Франкфуртское обозрение») или удар направлен на него с целью его уничтожения (Ханс-Олаф Хенкель – Hans-Olaf Henkel), была ли правильной предпринятая правлением Федерального банка попытка его уволить или после всего этого он будет ещё более непредсказуем. И что здесь может прийти на ум? Это факт того, что глобальная финансовая система стоит на пороге дезинтеграции и что главные банкиры мира, включая главу Федерального банка Акселя Вебера (Axel Weber), только что в Джексон-Хоуле (Jackson Hole) решили открыть денежные шлюзы для практически неограниченного доступа, чем будет вызвана непосредственная опасность гиперинфляции и через это экспроприации средств у населения.

Спектакль под названием «Сарацин» превосходно подходит для того, чтобы переключить общественные дебаты с виновников финансового кризиса, спекулянтов, осуществляющих высокорискованные операции, финансовых пакетов для спасения банков за счёт налоговых поступлений и, соответственно, соображений по поводу действительного разрешения кризиса на найденных для этого козлов отпущения. И что же подходит здесь в качестве проблемы? Что довольно реально? Что может взбудоражить умы и обслужить затаённые обиды?

Честно: Это была политическая ошибка, причём всех самых разных правительственных коалиций, – с одной стороны, пригласить в страну иностранных рабочих с семьями, зачастую низкоквалифицированных, а с другой стороны, придерживаться вплоть до девяностых годов тезиса о том, что Германия ни в коем случае не является иммигрантской страной и, следовательно, не надо выделять никаких дополнительных средств на интеграционные мероприятия. Обязательные языковые курсы и языковые тесты, а также преподавание на двух языках должны были иметь место в течение десятилетий до достаточного языкового развития всех поколений, часть которых на самом деле недовольна интеграцией и не в состоянии интегрироваться. Ответом на это может быть только безотлагательное введение соответствующих законов.

И также верно то, что Германия, демографическое развитие которой внушает тревогу и в которой есть угроза социальному миру, – в опасности. Однако основная угроза исходит не от мигрантов, а от связанной с глобализацией финансовой политики, в неудаче которой, конечно, нет ни малейших сомнений.

Одним из примечательных экспонатов этой неолиберальной монетаристской финансовой политики является фанатик брутальной тотальной экономии Тило Саррацин, похваляющийся также ещё и тем, что занимался подготовкой немецкого валютного союза[1] и в самый сложный период работал в «Тройханд»[2].

Впрочем, его «брутальные» взгляды были известны уже давно, ещё до того, как его пригласили по неизвестным причинам в правление Федерального банка. Но, очевидно, его хладнокровные нападки на получателей «Харц IV»[3] и жёсткие сокращения социальных выплат не мешали его коллегам по правлению.

Однако системный кризис, эскалирующий уже в течение трёх лет, и неспособность политического истеблишмента устранить его причины и привести в порядок финансово-экономическую систему драматическим образом демонстрируют интеллектуальное и моральное банкротство политического класса. Это выражается не в последнюю очередь и в потере единства в рядах чёрно-желтой[4] коалиции в землях Берлин и Северный Рейн-Вестфалия. В виду этих неудач и ещё больше тех потрясений, которые нам предстоят, очевидно, что и в Германии тоже дойдёт очередь до новой ориентации в политическом спектре.

Но при этом жизненно важно то, на что будут опираться эти новые политические формации и альянсы: на возрастающий гнев населения или на нужные решения для преодоления кризиса. Пример начала тридцатых годов, когда в самый разгар депрессии и роста безработицы были развязаны политические баталии коммунистов и национал-социалистов, должен быть предостерегающим примером.

В то время, когда с закатом Советского Союза был ликвидирован конфликт между Западом и Востоком с его потенциалом для геостратегических манипуляций с империалистическими целями, а с исчезновением Советского Союза в качестве противника, наконец, были созданы условия для установки настоящего мира с подключением к этому России, такие представители англо-американской империалистической фракции, как Бернард Льюис и Самюэль Хантингтон, поспешили подменить конфликт между Западом и Востоком на конфликт между Севером и Югом.

Самуэль Хантингтон в своей наполненной злобой и изобилующей ошибками книге «Столкновение цивилизаций» утверждал, что между христианством, исламом, индуизмом, буддизмом и конфуцианством имеются непреодолимые противоречия и что в сущности неизбежна конфронтация Запада и всего остального мира, а при этом, прежде всего, всё более значимую роль будет играть давление мусульманского населения.

Бернард Льюис, представляющий Арабское бюро британской разведки, является вторым идейным предшественником Саррацина. Уже в 2004 году он так высказывался относительно мира, что Европа станет частью арабского запада – Магриба. Подтверждением этому являются миграция и демография. Европейцы довольно поздно вступают в браки, у них совсем нет детей или очень мало, но есть большие диаспоры иммигрантов, представители которых – турки в Германии, арабы во Франции и пакистанцы в Англии – очень рано вступают в браки и имеют много детей. В соответствии с этой актуальной тенденцией самое позднее в конце 21 века население Европы будет состоять из мусульманского большинства.

Так что Саррацин здесь не особо-то оригинален, он просто списал у других.

Совершенно очевидно, что шумиха в средствах массовой информации предназначена также оркестровать предстоящее политическое выстраивание или построение в направлении «консервативной партии, правее ХДС». Так, журнал «ФОКУС» («FOCUS») уже в июле сообщал о проведённом по его просьбе опросе «Emnid», по которому каждый пятый немец мог бы себе представить, что проголосует за подобную новую партию, немецкую «Ти партии» (по аналогии с американским движением «Tea-Party», названным в честь «бостонского чаепития»). Персональный состав для неё уже давно имеется в наличии. В статье, написанной Михаэлем Клоновским (Michael Klonovsky), первым в списке значится Тило Саррацин, а среди остальных перечисляются Пауль Кирхгофф (Paul Kirchhoff), Иоахим Гаук (Joachim Gauck), Петер Гаувайлер (Peter Gauweiler), Освальд Мецгер (Oswald Metzger), Ева Херманн (Eva Hermann), Петер Слотердaйк (Peter Sloterdijk) и Ханс-Олаф Хенкель (Hans-Olaf Henkel)[5]. После того, как Саррацин своим отвратительным высказыванием о еврейском гене довёл до эскалации медийный вихрь, в Интернете замелькала история о том, что создание такой партии не за горами и что в неё могут войти Карл-Теодор цу Гуттенберг (Karl-Theodor zu Guttenberg), Роланд Кох (Roland Koch) и Фридрих Мерц (Friedrich Merz)[6].

Принимали ли названные личности на самом деле участие в упомянутом в статье Клоновского «круглом столе в задней комнате» («Hinterzimmerrunden») или нет, а также думают ли они вообще в этом направлении или нет – это здесь не обсуждается. Но, во всяком случае, обращает на себя внимание то, что некоторые из них своими нападками на социальное государство, по крайней мере, теоретически, квалифицировали себя для наметившегося сдвига вправо.

Если рассматривать этот процесс не только с позиции внутригерманской перспективы, но с более широкой позиции, то вырисовывается иной угол зрения. Только что президент Франции Саркози попытался массовой высылкой цыган привлечь на свою сторону потенциальных избирателей Национального фронта, а в некоторых других европейских государствах во время выборов получили значительную поддержку правопопулистские или ксенофобские партии.

Только ни в коем случае не надо стричь под одну гребёнку эти партии (в Венгрии и Словакии представители этих партий защищают население своих стран от ЕС-диктата в проведении политики жёсткой экономии) и личностей, подвергающих критике якобы безальтернативную европейскую политику этаблированных партий. Но есть большая опасность того, что в кризисный период крушения монетаризма возможны канализация ярко выраженного в массе населения гнева в расистском направлении и одновременное протаскивание правопопулистских нападок на социальное государство. Мы должны извлечь из опыта тридцатых годов то, что из такой смеси могут выпестоваться фашистские разработки и большие катастрофы.

Вне сомнения, что в данный период дойдёт до новой политической ориентации и появятся новые направления, но партии, представленные в Бундестаге, для этого слишком сильно не подходят. Новое партийное движение должно действительно опираться на решения, необходимые для преодоления кризиса, а таким людям, как Саррацин, абсолютно нечего предложить.

В США настоящим оппозиционным движением является не движение «Ти партии», а растущее движение для осуществления проекта «NAWAPA», большого проекта по созданию инфраструктуры и водоснабжения вдоль Скалистых гор вплоть до Мексики, а также в связи с этим и трёх миллионов рабочих мест.

В Германии нам тоже нужно подобное движение, которое займётся созданием нескольких миллионов продуктивных рабочих мест на производстве. Они могут быть созданы, например, для предложенного BüSo[7] строительства евроазиатского наземного моста.

Как же мы сможем решить проблемы иммиграции и интеграции мигрантов? Если мы создадим экономику, дающую возможность настоящего развития таким государствам, как Турция или государства Магриба, то вместе с этим мы будем стимулировать граждан этих стран оставаться на родине. И тогда, когда мы снова индустриализируем, например, Берлин в качестве центра притяжения для Евразии и строительства наземного моста и создадим таким образом много новых производительных рабочих мест, у молодых мигрантов будет возможность и стимул квалифицировать себя, обучаться и интегрироваться как ученые, инженеры и квалифицированные рабочие в процветающую экономику. К сожалению, для этого у них нет сейчас возможностей в Берлине Воверайта[8] и Саррацина, в Берлине, который хотя и беден, но не секси[9] и вырождается.

Поэтому Саррацин должен просто заткнуть фонтан. И в следующий раз списывать из какого-нибудь другого источника, возможно, из «Нагорной проповеди».

Перевод с немецкого пользователя ЖЖ «ek-21».


[1] «Die Währungsunion» – денежный или валютный союз. В 1990 году Тило Саррацин работал в министерстве финансов Германии, в котором руководил комитетом (рефератом) по внутригерманским отношениям, занимавшимся подготовкой новой — объединённой или немецко-немецкой — денежной системы на территории воссоединённой Германии.

[2] «Die Treuhandanstalt» (русск. «Тройханданстальт») или THA (русск. ТХА), в разговорной речи также используется усечённая номинация «Treuhand» (русск. «Тройханд») – данное учреждение опеки было в заключительный период существования ГДР одной из тех организаций, которые проводили приватизацию государственных предприятий ГДР по принципам рыночной экономики. Термин «Treuhand» – доверительная собственность (или траст — от англ. trust) применяется в общем праве и обозначает систему отношений, при которой имущество, изначально принадлежащее учредителю, передается в распоряжение доверительного собственника (управляющего или попечителя), но доход с него получают выгодоприобретатели (бенефициары).

[3] «Hartz-IV», т. е. получателей социальных трансферных слуг.

[4] Союз ХСС/ХДС («чёрные», союз партий, который возглавляет А. Меркель) и СвДП («жёлтые», либералы, возглавляемые вице-канцлером и министром иностранных дел Г. Вестервелле) – в настоящий момент правящие партии страны, то есть на федеральном уровне. В разных землях Германии у власти находятся разные партийные коалиции.

[5] Пауль Кирхгофф (Paul Kirchhoff) – профессор юриспруденции университета в Гейдельберге, с 1987 по 1999 гг. был членом Федерального Конституционного суда Германии.

Иоахим Гаук (Joachim Gauck) – публицист и пастор лютеранской церкви, правозащитник во времена ГДР, кандидат на пост Федерального Президента Германии во время последних выборов.

Петер Гаувайлер (Peter Gauweiler) – председатель подкомиссии по внешней политике в области культурного строительства и образования комитета по внешним связям Бундестага, с 1990 по 1994 был министром земельного развития и вопросов окружающей среды в Баварии.

Освальд Метцгер (Oswald Metzger) – политик, с 1974 по 1979 г. член СвДП, с 1987 по 2007 г. член партии зелёных (Bündnis 90/Die Grünen), с 2008 г. ХДС.

Ева Херманн (Eva Hermann) – немецкая тележурналистка, с 1989 по 2007 г. сотрудник телерадиокомпании NDR, в 1998—2006 гг. — одна из ведущих новостной программы Tagesschau (нем.); уволена за высказывания о национал-социализме, не совпадающие с позицией руководства, телерадиокомпании NDR.

Петер Слотердайк (Peter Sloterdijk) – современный немецкий философ, работы: «Критика цинического разума» (1983 г.) (нем. Kritik der zynischen Vernunft) – рус. пер. в 2001 г., самой известной работой Слотердайка остаются «Сферы» (Sphären), трёхтомный opus magnum философа, выходивший с 1998 по 2004. Один из ведущих цикла телепередач „Философские беседы“.

Ханс-Олаф Хенкель (Hans-Olaf Henkel) – бывший председатель Федерального союза немецкой промышленности (Der Bundesverband der Deutschen Industrie e. V. (BDI)) и бывший председатель Лейбницевского научного обшества (Wissenschaftsgemeinschaft Gottfried Wilhelm Leibniz e. V.)

[6] Карл-Теодор цу Гуттенберг (нем. Karl-Theodor Maria Nikolaus Johann Jacob Philipp Franz Joseph Sylvester Freiherr von und zu Guttenberg) — политик (ХСС), генеральный секретарь ХСС (ноябрь 2008 — февраль 2009), министр экономики и технологии (с 10 февраля 2009 по 28 октября 2009), министр обороны (с 28 октября 2009 по настоящее время) в правительстве Ангелы Меркель.

Роланд Кох (Roland Koch) – юрист, политик (ХДС), с 1999 по август 2010 г. премьер-министр земли Гессен. Возможной причиной ухода Роланда Коха из политики являются разногласия между ним и канцлером Ангелой Меркель.

Фридрих Мерц (Friedrich Merz) – адвокат, менеджер, бывший немецкий политик (ХДС), с 2000 по 2002 г. председатель и с 1998 по 2000 гг., а также с 2002 по 2004 гг. зампредседателя (председатель: А. Меркель) фракции ХДС/ХСС в Бундестаге.

[7] Bürgerrechtsbewegung Solidarität (Büso) – «Гражданское движение солидарности» или «Движение за гражданские права «Солидарность»: http://www.bueso.de/

[8] Клаус Воверайт (Klaus Wowereit) – политик (СДПГ), правящий бургомистр Берлина с 2001 года, председатель бундесрата в 2001-2002 годах, открытый гей.

[9] Это несколько изменённое высказывание бургомистра Клауса Воверайта «Berlin ist arm, aber sexy» – «Берлин беден, но секси», ставшее крылатым выражением и слоганом одной их рекламных акций берлинского правительства.

К началу страницы