Линдон Ларуш:
«Нужно создать кредитную систему, основанную на конституционных положениях об общественном кредите»

27 июня 2009 года

Отрывки из выступления Линдона Ларуша в Вашингтоне
(и транслируемого в Интернете).

Сегодня Британская империя – единственная империя на планете. Это не империя британских народов. Это британская имперская система, она основана главным образом на олигархических финансовых структурах. Мы должны уничтожить эту империю! Обанкротить, сломать ее. Мы должны объединиться, как на войне, чтобы ее сломать. И вернуть под контроль и управление британскую марионетку Обаму.

Если мы этого не сделаем, мы погибнем, и очень скоро. Если погибнем мы, погибнет и вся планета. Из России, Китая раздаются вопли о «новом финансовом порядке». Это вопли отчаяния. Они видят, что ситуация безнадежна, но пытаются притворяться, что выживут. Они не выживут. Погибнет США – погибнет и весь мир, весь.

И вот мы попали в положение, в каком я уже давно нахожусь, в положении вопиющего в пустыне. Но то, что я говорю – правда, и других путей выхода нет. Это последний шанс для большинства жителей США. Если не изменить ситуацию, если не изменить курс администрации Обамы и не вернуть США на путь их исторического назначения и миссии, то очень скоро цивилизация на этой планете исчезнет на длительное время.

Население планеты, с текущих 6,7 миллиардов сократится очень быстро до менее чем двух миллиардов. Уже бушует глобальная пандемия, но она всего лишь предвестник грядущей планетарной темной эпохи. Много не нужно, чтобы сократить население Земли до 2 миллиардов, от сегодняшних почти семи.

(…)

Нужно остановить все, что предпринималось, начиная с сентября 2007 года, администрациями Буша и Обамы, и повернуть в противоположную сторону! Это значит – создать кредитную систему, основанную на конституционных положениях об общественном кредите! Не забывайте об этом: по Конституции США, никто не имеет права эмитировать валюту без разрешения исполнительной власти и Конгресса. Кредитная система есть единственная законная система эмиссии денег. Поэтому нужно ввести режим внешнего управления Федеральной резервной системы, превратив ее в подразделение гамильтоновского Национального банка. Иными словами, ФРС обанкротилась. Это обанкротившееся учреждение нужно спасти, поставив его под контроль Национального банка по замыслу Александра Гамильтона. Тем самым ФРС наконец станет конституционной, ее существование перестанет нарушать Конституцию. На основе таких мер, мы должны приступить с разрешения Конгресса к созданию новых, крупных кредитов для строительства и восстановления железных дорог, промышленности, системы здравоохранения, и т.д. Таким образом можно привести в действие всю экономику.

Если мы начнем делать это, другие страны присоединятся. Уверяю вас – Россия, Китай и Индия присоединятся. А сейчас мы их деморализуем. Если приступить к сотрудничеству с другими странами в создании системы международных кредитов на основе национальных кредитных систем для выпуска долгосрочных кредитов на 30 – 50 лет, то можно перестроить планету, можно выйти из ситуации живыми и здоровыми. Можно спасти цивилизацию.

Но если мы не проявим воли к этому, именно к таким действиям, то бездействие обернется национальным самоубийством. И мы уже на пороге.

Тем, кто говорит – «Вы знаете, не все с Вами согласны…» отвечу так: «Пора стать взрослым, дурак»! Не имеет значения, нравятся ли Вам мои слова, или нет. Вопрос стоит так – хотите ли вы, чтобы страна выжила, или погибла? Хотите ли вы, чтобы цивилизация выжила, или погибла? Вот выбор, перед которым встали все.

Это не бесплодная фантазия. Речь идет о выборе, определенном всей известной нам историей, особенно европейской историей с ее влиянием. Нужно возвратиться к идеям ренессанса 15-го века. Нужно дать новый импульс Возрождению, институту суверенного национального государства, системе суверенных национальных государств, идее научно-технического прогресса, идее кредитных систем, идее устранении олигархии. Создать систему республик, свободных от олигархического правления – республик, основанных на власти граждан над своим правительством. Нации-государства планеты будут сотрудничать в достижении общих целей, в общих интересах и во благо человечества.

Это будут радикальные, революционные изменения. Но, если мы с вами не готовы сделать то, что я предлагаю, то мы не способны к выживанию и не выживем.

Из части «вопросы-ответы»

Вопрос (от помощника одного из сенаторов США): Вы давно призываете к глобальной финансовой реорганизации по образцу Бреттонвудской системы. В последнее время Вы призывали к созданию союза четырех держав – США, России, Китая и Индии – инициаторов глобальной реорганизации. Я только недавно понял, почему Вы считаете, что возможности европейских стран выступать инициаторами реорганизации ослабли в связи с участием в Маастрихтских договоренностях. Но, кажется, за последний год вероятность участия России и Китая в таком союзе ослабла, они более склонны прислушаться к предложениям западных европейцев, которые мы с Вами не одобряем. Можете прокомментировать, почему в России и Китае так изменились взгляды, и можем ли мы улучшить ситуацию и продвигаться в направлении нужной реорганизации?

Линдон Ларуш: Вернемся к лету 2007 года, к сентябрю. Многие в России были в курсе моих идей и предложений, я имею в виду людей, принимающих решения. В правительстве Китая многие были в курсе. Проблема в том, что если в Китае и России согласны со мной, но они при этом видят, что меня игнорируют в США, какова их реакция?

Меры, которые я предлагал, не абстрактные алгебраические формулы. Это моя политика, мои политические взгляды, мое мышление. И их учитывают китайцы, китайские государственные учреждения, российские учреждения, им известны мои взгляды. И им было интересно, будут ли моя точка зрения на них (Китай и Россию) принята в США. То есть, за границей будут готовы двигаться в направлении США в той степени, в какой мои идеи будут фактором американской политики. И в той же степени, в какой они будут видеть, что я не являюсь фактором американской политики, они будут двигаться в противоположном направлении. Потому что они знают, что кроме США есть единственная достаточно значимая сила на планете – Британская империя. И если политика американского правительства про-британская, то происходит то, что и происходит в России и Китае, в значительно меньшей степени в Китае, но, тем не менее, – люди чувствуют отвращение. Их отвращает эта политика. Некоторых в России такое изменение политики тоже не устраивает. В России и Китае есть люди, которые предпочитают мои политические идеи политике администрации Обамы.

Нужно быть реалистом, избегать иллюзий. В нынешнем виде США – марионетка Британской империи. И любое здравомыслящее правительство любой страны понимает это! Если они видят и понимают, что Британская империя контролирует США, как они отреагируют? – Они скажут: «иметь дело нужно с боссом». А кто босс? Если боссом буду я, то проблем не будет. Кроме британской проблемы.

(…)

Представьте себя на месте членов правительства России или Китая. Они смотрят на эту клоунаду, на этого клоуна Обаму. Вы ведь не думаете, что они полностью тупые? Россия огромная страна с обширнейшим опытом. Да и Китай, не сказать, что невежда. Вы думаете, они не понимают, куда все катится? И не пытаются выжить? Конечно же, они ищут с кем разговаривать, с кем нужно общаться. И они считают, что нужно идти на компромисс, так как нужно иметь дело с существующим положением дел. США – импотент, мальчик на побегушках у Лондона. Соответственно, Китаю и России некуда идти, кроме как целовать задницу британцам.

(…)

Вопрос: Вы говорили, что деиндустриализация и глобализация ведут к тому, что реальный сектор экономики уничтожается, условия жизни ухудшаются и возникают условия для пандемии. Что Вы думаете о версии, например, доктора Лена Горовица, что свиной грипп был создан в лаборатории по указанию каких-то англоамериканских олигархов? А также, что вакцина, разработанная против него, может оказаться смертельной, призванной убивать, а не спасать, как мы видели когда-то в Африке?

Линдон Ларуш: Если смотреть на болезнь с политической точки зрения, то нужно смотреть не на отдельное заболевание. Нужно смотреть на санитарию в широком смысле этого слова, потому что очень многие условия влияют на распространение болезней и их новые формы. И думать нужно об условиях распространения болезней.

Кроме того, следует учитывать дополнительный фактор, обозначенный в свое время принцем Филиппом и Бертраном Расселом. Рассел заявил это в 1953 – принц Филипп позднее – что они хотели бы видеть эпидемию черной смерти каждое поколение для уменьшения численности населения. Принц Филипп говорил, что хочет умереть и превратиться в смертельную болезнь, чтобы уменьшить население планеты до 2 миллиардов.

Их единомышленники и последователи проводят политику, которая может привести только к сокращению населения, в том числе в результате болезней. Многие из последователей Бертрана Рассела работают в лабораториях, где создаются новые болезни.

С другой стороны, распространение болезней зависит от санитарии, зависит от условий жизни, семейных условий, от уровней здоровья, и т.д. Смертность наиболее высока среди самых бедных, в силу качества питания и окружающей среды. Речь идет о сочетании разных факторов. Я считаю ошибкой говорить о свином гриппе, как создании какой-то лаборатории, не имея веских и убедительных доказательств. Я не исключаю такую возможность, но не считаю это доказанным до тех пор, пока не будет доказательств.

Но что я хорошо понимаю – это совсем другое, и намного важнее. Если создать условия для распространения эпидемий, для пандемии, то каким способом бы не появился ее зародыш, она распространится повсюду. К примеру, если посмотреть на смертность от гриппа, как она изменялась со временем, видно, что она росла с ухудшением жизненных условий.

(…)

Проблема санитарии и отношение к санитарии правительств – это, главным образом, экономический вопрос в истории эпидемий. Наивысшая смертность от эпидемий в Европе случалась в 14-м веке, как результат общего экономического коллапса, получившего название Нового темного века. По меньшей мере, треть населения вымерла, причем очень быстро. Половина поселений в Европе просто исчезла.

Можно, конечно, конструировать вирусы, что само по себе чудовищно. Но мы не должны преувеличивать эту составляющую. Не отрицать риск, но не преувеличивать. Следует уяснить, что санитария – ключевой вопрос, и хорошая санитария сама по себе помогает противостоять натиску болезней, и наоборот.

(…)

В свете этого, реформы здравоохранения, запущенные сейчас Обамой, хуже, чем сами болезни. Политика Обамы в области здравоохранения и его экономическая политика – наилучший способ убить как можно больше людей на планете. Обаму нужно взять под контроль. Посадить его в нарядный ящик, где ему будет уютно и приятно, пусть делает заявления – после редакции, разумеется. Так вот нужно бороться с болезнями.

БРИК и проблема монетаризма

Теперь по поводу БРИК. Вопрос в том, какая система нам нужна. Это не вопрос о том, какой уровень сотрудничества нам нужен, суть в том, какая система нам нужна. А нужно нечто недостижимое для любой из этих стран. Любые попытки стран БРИК действовать независимо от американской системы закончатся катастрофическим провалом для этих стран, крахом. Не нужно принимать этот яд. Идея БРИК разрыва с США и долларом это и есть яд, который приведет к их погибели.

Проблема в том, что правительства Китая и России не понимают экономики. Они вышли из гибридного прошлого, у них были проблемы с марксизмом, который уже сам по себе был проблемой. И пришли к еще худшему, получив все проблемы британской модели как лекарства от марксизма. Современная экономическая политика России лондонской выделки, ее проводит новая мафия, пришедшая на смену советской системе. В Китае что-то подобное, но свое, результаты те же. Китайцы и россияне после 1989-1992 гг. приспособились к британской системе!

Уже видно, что культура там больше не советская. Элементов реального марксизма в ней нет, экономическая политика, экономический истеблишмент России это уже не старый аппарат, который, кстати, по моему мнению, лучше подошел бы для сотрудничества с Соединенными Штатами, старый советский аппарат, включая экономистов, традиционно составлявших часть системы экономического мышления и научного истеблишмента, то есть Академии наук России. Академия наук – важнейшее учреждение России. Она представляет традицию, непрерывность мышления, и их понимание России глубже, чем у лондонских воспитанников. И они компетентны, у тех, кто получил образование в Лондоне или в США этой компетенции нет.

На влиятельных постах в России идиоты, определяющие политику. У них сила, потому что у них деньги.

В Китае есть миллионеры, состоящие в коммунистической партии. Странный коммунизм, не правда ли? Но в любом случае, там видно влияние, китайцы попали в зависимость от отношений c США, в зависимость от торговых отношений, рыночных.

Так что есть страны, где в коридорах власти не понимают, как работает экономика. Там есть понимающие люди, но большинство к ним не относится. Поэтому они предлагают решения, к которым внимательнее присмотреться, и становится видно, что это английские решения. Они твердят о валютной системе.

Перед миром же сегодня стоит задача избавиться от валютной системы. Именно валютно-монетарная система убила нас. Нам нужна модель – и миру тоже, если он предусмотрителен – американской системы. Американская система это кредитная система. Сегодняшняя мировая система монетаристская, а не кредитная.

На чем основана монетаристская система? Это империя, она основана на системе валют, которые контролируют люди вне правительств, и это называется свободным рынком. Есть финансовая сила, не зависящая от правительств, не контролируемая правительствами, наоборот – через систему плавающих обменных курсов они управляют правительствами. Британская империя не потому империя, что исходит из Лондона. Это империя, которая замыкается на Лондон. Она определяет имперскую судьбу Британии. Это венецианская система.

Эту проблему нужно решить, иначе мы все окажемся в аду. Для этого необходимо покончить с монетаризмом. Как? Никто не должен иметь права печатать деньги кроме суверенного правительства, ответственного за эту валюту. Правительства должны сотрудничать и создать систему фиксированных обменных курсов валют. На этой основе можно создавать кредит, под полтора – два процента годовых. При таких условиях, при процентной ставке менее 2% можно инвестировать правительственный кредит, кредит, созданный правительством, в долговременные проекты модернизации для восстановления и строительства экономики, как это делали США в лучшие времена.

Так что нужна международная кредитная система.

Другой аспект кредитной системы, необходимой для строительства мировой экономики и решения проблем, которые никогда не решались и восстановления того, что было разрушено, состоит в том, что нужны долговременные капиталовложения со сроками погашения до 50 лет. Другими словами, необходима большая масса нового кредита под 1 – 2% годовых на срок до 50 лет в рамках межправительственных соглашений между кредитными системами.

Это нужно, для того, чтобы изменить принцип создания капитала в мире. Нам нужна большая капиталоемкость. Например, до недавнего времени мы вгрызались в Землю, добывая минералы. То, что мы добываем, это не минералы в природном виде, это отложения остатков живых растений и животных. Животные жили в некоторых средах и умирали. В их телах содержались минералы, составлявшие часть биологической системы этих животных или растений. Поэтому в поисках определенных минералов нужно искать их залежи – некоторые в океанах, некоторые в разных частях света. Это ископаемые. Но они являются продуктами живых процессов, накапливавших определенным образом эти минералы.

По сути, животные и растения извлекали эти минералы из окружающей среды, накапливали их в своих телах, а после смерти они скапливались в местах их обитания. Там мы и находим эти минералы, продукт истории Земли.

По мере того, как человек улучшал энергетические технологии, росло население, потому человек освоил более высокую плотность потока энергии. От сжигания дерева человек постепенно перешел к углю, коксу, природному газу, нефти и мы сейчас подошли к точке, когда для того, чтобы сохранить стоимость, физическую стоимость сырья в условиях сокращения его запасов, необходимо переходить к более высоким плотностям потока энергии, чтобы получать эти минералы с теми же издержками что и ранее, когда этих минералов было больше.

Способность человека поддерживать уровень населения и условия жизни зависит от плотности потока энергии источников энергии. Мы подошли к ситуации, например, с питьевой водой, когда без атомной энергии невозможно обеспечить пристойные условия существования для сегодняшнего населения планеты.

Необходимы долгосрочные капиталовложения в транспортные системы, энергетику, усовершенствованные системы энергоснабжения, и так далее. Необходим рост капиталоемкости производства на душу населения и квадратный километр. Необходимо инвестировать в капиталоемкие отрасли, производственные процессы, условия жизни для поддержания благосостояния на планете даже на сегодняшнем уровне.

Мы утратили производственные мощности, поэтому необходимо вернуться к широкомасштабным инфраструктурным проектам, таким как атомные электростанции, у нас для этого есть ресурсы. Это должно стать движущей силой в создании производственных условий роста производительности человечества в целом, на душу населения и квадратный километр.

Это означает долговременные капиталовложения. От 25 до 50 лет, иногда и больше, в случае длинных железных дорог, водных систем это могут быть проекты с окупаемостью в сто лет. Плотина Трех ущелий, например, это проект с окупаемостью в 100 лет как минимум.

Только в условиях кредитной системы, международной кредитной системы, которая сменит уже обанкротившуюся валютную систему, можно обеспечить благосостояние человечества на поколения вперед.

Нам нужно международное сотрудничество с пятидесятилетней перспективой договоренностей.

Вопрос: США и, чуть в меньшей степени, Европа в условиях глобализации вынесли производство в места с дешевой рабочей силой – Мексику, Китай, в Азию. Сделав это, мы практически уничтожили промышленность, что у нас оставалась, причем ту, от которой сильно зависим. Преследуя краткосрочные выгоды, мы уничтожили свой источник дохода. И, я думаю, растущая в США безработица говорит как раз об этой проблеме.

В то же время, пока мы сокращали производство в сельском хозяйстве и в промышленности, наша банковская отрасль распухла и сильно перевешивает все остальное. Проблема теперь, как я ее понимаю, в том, что если кризис в Калифорнии станет типичным для США в целом, то речь идет о чем-то гораздо более серьезном, чем банковский кризис. Под угрозой само существование государства и правительства.

Федеральное правительство, как и Калифорния, не имеет денег. Не имеет денег даже чтобы обеспечить основные бюджетные общественные услуги. Доходов, чтобы оплатить эти функции нет, потому что мы сами уничтожили источники доходов. В Европе в результате Маастрихтских договоренностей даже нет возможности справляться с этими проблемами за счет капитальных вложений. У нас это не запрещено, но возникают сложные вопросы.

Мы смогли найти триллионы, чтобы спасать банки. Не знаю, откуда мы их взяли, но нашли. Но это выглядит как инфляционная политика, даже более того – гиперинфляционная. Аналог приходит на ум – Веймарская Германия в 1920-х. В то же время, падение производства и безработица грозят дефляцией, как это было после 1929 года в США.

(…)

Линдон Ларуш: Да, я об этом часто говорил. Речь идет не о депрессии. Происходит всеобщий разрушающий кризис системы в планетарных масштабах. Такая гипотетическая вероятность обсуждалась еще в 1890-х годах, и в начале 20-го века. И сейчас это произошло. Происходит разрушающий всеобщий кризис, одновременно инфляционный и дефляционный. Посмотрите на мою тройную кривую, и вам станет ясно, что происходит.

Что значит всеобщий кризис системы? Это значит, что нет решения в рамках параметров существующей системы. Иными словами, нельзя спасти систему от коллапса, одной подстройкой параметров существующей системы, или даже введением новых.

Эта проблема больше психологическая и эмоциональная. Ситуация должна быть очевидной каждому. Но если попытаться рассказать людям правду, и объяснить какие последствия повлечет за собой полное крушение системы, они пугаются и злятся. Или просто не хотят слушать. Так что приходится искать способы убеждать их в рамках того, с чем они согласны, в том, что мы столкнулись с проблемой такого размаха. А в этом их убедить никак не удается. Убедить их нельзя, не испугав их.

И не нужно рядиться чертом, чтобы их напугать. Они боятся правды. Но нужно говорить им ее, раз за разом, указывая, в чем состоит альтернативный курс действий. Но они не поймут, в чем смысл альтернативы, если не рассказать им в чем правда. Если умалчивать правду, опасаясь, что они испугаются, то до них никогда ничего не дойдет.

Люди должны понять, что это общий разрушающий кризис. А они настроены на надежду: «не говорите мне этого, я не хочу этого слышать. Скажите, что может помочь».

Сталкивались с такой реакцией? Они должны осознать, что это всеобщий кризис. Это как человек выпрыгнул из самолета, а парашют забыл. Падают, один говорит: у тебя, кажется, проблема. Тот отвечает, что знает, что у него проблема. Знаешь, у тебя нет…. А тот отвечает: не говори мне этого, я не хочу этого знать. Такова сегодня психологическая ситуация. Человек выпрыгнул из самолета, забыл парашют, и хочет тишины и спокойствия в несколько секунд что ему остались.

Но выхода нет, надо смотреть правде в глаза. И я это делаю. Если люди испугаются, они, может быть, поймут, если окончательно не утратили рассудок.

Частичный перевод этих отрывков из выступления Линдона Ларуша раньше был опубликован в Живом журнале Alexsword. Редактура и дополнительный перевод К. Бородинского, Р. Дуглас. Полную стенограмму на английском языке можно читать на сайте Комитета политических действий Ларуша.

К началу страницы