В 2007 г. мир уже погрузился в кризис –

КАК РОССИЮ ЗАСТАЛИ ВРАСПЛОХ

Линдон Ларуш

27 декабря 2008 г.

Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR от 9 января 2009 года. В то время президентом США все еще был Джордж Буш-младший, а катастрофическая экономическая политика Барака Обамы еще не определилась. Переведены введение и ключевые части статьи. Тема развилась также в статях автора «Свободная торговля против национальных интересов: экономические споры о России» (12.06.2008) и «Новое средневековье уже рядом: Брутальный «британский» империализм в наши дни» (18.10.08).

В настоящей статье рассматривается, прежде всего, состояние российско-американских отношений, но ее тема – судьба всего человечества в ближайшее время. Благоприятное будущее зависит в значительной степени от участия России в крайне необходимых и скорректированных подходах к глобальной ситуации.

Взаимодействие четырех ведущих держав – США, России, Китая и Индии – необходимо в ближайшее время для создания новой международной системы, объединяющей практически все страны в системе антиимпериалистического сотрудничества суверенных государств. Без этого вряд ли можно будет избежать скатывания в продолжительный темный век на всей планете.

Для всех стран мира крайне важно, чтобы Россия играла особую роль в инициативе четырех держав. Поэтому в этой статье я сосредоточу внимание на России.

Предисловие

АДАМ СМИТ И КАРЛ МАРКС

Несмотря на подтверждение сказанного в моем известном всему миру выступлении 25 июля 2007 г. об уже начавшемся всеобщем валютно-финансовом кризисе, к концу 2007 года и в начале 2008 года стало очевидно, что значительная часть лидеров России все еще не признает наличия и характера ускоряющегося общего кризиса мировой валютно-финансовой системы.

Кризис вспыхнул уже спустя три дня после моего выступления в Интернете 25 июля 2007 года о надвигающемся повороте истории, он также стал доминирующим фактором мировых экономических процессов за все период с 28 июля 2007 года.

Явные заблуждения определенной части руководящих кругов России проявились в виде беспочвенных заверений, что доходы России от продажи энергоносителей и другого сырья иностранным государствам защитят Россию от волн мирового финансового кризиса, уже охватившего США и другие страны.

Несмотря на жульнические попытки некоторых недальновидных лидеров США и других стран объяснять сегодняшнюю мировую финансовую панику как простой «кризис ненадежной ипотеки», к концу июля 2007 года гиперинфляционное, «геометрическое» раздувание квадрильонов долларов чисто фиктивных финансовых активов, названных «финансовыми деривативами» дошло до точки общего кризиса. Темп инфляции чисто номинальных спекулятивных финансовых деривативов, которые рассматривали как финансовые требования мировой валютно-финансовой системы, основанной на деривативах, достиг скорости разрастания, при которой распад всей мировой валютно-финансовой системы стал неизбежным. И полное безумие «выкупа» (“bail-out”), проводимого президентом [Бушем] и полоумными членами Конгресса, ведет к тому, что соотношение непогашенных обязательств и реальных активов уходит за гиперинфляционный горизонт.

Историческую аналогию такого международного общего кризиса можно найти в смертельном откате во тьму в 14-ом веке европейской истории, когда население Европы сократилось приблизительно на треть.

В сегодняшней ситуации стоит выбор: провести реорганизацию всей существующей валютно-финансовой системы через банкротство, или же вступить в планетарный «новый темный век» для всех народов и государств. Никакой другой альтернативы изменения мировой системы нет. Если отказаться, то страны и люди обречены, никаких вариантов не останется. Бессмысленно говорить о «реформах». Или существующая система будет уничтожена и заменена новой сверху донизу, одним мировым вздохом, или со всеми будет покончено, и индивидуально, и на государственном уровне. Отсчет уже начался.

Хозяева мирового финансового рынка, и за ними жадная и безмозглая администрация Буша и сегодняшняя маленькая группировка лгущих на каждом шагу триумфалистов среди лидеров Конгресса, выбрали ускорение гиперинфляции финансовых требований, разрушая попутно фундамент физических активов реальной экономики – вместо того, чтобы дать ход моим предложениям реформ, с которыми я выступил в июле 2007 года, которые могли бы спасти цивилизацию.

Сегодня необходимо резко, одномоментно прекратить действие существующей системы. Попытки ее «подпереть», предпринимаемые по всему миру, могут делать только полные дураки или чудовищные преступники.

К сожалению, лидеры России не прислушались к моим предупреждениям и делали вид, что мировой кризис на экономику России серьезно не перебросится. Сейчас же волны кризиса захлестнули Россию, и сильно. Свобода включает свободу делать ошибки, как это сейчас случилось с Россией. К сожалению, это также означает свободу страдать от сделанных ошибок, включая свободу национального самоубийства в экстремальном случае.

Нежелание руководства России, до сих пор, по крайней мере, прислушаться к моим прогнозам, которые сегодня уже сбылись, стало причиной все более отчетливо проявляющейся утраты ориентации, частично вызванной по видимости английскими агентами влияния, действующими извне России. Некоторые ведущие учреждения России страдают сегодня от такой «индуцированной дезориентации». Российские ошибки в оценке текущей мировой ситуации являются не просто причиной позора и угрозой интересам России. Кроме этого, упрямое нежелание некоторых российских кругов видеть реальность как она есть является источником повышенной опасности для всего мира.

Экономическая политика руководства России в 2007-2008 гг. петляла и шла зигзагами. Спотыкания российского экономического курса и планов представляют собой угрозу в виде цепной реакции, ухудшающей ситуацию в мире в целом и в самой России.

В России очевидно не признают, что в последние годы она жила слепой верой в свое сырье и энергоносители в условиях завышенных цен на эти товары. Российские лидеры полагали, что прибыли от экспорта будут таковыми всегда. Эти иллюзии способствовали погружению России в сегодняшний кризис. Россия вела себя так, как будто ей не нужно вкладывать средства в развитие собственного промышленного производства.

Эти заблуждения разделяли многие страны, и они стали ахиллесовой пятой пораженной кризисом мировой экономики. За восемь лет правления клинически безумного Джорджа Буша его администрация разрушила не только США, но другие страны, проводившие такую же безумную политику, выдуманную в Лондоне.

Вопрос «что будет с рыночными ценами на сырье» не просто уводит от сути дела. Следует в первую очередь разобраться с механизмами, которые использовались для того, чтобы убедить российское правительство в мнимых преимуществах ее экономического положения. Но пусть вина лежит на тех, кто виноват. Сегодня главная проблема России и лиц, принимающих решения во всем мире в том, что отсутствуют остро требуемое понимание и компетентные решения. Это вытекает из того, как Россия позволила никудышным советникам завести ее в дебри ошибочных стратегических экономических оценок.

И здесь встает и требует ответа вопрос: что я могу посоветовать администрации президента Обамы в плане политики по отношению к России? Как должен строить свою политику по отношению к России избранный президент, в то время как Россия блуждает в потемках, которые ее власти явно не предвидели, а сегодня не желают осмысливать? Как помочь в этой ситуации России, необходимому партнеру США?

I. НАСЛЕДИЕ КАРЛА МАРКСА

Россия больше не коммунистическая. Тем не менее, для понимания экономической политики России сегодня следует принимать во внимание не только экономические теории Карла Маркса, о которых пойдет речь ниже, но также и продолжающую жить мифологию, сложившуюся вокруг Маркса как личности.

Марксовы экономические теории никогда не были сами по себе научными. Они были второстепенной частью международной системы империалистического англо-голландского либерализма в традициях Паоло Сарпи и включали два главных английских варианта доминирующих догм в отношении экономики: так называемой «капиталистической» версии британской идеологии и «социалистической» версии той же идеологии – уже с другой стороны.

Карты всем игрокам сдавались на одном и том же столе – мирового, царящего сегодня либерализма.

За исключением американской системы политической экономии, и периода ее реализации при президенте Ф. Рузвельта, в частности, мировая экономика 1890-2008 годов собрала за одним и тем же англо-голландским либеральным столом два типа конкурирующих игроков. Самые сметливые из вас могут сами догадаться, что это стол Сатаны.

Мы все играли по навязывавшимся все это время правилам. И я играл за этим столом, хотя в вопросах целей экономической политики и был последователем Бенджамина Франклина, Александра Гамильтона, Генри Кэри, Авраама Линкольна и Франклина Рузвельта. Я сидел за этим столом и делал прогнозы в свете происходящего, не потому, что я верил в господствующие воззрения, но лишь потому, что никакого другого стола для экономической игры не было, за ним сидели все ведущие мировые деятели. И вот игра закончена, вероятно, уже навсегда. И сама игра, и ее правила изменились, уже тоже навсегда.

И по мере того, как подходила к сегодняшнему концу старая грязная игра, в десятилетие до избрания президента Путина происходило крушение бывшего Советского Союза и его сиквела – России. Новое направление развития России вытолкнуло Карла Маркса (но, надеемся, не Академию наук, которая очень нужна) на обочину, российское руководство оказалось под угрозой собственных заблуждений – убеждения, что России удастся избежать в значительной степени депрессии, источником которой они ошибочно считали одно трансатлантическое экономическое сообщество. Сегодня Россия столкнулась с мрачной реальностью, состоящей в том, что обречена не экономика США, а вся мировая система, в полной зависимости от которой находится Россия.

И сегодня экономике России угрожают последствия безосновательной уверенности, основанной на порочных советах, в том, что существуют какие-то основания, кроме мистической власти какого-то древнего бога-ветра, по которым чудовищный кризис, захлестывающий США и европейские страны, отзовется в России мелкими преходящими неудобствами.

Фактор «Семилетней войны»

Самоуверенность руководящих кругов России выразилась во в корне неправильном отношении к моим предупреждениям о мировом общем экономическом кризисе современной валютной системы, о чем я говорил в своем трехчасовом обращении 25 июля 2007 года в Интернете.

Я предупреждал, что надвигающийся кризис на ипотечном рынке выльется в системный кризис распада с квадрильонами долларов спекулятивных финансовых деривативов, затопивших всю мировую экономику, но фантазеры и идиоты старались успокоить себя мыслью, что все ограничится «кризисом ненадежной ипотеки». С того времени события на международных финансовых рынках развивались вопреки сказке об «ипотечном кризисе» и в полном соответствии с моими предсказаниями о виде и сроках процесса крушения мировой системы в целом.

Единственное подходящее сравнение из современной европейской истории, после всеобщего кризиса европейской экономики в 14-ом веке, можно сделать только с кризисом в Веймарской Германии в 1923 году.

У событий 1923 года и событий после 28 июля 2007 года есть много общего, но есть и важнейшие различия.

Основная разница заключается в том, что в Германии кризис 1923 года управлялся странами, заключившими Версальские соглашения, сверху, в основном Британской монархией, зачинщиком Первой мировой войны. Веймарскую инфляцию навязали Лондон и его союзники.

Сегодня разворачивается похожий мировой кризис, выходящий за рамки национальных границ. Соответственно, в процессе эволюции кризиса чередуются дефляционные тенденции на рынке потребительских товаров с одной стороны, и гиперинфляционные тенденции пузыря финансовых деривативов, оцениваемого в квадрильоны долларов, с другой.

То есть пузырь не инфляционный и не дефляционный, а скорее и то и другое одновременно. Это общий кризис современной мировой системы, включая все ее части, Россию и Китай в том числе. Мир, по сути, балансирует на грани нового планетарного темного века. Это не искусственный управляемый кризис в рамках одной национальной экономики, как это было в случае гиперинфляции в Веймарской Германии в 1923 году.

Это системный кризис, ставший результатом попустительства на протяжении последних 35 лет, с 1968 по 2008 гг., всех ведущих стран мира. Есть средства нейтрализации этого кризиса, которые можно использовать даже на сегодняшней стадии мирового распада, но любые средства требуют радикального изменения мировой экономической системы и перехода от любых валютных систем, включая марксистские, к кредитной системе фиксированных обменных курсов, основанной на модели, предложенной Рузвельтом на Бреттонвудской конференции 1944 года.

Любые кейнсианские реформы в условиях сегодняшнего кризиса будут лекарством хуже болезни.

[Непереведенный раздел: «Роль Маркса».]

II. ФИЗИЧЕСКАЯ НАУКА ЭКОНОМИКИ

В основе всех болезней европейских экономик, включая бывшую советскую и постсоветскую российскую, лежат империалистические влияния британской философии.

Речь идет о глубоких, систематических различиях между, с одной стороны, вырождающимися европейскими социальными и экономическими системами и, с противоположной стороны, традицией, впервые укоренившейся на территории будущих Соединенных Штатов Америки в городках отцов-пилигримов и позже в колонии Массачусетс Бэй при Уинтропах и Мазерах.

В историческом контексте следует указать на относительно благотворное влияние на современную европейскую цивилизацию европейского Возрождения середины 15-го века, возникшего вокруг Флорентийского Собора. Яркими примерами являются Филиппо Брунеллески и Николай Кузанский, возродившим основы всей современной физической науки.

Однако следует также принимать во внимание пагубные воздействия венецианской финансовой олигархии, погубившей Константинополь, и общую дегенерацию в результате религиозных войн, бушевавших в Европе с момента изгнания евреев из Испании в 1492 году до Вестфальского мира 1648 года.

В широкой перспективе, в развитии современной европейской цивилизации наблюдаются две конфликтующие тенденции. С одной стороны Ренессанс с опорой на современную физическую науку и классическое искусство на основе восстановленных остатков школ древних пифагорейцев и Платона. С другой стороны, сползание Европы в новые формы возрождающегося варварства.

Этому способствовали религиозные войны и ядовитое влияние англо-голландского империализма, вдохновленного Паоло Сарпи. Карл Маркс, усвоивший имперские эмпиристские догмы британской Ост-Индской компании, стал отражением англо-голландской либеральной софистики, уходящей корнями к Сарпи и его последователям, материалистам 18-го века.

В контексте этого конфликта особое значение приобрела Америка, в особенности США, где лучшие идеи Европы могли найти убежище от коррумпирующего влияния либерализма, коренившегося в англо-голландской либеральной системе, втягивавшей Европу в войны со времен Семилетней войны и Парижского мирного договора в феврале 1763 года, когда возникла британская Ост-Индская компания.

Для понимания этих процессов необходимо остановиться на плохо понятой концепции физической науки – динамике, которую древние греки называли «дюнамис», или динамике Лейбница, Римана, Планка, Эйнштейна и Вернадского.

Древний корень зла

[Начало этого раздела не было переведено.]

В самой России честные граждане должны сплотиться вокруг наследия российской (и украинской) Академий Наук для борьбы со смертоносным мальтузианством, которое лежит в основе современного упадка мировой цивилизации.

Самое простое определение отличия британской системы политической экономии, включая марксизм, от американской системы Александра Гамильтона заключается в различии последовательной физической науки Лейбница и чисто математической софистики Декарта.

Это отличие выявил уже сам Лейбниц в 1690-х годах. Общие принципы физической динамики Лейбница систематизированы в диссертации Римана 1854 года и высказываниях Эйнштейна по этим вопросам о системной совместимости открытий Кеплера и Римана.

Пример

Простой пример продолжающегося сегодня мирового конфликта между двумя системами современной европейской цивилизации приводит мой единомышленник покойный Аллен Солсбери в книге, написанной 30 лет назад.

В его книге, написанной в 1978 году, The Civil War and the American System («Гражданская война и Американская система») он указывает на отличие британской имперской системы, проводником которой был Маркс, от ориентации против Британской империи, на которой построена республика Соединенных Штатов с ее Декларацией независимости и федеральной Конституцией, оставшаяся по сей день главным противником Британской империи.

«Отцы-основатели руководствовались трудовой теорией стоимости, автором которой обычно считают Маркса, но за много лет до Маркса ее сформулировал Александр Гамильтон в 1791 году в «Докладе Конгрессу о развитии производства».

Развитие общества не является следствием биологической или генетической изменчивости (которую некоторые прославляют в тараканах, приспосабливающихся к изменяющимся условиям среды обитания).

Все великие достижения человечества являются результатом деятельности гуманистов, понимающих, как Платон и его последователи-неоплатоники, что у человека есть творческие способности, позволяющие осмысленно познавать законы природы и использовать их в своей эволюции».

Американская система политической экономии, возникшая на основе современной физической экономики, созданной Лейбницем, открывшим в середине 1670-х годов дифференциальное исчисление, остается сегодня единственной основной, позволяющей найти выход из разворачивающегося общего мирового экономического кризиса.

Особенности Американской системы политической экономии, созданной патриотами США как противоядие от имперской системы британской Ост-Индской компании лорда Шелбурна, остаются сегодня единственным лекарством от всеобщего убийственного кризиса на планете.

Главный корень системного различия двух противоборствующих систем политэкономии англоязычного мира лежит в значении термина «динамика», повторно введенного в оборот Лейбницем в 1690-е годы.

Выражение «стремление к счастью» в Декларации независимости США 1776 года, взятое Б. Франклином и другими из второго возражения Лейбница на «Опыт о человеческом разумении» Джона Локка, отразило динамическое лейбницевое понимание человеческого творчества. То же понятие выражено в Преамбуле Конституции США. Таким образом слова американской песни о свободе, сочиненной Франклином и коллегами были записаны и опубликованы в книгах, но мало кого в наши дни помнит ноты – музыку человеческого творческого начала.

В основе продолжающегося конфликта американской системы и англо-голландско-саудовской либеральной империи наших дней лежит факт, что онтологически реальное творчество намеренно исключено из оккамовской эмпиристской философии Паоло Сарпи, приверженцем которой был Маркс.

Эмпиристы 18-го и 19-го вв. Декарт, аббат Конти, Муавр, дАламбер, Эйлер, Лагранж, Лаплас и Огюстен Коши сделали отрицание творчества аксиоматической основой отрицания существования онтологической бесконечно малой Лейбница, на которой основана вся современная физическая наука.

Творчество, в праве на существование которому отказывают эмпиристы – последователи Сарпи, находит отражение в науке и прогрессе производительных сил труда.

Научная ошибка, лежащая в основе краха экономической политики Советского Союза, и такие же ошибки, совершаемые руководством сегодняшней России, вытекает из невежества в отношении самого фундаментального принципа физической науки, непонимания смысла термина «динамика», характерного для науки древних пифагорейцев, Платона, Эратосфена и всех направлений современной физической науки со времен работ Брунеллески, Николая Кузанского, Леонардо да Винчи, Кеплера, Ферма, Лейбница, Бернулли, Кестнера, Гаусса, Римана, Планка, Эйнштейна и Вернадского, открывшего биосферу и ноосферу.

Систематическое пренебрежение к творчеству является аксиомой для последователей Эвклида, Сарпи, Декарта, Лапласа и Клаусиуса, оно характерно для «редукционистских» математических систем, используемых в качестве суррогатов действительных физических систем. Пороки Эвклида, Декарта и прочих пронизывают все поры британского либерализма и догмы Адама Смита и работы Маркса по философии и экономике.

Проще говоря, изложенные здесь доводы на тему вытекают из разоблачения Лейбницем порочности работ Декарта в части распространения нео-евклидовой математики на физическую науку.

Римановская концепция динамики начинается с работ Лейбница 1690-х гг., и получила развитие в разработке универсального принципа наименьшего действия Лейбницем и Бернулли. Но оживление древней концепции «дюнамис» в виде современной концепции динамики произошло раньше, в оригинальной формулировке принципа всемирного тяготения в работе Кеплера «Гармонии мира».

В принципе понятие динамики возродил уже предшественник Кеплера Николай Кузанский в работе De Docta Ignorantia («Ученое незнание»). Наилучшей отправной точкой для охвата вопросов динамики в наше время служат размышления Эйнштейна, с позиций переваривания работы Римана в XX веке, об уникальной роли Кеплера в открытии принципа всемирного тяготения.

Деградирующая интеллектуальная атмосфера в большинстве университетов не позволяет осознать состояние упадка. Научное бесплодие наших дней объясняется отсутствием научной поддержки физической науки, что правильно связывают с влиянием поколения 68-го года.

В Европе и Америке утрачен научный уровень, характерный для народов многих стран до 1968 года. Деградировала основная экономическая инфраструктура, причудливые неомальтузианские культы не только вытеснили науку, но и украли ее имя.

Мы примитивизируем использование солнечного излучения, падающего на Землю, примитивизируем использование энергии, двигаясь от опоры на энергию высокой плотности потока в направлении низких плотностей, что означает смертоносное истощение биосферы, и депопуляцию и деградацию уровня жизни.

Сокращать население дешевле не дорогостоящими орудиями убийства, а промыванием мозгов, лучше, если они сами будут убивать друг друга. Так мозги поколения 1968 года и более молодых людей были промыты неомальтузианским культом.

[Не были переведены подразделы «Примеры Индии и Китая», «Математика vs. физика», и раздел III «Динамическая модель экономики».]

Перевод с английского Константина Бородинского, Рейчел Дуглас.

К началу страницы