Свободная торговля против национальных интересов:

Экономические споры о России

Линдон Ларуш

12 июня 2008 года

  1. Уникальная возможность для возрождения
  2. Что такое экономическая стоимость?
  3. Физическая экономика
  4. Программа развития
  5. «Федон»: что такое бессмертие?

* * *

IV. Программа развития

За обсуждением «нового Бреттон-Вудса» стоит желание возвратиться к оригинальной Бреттонвудской системе, какой ее видел президент Рузвельт, если бы он не умер во время четвертого срока президентства.

Напомним, что было сказано ранее: Гарри Трумэн, сменивший Рузвельта на посту президента, стремился изменить несколько главных намерений Рузвельта в отношении послевоенного устройства, в особенности курс на искоренение на планете колониальных устремлений империализма.

Деятельность Трумэна, направленная на то, чтобы перечеркнуть основные достижения Рузвельта, шла по двум направлениям. Во-первых, Трумэн свернул политику, не устраивавшую Черчилля и британский империализм, имевших свои планы на послевоенный мир. Во-вторых, для достижения поставленных целей, был взят курс на ядерную конфронтацию с СССР.

Если бы Рузвельт прожил достаточно долго для того, чтобы выполнить свои планы на послевоенный период, все колониальные и квазиколониальные системы европейских держав были бы ликвидированы, а англичане обрели бы свободу и получили нормальный национальный суверенитет в мировой системе, состоящей исключительно из национальных государств.

Если мы хотим выжить разворачивающемся глобальном общим кризисе, мы, граждане США, должны настаивать на возвращении к целям Рузвельта. Во-первых, необходимо восстановить принцип национального суверенитета.

Далее, бедным странам нужно помочь в их желании выстроить суверенное национальное государство, каким они его видят. Не всех целей удастся достичь сразу же, хотя они и верны, поэтому необходимо создать рабочую схему для развития суверенных национальных республик.

В условиях разворачивающегося общего разрушающего кризиса мировой валютной системы США должны поставить перед собой практическую цель замены существующей валютной системы на новую Бреттонвудскую систему, в том ее виде, в каком предполагал Рузвельт в ходе самой конференции, без ошибок, внесенных при президенте Трумэне, основанных на искаженном толковании Кейнса намерений Рузвельта.

Важность такого решения лучше всего подтверждается анализом безумия (и аморальности) сегодняшней практики «глобализации» – современной политики англо-голландских империалистов, проводящейся с 1970-х годов.

Радикальное изменение направления эволюции планеты к «глобализации», в разрез с американской политикой 1950-х и начала 1960-х годов, началось не только с отмены Бреттонвудской системы в августе 1971 году, но и с жульнического спектакля с ценами на нефть, организованного англичанами, голландцами и саудовцами начиная с 1973 года, а также системного разрушения экономики США в целом, в результате проведения в жизнь разрушительной программы Трехсторонней комиссии во время президентства бесталанного Картера, а далее в 80-е годы и позднее, повлиявшей на весь мир.

То, что мы сами в США позволили сделать со своей республикой во времена премьерства Маргарет Тэтчер в Англии, было по сути изменой своей стране.[50]

Порочный аутсорсинг

В 1950-е годы индикатором будущих несчастий стало явление, получившее название «беглые цеха».

То, что в последствии станет мировой политикой, проявилось в первую очередь в самих США с перемещением рабочих мест в пределах одной корпоративной структуры из мест, где во время Второй мировой войны был высококвалифицированный персонал с высокой зарплатой, в места со значительно более низкими зарплатами и меньшими налогами (и беднейшей инфраструктурой).

Позже, эти тенденции стали преобладать, рабочие места из США, Западной и Центральной Европы стали перемещаться в страны с неизмеримо худшим уровнем жизни.

Более радикальные перемены произошли в США в 1970-х годах и позднее; после упразднения Бреттонвудской системы администрацией Никсона в 1971 году, искусственных нехваток нефти 1973 года, и особенно после разрушения экономики США во время президентства Картера по плану, принятому Трехсторонней комиссией Дэвида Рокфеллера, которой в те времена руководил Збигнев Бжезинский. Экономические условия жизни для низшей 80%-ой процентили в США стали значительно хуже, и с того десятилетия постоянно ухудшались.

Чтобы оценить результаты в мировом масштабе, посмотрим на Китай. Поворот США к отношениям с Китаем, случившийся во время работы администрации президента Никсона, сам по себе не был ошибкой. В известном смысле, это было не только правильное, но и запоздалое решение.

Однако, вместо безумного разрушения Бреттонвудской системы с фиксированными обменными курсами в 1971-1972 гг., следовало использовать налаживание конструктивных отношений с Китаем для переговоров о долгосрочной системе кредита в условиях фиксированных обменных курсов валют.

Действуя в этом русле, мы бы сделали акцент на развитии агропромышленной инфраструктуры развивающейся китайской экономики и полное развитие всей территории Китая и его населения стали бы главной целью с самого начала.

Отрицательные последствия игнорирования такого подхода сегодня очевидны для компетентного наблюдателя. Острота внутренних проблем относительно бедных регионов Китая отражает этот факт.

США выбрали порочный путь, и в основу новых отношений с Китаем положили принцип «свободной торговли», что подтолкнуло Китай заполнять внутренний рынок США по ценам, существенно более низким по сравнению с себестоимостью производства внутри США.[51]

Приняв порочные правила игры, особенно после 1989-1990 года, Китай и практически все страны, увеличившие экспорт в условиях «свободной торговли» после распада Советского Союза, видят, что рост национального дохода развивающихся стран, обеспечиваемый экспортом, достаточен для обеспечения нормальных условий жизни только для меньшинства населения и территории.

Другими словами, страны-экспортеры теряют на издержках производства в результате игнорирования истинной себестоимости национального производства в целом. Главной причиной такого положения является «свободная торговля», в условиях которой Китай, например, производит товары на экспорт с истинными национальными физическими издержками, существенно превышающими доходы от этого экспорта.

Злая ирония ситуации усложняется балансом долларовых активов Китая в условиях наблюдающегося падения стоимости доллара на международных ранках и связанного с ним обесценивания текущих доходов Китая от экспорта в США.

Уродливая реальность на средне- и долгосрочную перспективу вырисовывается в самых различных аспектах.

Сейчас, в ситуации, когда отношения между США, Россией, Китаем и Индией становятся жизненно важными для всего человечества, необходимо более справедливое соглашение между США и Китаем.

В случае Китая, например, проблема слабого развития большей части территории и населения является отражением того, что Китай не получает справедливой цены за свои экспортируемые товары, позволяющей покрыть физические издержки, которые несет страна в целом в производстве чистого экспорта в объеме общего производства Китая.

Этот изъян характерен для практически всех стран, занятых сегодня в производстве того, что ранее производилось в Северной Америке, Западной и Центральной Европе, и поставляющих эту продукцию в страны Северной Америки и Западной и Центральной Европы, ранее экспортировавшие эти товары в развивающиеся страны.

Вместо этого, нам следовало проводить политику «торговли на основе взаимной выгоды» в отношении цен на товары, производимые за пределами США. Отказ от торговли на основе взаимной выгоды (известной как политики «протекционизма» в 1950-е годы) привел к ослаблению США к выгоде англо-голландского либерального империализма, а также к кризисам и экономическим и социальным бедствиям в странах, экспортирующих дешевые товары в Северную Америку и Европу.

Начиная с 1989 года бывшие страны-члены СЭВ, Россия в том числе, также несут серьезные убытки из-за истинных издержек производства товаров для экспорта, включая фактор труда. Другими словами, «рыночная стоимость» экспорта из этих стран упала ниже истинных издержек производства, выраженных не только в себестоимости производства, но и в деградации условий человеческой жизни.

В целом, процесс глобализации, особенно в том виде, в каком он сложился после биржевого кризиса в октябре 1987 года, когда Федеральную Резервную Систему возглавлял Алан Гринспен, привел к разрушению реального сектора мировой экономики в целом, причиной которого стала именно глобализация.

Результатом заблуждений, ставших официальной точкой зрения практически во всех областях принятия решений, стало то, что «рыночная цена» товаров опустилась ниже истинной физической себестоимости производства: это политика напоминает подход, который в 1920-х годах предложил советский экономист Е.А. Преображенский, назвав его «социалистическим первоначальным накоплением». В дебатах того времени с Бухариным Преображенский в целом повторял удивительно трезвые взгляды экономиста Розы Люксембург, впоследствии развитые далее бывшим чиновником Госдепартамента США Гербертом Фейсом в отношении международных займов в условиях финансового империализма[52]. Ленин и немецкие социал-демократы заблуждались в своих экономических теориях современного империализма.

Многие комментаторы не понимают этого без разъяснения некоторых положений, демонстрирующих некомпетентность многих общепринятых и в основном ошибочных представлений по этому вопросу. В связи с этим, обратимся к вопросам, упомянутым выше.

Посмотрим, как и почему политика США после 1970-х годов закончилась таким чудовищным катастрофическим мировым крахом. Начнем с провала политических воззрений и убеждений марксистов.

В чем была права Роза Люксембург

Ошибки ортодоксальных марксистов, Ленина и прочих, споткнувшихся там, где преуспела блестяще умная дочь деятеля Бунда Роза Люксембург[53], имеют прямое и слабо осознаваемое отношение к теме. Она не была «марксисткой» в смысле марксовых теорий в экономике, о которых я говорил выше. Говорю это, чтобы подчеркнуть, что нет необходимой «рациональной» связи между тем, что ортодоксальные марксисты различали как «цену» и «стоимость».

Нет оснований предполагать, что в так называемой «рыночной экономике» имеет место подспудное стремление к долговременному асимптотическому схождению денежной цены на так называемом «свободном рынке» и относительной физической стоимости. Весь американский опыт после 1968 года свидетельствует как раз, что для американской экономики была характерна абсолютно противоположная тенденция.

Многие сбитые с толку американцы предпочитают верить, часто самозабвенно, в то, к чему их подталкивают их хозяева, часто даже в ситуациях, когда опыт говорит о противоположном.

Подлинный смысл политики «свободной торговли» не в дешевизне товаров, а в дешевизне расходного человеческого материала, вплоть до нарастающего до уровня геноцида массового голода – результата проведения в жизнь современной политики Всемирной торговой организации.

Это одно из средств проведения политики геноцида британского принца Филиппа с его Фондом дикой природы, цель которой состоит в сокращении населения Земли с шести с половиной миллиардов человек до двух за относительно короткий в исторической перспективе отрезок времени. В этом состоит реальная политика и практика принца Филиппа и обманных мальтузианских проектов его холуев, таких как бывший вице-президент Альберт Гор.

Именно эта политика, после инаугурации президента Трумэна и более радикальных мер по демонтажу экономики США начиная с 1968 года, привела к тому, что за период 1969-2008 гг. экономика подошла к роковой черте, подтверждение чему являются всеобщий процесс разрушения мировой экономики, наблюдаемый сегодня.

Поэтому сейчас необходим анализ практической экономической политики принца Филиппа и бывшего вице-президента Альберта Гора, важнейшей и определяющей составляющей политики, угрожающей сегодня всему миру.

Уместно сравнить эволюцию экономической политики США до смерти президента Рузвельта и безумные изменения в направлении политики после убийства президента Джона Кеннеди, но еще более важно, системное безумие в отношении формирования экономической политики, набиравшей силу в области социальной и экономической политики после зимы 1968 года, и последствий ухода правительств Конрада Аденауэра и Людвига Эрхарта в Западной Германии и, по сути, отстранения от власти президента де Голля в тот же период 1963-1968 гг.

Что такое «справедливая цена»?

Смысл империи, как видно на примере европейской истории после того, как Август Цезарь подписал договор со жрецами восточного культа Митры, состоял в низведении людей до состояния скота, в это состояние и было приведено большинство населения империи. Эту политику проводили все империи в последующем: Римская империя, Византия, эта политика проводилась в средние века, когда владычествовали венецианские ростовщики и норманнское рыцарство, это же наблюдалось в империи Габсбургов, она же является целью англо-голландской либеральной тирании, гегемония которой началась с Семилетней войны, инспирированной Лондоном, и возникновения в результате этой войны британской Ост-Индской компании после Парижского мирного договора в феврале 1763 года.

Сущность империализма во всех этих проявлениях, равно как и подобных более ранних восточных его проявлений, состоит в отрицании подлинно творческих сил человеческого разума.

Действия империализма направлены на то, чтобы по закону олимпийского Зевса простые люди не получили знание «огня» – как символа творческих сил прогресса в познании фундаментальных физических принципов, от которых зависит рост мощи творческого индивида в обществе, измеримой на душу населения и на квадратный километр территории.

Империя требовала подавления знания этого «огня» и ограничения доступа там, где это знание было. Власть империи над ее подданными отказывает им в интеллектуальном развитии, которое освободило бы их от имперского и любого другого рабства.

Так как поддержание определенной потенциальной относительной плотности населения должно решить проблему истощения существующих ресурсов за счет научного и технического прогресса, отупляющая политика империй и подобных им форм социального устройства, например, мальтузианство, является всегдашней причиной гибели империй, и сегодняшняя мировая британская империя, исчерпавшая возможности расширения, не является исключением. Все империи обречены сами по себе, а мальтузианская политика британской империи принца Филиппа обрекает на гибель всю планету, продолжающую терпеть это правление.

Если оценить эту перспективу с высоты концепции ноосферы Вернадского, цикличность имперских систем явно неестественна. Человечество по природе анти-энтропийно и живет в антиэнтропийной Вселенной.

Так что вопрос разумной цены следует рассматривать в этом разрезе. Компетентное правительство вынуждено создать систему «справедливых цен», удовлетворяющую требованию роста потенциальной относительной плотности населения на душу и на квадратный километр территории. Связанные с этим проблемы были решены при президенте Франклине Рузвельте, в этом направлении были направлены усилия правительств, действовавших в традициях «американской системы политической экономии», как ее определил первый министр финансов США Александр Гамильтон.

Главным достижением такого подхода к ценообразованию стала мобилизация (экономики) для войны, готовившаяся Рузвельтом с первого дня его президентства в марте 1933 года. После того, как Гитлер получил диктаторские полномочия на следующий день после поджога рейхстага, организованного Герингом, вторая мировая война в то время стала практически неизбежной. Этот поджог стал для Германии тем же, что 11 сентября 2001 года для нас[54].

Администрация Рузвельта знала о неизбежности участия США в этой войне.

Экономическая мощь, которую США нарастили и поддерживали для того, чтобы союзники победили в войне является примером великого экономического принципа современной истории. Кажется, США забыли это принцип после убийства президента Кеннеди и смерти большинства людей моего поколения.

Цена: сверху вниз

Чтобы понять проблему ценообразования, следует начать сверху, а не снизу. Следует исследовать народное хозяйство как целое, а затем оценить, как оно выглядит, или как оно должно выглядеть, если смотреть снизу вверх, как это делается при изучении его операций на местном уровне.

В первую очередь, следует оценить производственную инфраструктуру страны в целом, сверху донизу. Затем, изучить процесс производства сельскохозяйственной, промышленной и прочей продукции. Принять во внимание такие сферы, как образование, здравоохранение и санитарию. Всегда следует оценивать экономику в целом – сверху вниз, а не в частности.

Сейчас посмотрим, как достигается увеличение чистой производительности на душу населения и на квадратный километр территории.

Следует обратить внимание на необходимое сочетание факторов, определяющих чистую производительность всей экономики в целом, на душу и на квадратный километр.

В виду того, что важнейшие ресурсы всегда истощаются, устойчивость экономики невозможна без непрерывного процесса научного и технологического прогресса, достаточного для компенсации сил истощения, присущих любому устоявшемуся способу производства.

Общественное и частное формирование политики заключается в «распределении». Эта функция, определяющая политику и практическую деятельность в экономике, связана с определением надлежащей роли налогообложения, кредита и ценообразования.

Эти средства должны быть подчинены целям экономики в целом, сверху донизу. Местные инициативы снизу, сглаживают острые углы политики, направляемой сверху вниз. «Сверху вниз» – означает более продолжительные циклы капиталовложений и потребления, в значительной степени в сфере компетенции международных договорных учреждений, правительства стран, органов местного самоуправления, крупных частных предприятий, специалистов, и т. д.

Во всем этом важнейшей движущей силой перемен является наука и инновационная деятельность индивидов и малых групп. В целом, это требует доминирующей роли физической науки и классической культуры.

Результатом процесса такого взаимодействия являются низкие цены и расширение активности индивидов и малых групп.

Если рассматривать реальную экономику с такой точки зрения и сравнений, выясняется, что все эти детали, сверху донизу и снизу вверх, ведут к чистому росту или чистому замедлению относительной физической производительности национальных экономик и мировой экономики в целом.

Установление связи между этими решениями на всех уровнях и во всех отношениях позволяет в измеримых величинах определить прогресс, стагнацию или откат назад.

Единственной компетентной оценкой результатов экономической деятельности становится то, что я сформулировал как потенциальную относительную плотность населения на душу населения и квадратный километр общей территории и населения страны или группы стран. Это истинная мера экономической стоимости.

Статистические методы на основе аксиоматических допущений картезианских и прочих статистических методов ущербны по своей сути. Люди, мыслящие в терминах картезианской статистики, не могут делать компетентных статистических прогнозов. Римановская динамика, как дальнейшее развитие в современной науке принципиальных понятий динамики Лейбница, опровергая ошибочность статистических методов Декарта, указывает на фундамент действительно нужных методов.

Системные связи, о которых я говорил выше, невозможно формализовать иначе как на основании римановского многообразия. На практике можно оперировать приблизительными оценками.

Мировые справедливые цены

Интернационализация производства, во все большей степени выражающаяся в «глобализации», означает, что мы приближаемся к мировой ситуации, когда стоимость общего мирового продукта будет меньше реальных (необходимых) издержек производства того же мирового продукта.

Кошмар, к которому это ведет, уже находит отражение в сокращении производства сельскохозяйственной продукции, что говорит о том, что истинные издержки производства в мире не покрываются – речь об истинной физической стоимости производимой и потребляемой продукции.

В то же время, в Северной Америке и Европе, а также в других регионах мира с 1967-1968 гг. произошло общее разрушение основной экономической инфраструктуры. Примером тому является сокращение количества практикующих врачей, больниц и лечебных учреждений в США и Европе.

И это на фоне чудовищных доходов ничтожного процента населения, занятого, в основном, как и хеджевые фонды, грабежом населения, а не производством полезных товаров или услуг высокого качества.

Общее падение внимания к физической экономике в бывших ведущих экономических странах после поворота вниз в 1967-1968 гг. США и Европы, а также многих других регионов, связан со многими причинами. Но большей частью, экономический упадок Северной Америки и Европы стал культурным следствием формирования слоя «белых воротничков» из тех, кто родился после окончания Второй мировой войны и промышленным спадом в США в 1957-1958 гг.

Настроения этой прослойки «белых воротничков бэби-бумеров», получавшей все больше влияния, выражавшиеся в антипатии к «синим воротничкам», промышленному производству, атомной энергии, и в «зеленых» настроениях, оказали чрезвычайное воздействие, такое же, как мальтузианские «луддиты» начала 19-го века в Европе, на политические учреждения, культуру, политику и производство богатства.

В машинерии разрушений, царившей в Северной Америке и Европе со времен бунтов 1968 года, поистине убийственными стали пришедший на смену науке культ «теории информации», порожденный буквально на шабаше ведьм в 1920 -1930-е, годы, после 1945 года обретший форму сатанинского Конгресса культурной свободы, и влияние британского трио черных магов – Алистера Кроули, Герберта Уэллса и Бертрана Рассела.

Культурно-экономическая война против современной цивилизации в сочетании с мальтузианством принца Филиппа и ко., ставящим целью сокращение населения земли от шести до двух миллиардов человек, или даже еще меньше – геноцид хуже гитлеровского – прямо или косвенно были главной движущей силой экономической и культурной деградации, клещами сжимающей мир с конца 1960-х годов.

Экономическая политика тех, кто сегодня продвигает политику «глобализации», и культурная политика тех, кто ранее входил в Конгресс культурной свободы, привели к снижению чистых издержек производства ниже уровня нулевого роста жизненного уровня большинства населения мира, и более того, к снижению физической производительности на душу населения Земли, которое, как мечтает принц Филипп, должно сократиться до двух миллиардов.

Истинная физическая стоимость производства, вопреки сегодняшней порочной практике, равна издержкам повышения физической производительности всего человечества на душу населения и на квадратный километр. Истинная стоимость товаров и услуг определяется стандартом уровня жизни и культуры всей планеты, на душу населения и на квадратный километр.

Роль национальной культуры, связанной с национальным языком

Цель «глобализации» – превращение мировой цивилизации в гигантскую Вавилонскую башню.

Как показывает опыт «плавильного котла» США, правильное определение культуры связано не с одним языком, но, скорее, с языком-культурой: группой языков в употреблении, группирующихся вокруг основного государственного языка. Это значит, и это подтверждают лучшие стороны американской культуры, что существует государственный язык, выполняющий юридические функции, а также служащий своего рода эталоном для группы вторичных языков, употребляемых населением в семействе. Официальный язык является стержнем объединения, а не вытеснения людей в «гетто», является языком-культурой всего населения. Многообразие языков, связанных со стержневым языком-культурой, не обедняет язык-культуру народа, но ведет к повышению культурного уровня населения в целом.

Главным источником бесполезных ссор о сущности национального языка-культуры является невежество, распространяющееся попытками стандартизации разговорного и письменного языка, ограничивающего смысла слов, предложений и высказываний строгими рамками словарных значений, излагаемых в пособиях по стилистике. Для примера можно привести The New York Times Style Book.

Духовное развитие индивида связано с принципом классической иронии[55], образцом которой для англоязычного человека являются Шекспир, Шелли и Китс. Только классические концепции иронии позволяют творческим силам разума образованных людей, говорящих на одном языке, или принадлежащих одному языку-культуре порождать и передавать творческие выражения идей.

Знание классического искусства отличает настоящего ученого мыслителя от ущербного ума поклонника математических формул Ущербный ум видит идею как уравнение, умный человек видит формулу как тень универсального физического принципа, примером чему может служить творчество Бернхарда Римана[56]. Дедуктивное мышление, как в физической науке, так и в филологии повреждает человеческий разум, разрушая потенциал истинного творчества.

Разворачивающийся процесс глобализации разрушает потенциал индивида, направляемого к «Вавилонской башне», заменяющей язык-культуру. От развития творческих сил индивидуального разума за счет развития творческих сил, связанных с иронией, зависит прогресс и мораль общества.

V. Федон: Что есть бессмертие?

Настал момент, когда я буду говорить от себя лично.

Крупнейшей из банальных ошибок обществ была неспособность понять значение темы диалога Федон Платона и того, что написал великий Моисей Мендельсон на тему великого платоновского диалога – на тему истинных следствий бессмертия души бренного человека.

К сожалению, большинство тех, кто якобы стремится к бессмертию, не видят его как продолжение чего-то присущего только человеческой жизни, но только как предсмертный вопрос: А что потом? Остальное человечество настолько сдавлено леденящим предчувствием человеческой конечности, что оно даже не подозревает наличия смысла конечной жизни, к которому следует стремиться. В лучшем случае они испытывают боязливое ощущение необходимости искать чего-то вроде такого смысла.

На самом деле, животное начало в человеке отказывает себе в таком знании, но то, что именуется душой остается навсегда, как будто продолжение жизни души намекает на сообщество душ из прошлого, как на картине Рафаэля Санцио Школа Афин.

Дело в том, что большинство людей, и сегодня тоже (например, эмпиристы) не верят в то, что у них есть «душа», за исключением одежды, в которой они идут к воскресной службе, и которую они заняли на такой случай. Этому есть объяснение, жертвы такого взгляда относятся к себе как к верным рабам олимпийского Зевса из Прикованного Прометея Эсхила.

Они смиряются c отрицанием принципа творчества, отличающего человека от животного, качества, выходящего за рамки смертности, назначенной животным. Они соглашаются с состоянием по сути скота, как это вытекает из британского эмпиризма, например у работорговца Джона Локка. Они занимают позицию добровольного раба, который ничего не творит, а всего лишь надеется, подобно верующему в жульничество под названием «религиозные инициативы»[57], что материальные выгоды, особенно денежные, так или иначе к нему придут.

Там где знают правду, великие достижения национальной экономики часто продолжают «жить» столетие или даже больше. Цикл создания энергетических систем и основных производственных мощностей равен продолжительности жизни современного поколения, или длиннее. Разработка технологий, необходимых для развития требует концентрации усилий нескольких поколений.

Миссия общества в этом смысле бессмертна. Одно поколение рождает наследников, как и каждое последующее. Если у нас хватает ума и совести, мы учим нашу молодежь основам, на которых зиждутся достижения наших детей и внуков.

Открытия универсальных физических принципов, на которых основаны все великие достижения, живут вечно.

Так что уже на основе опыта можно догадываться, что человек вечен, в отличие от животных.

Несколько замечаний. О чёрте

Ранее в этой работе я упоминал о специфическом наследии Паоло Сарпи, ставшем основной чертой англо-голландской либеральной идеологии британского либерализма наших дней. История британского либерализма со времени его появления вокруг Сарпи в последние десятилетия 16-го века – это история душевной болезни, проявляющейся в морально-интеллектуальной стагнации, переходе от Марло и Шекспира к убогим Бэкону и Гоббсу. Будь выбор другим, можно было бы надеяться на больший прогресс от поколения к поколению.

Если представлять себе нищету, царящую на большей части целых континентов, например, в Африке и Азии, и средства решения этой проблемы, то моральным обществом можно считать то, которое на протяжении столетий ставит перед собой цель развития не только производительной мощи труда как такового, но и творческих способностей отдельного человека. Так что наши предки живут в нас, как и мы должны жить в достижениях, передаваемых нашим потомкам.

Когда мы говорим о производительности с такой точки зрения, имеется в виду качественно другое определение индивидуальной и общественной нравственности, по сравнению с узкими интересами конкретной человеческой жизни от рождения до смерти.

Ближе к сути дела мы подходим, говоря о «бессмертных» произведениях искусства, таких как строительство купола флорентийской церкви Санта-Мария дель Фьоре. Филиппо Брунеллески впервые использовал цепную подвеску как принцип физической конструкции. Позднее Лейбниц развил эту идею в ходе демонстрирования универсального принципа наименьшего действия.[58] Истинной демонстрацией универсального принципа является открытие Кеплером принципа всемирного тяготения в его Гармониях. Верно замечание Эйнштейна о кеплеровском открытии как прообразе истинного универсального физического принципа.

Бессмертие это не «вещь», а принцип Вселенной, имеющий определенные частные проявления. Бессмертные принципы, такие как отличие человеческой души от любых форм чисто животной жизни, заключаются в прогрессе накопления знаний, мощи, накапливающейся в результате передачи таких живых понятий в результате переживания этих открытий. Великие достижения физической науки и классического искусства – отпечатки передачи этих принципов. В воспроизводстве актов открытия универсальных принципов проявляется бессмертие человеческой души. Следы работы творческой души – ключ к выявлению проявлений бессмертия человеческой души.

Даже утонченный ум из-за страха может цепляться за конкретный «смертный» поступок, принимая отсвет бессмертия за сам свет.

Настоящий государственный деятель, способный для решения задач, стоящих перед нами, думает и действует в духе, отличающем истинного героя. Долгая жизнь людей, совершивших славные дела, есть добро, но непреходяще только бессмертие. Такие люди действительно бессмертны. Те из нас, кто чувствует это, посвящают свою жизнь служению будущему человечества как пути в бессмертие. В этом наш интерес. И этот интерес мы не предадим.

Человечеству нашего времени уготована великая миссия. Эта миссия в признании суверенитета разных народов, безо всяких «Вавилонских башен». Смысл существования всех суверенных народов – будущее человечества. Указания ясны. Наши кошмарные времена требуют от нас немедленно объединиться, как суверенов, для защиты общих целей человечества.

Перевод с английского Константина Бородинского. Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR, 4 июля 2008 г.


[50] Заслуживает внимания политика заместителя министра обороны и закадычного друга Джорджа Шульца Каспара Уайнбергера, показавшего себя во время Фолклендской войны Великобритании против Аргентины и разрушения экономики Мексики в результате действий Госдепартамента летом-осенью 1982 года.

«Хорошая сторона» президента Рейгана проявилась в его нетерпимости к оборонной политике США, основанной, по выражению Рейгана, на «оружии возмездия».

Однако, вице-президентом у Рейгана был Джордж Буш-старший, Шульц и Уайнбергер были в администрации, а Генри Киссинджер выполнял специальные поручения, и Трехсторонняя комиссия, царствовавшая при Картере, оказывала подавляющее влияние на администрацию Рейгана, так что в конечном итоге, результаты деятельности администрации Рейгана в 1982-1984 гг. оказались ничтожными.

[51] В значительной степени, долговременная цель заключалась в сворачивании внутренних рынков стран, так чтобы в сфере потребления они попали в железную зависимость от международной торговли, контролируемую международными спекулятивными сетями олигархии.

[52] Rosa Luxemburg, The Accumulation of Capital, Agnes Schwarzchild, trans. (New York: Monthly Review Press, 1951); Herbert Feis, Europe, the Worlds Banker 1870-1914 (Harvard University Press, 1964).

[53] «Бунд» был организацией трудящихся, в США он назывался «Кружком трудящихся». Роза Люксембург была дочерью видного деятеля этой организации, родом из Польши, на его карьеру в социалистическом движении сильно повлиял француз Жан Жорес. Убийство Жореса 21 июля 1914 года фактически разрушило циммервальдское движение, получившее название от мирной конференции, планировавшейся на 1915 год в Циммервальде. Это движение было главным противником надвигавшейся Первой мировой войны. Жорес оказал определяющее воздействие на формирование Розы Люксембург как политического деятеля.

[54] Гитлер был приведен к власти сложным сплетением финансовых интересов, в центре которых был глава Банка Англии Монтагю Норманн, протеже Яльмара Шахта. К этим силам имели отношение компания Brown Brothers Harriman Аверелла Гарримана и дед действующего президента США – Прескотт Буш.

[55] «Ирония» в смысле многозначности и неожиданного богатства значения. (Примечание переводчика)

[56] “... Es führt dies hinüber in das Gebiet einer andern Wissenschaft, in das Gebiet der Physik, welches wohl die Natur der Heutigen Veranlassung nicht zu betreten erlaubt.” («Здесь мы стоим на пороге области, принадлежащей другой науке — физике, и переступать его не дает нам повода сегодняшний день», т.е., вступительная лекция о математике). Б. Риман, «Über die Hypothesen, welche der Geometrie zu Grunde Liegen» («О гипотезах, лежащих в основании геометрии»).

[57] Термин «религиозная инициатива» (faith-based initiative) применяется в США для обозначения практики, когда религиозные организации обслуживают программы, за которые традиционно отвечали государственные структуры (речь может идти, например, о помощи женщинам, пострадавшим от насилия, или о реабилитации наркоманов). Политика администрации Буша, при которой был создан «Отдел религиозных инициатив» (Office of Faith-Based Initiatives), состоит в выделении определенных бюджетных средств религиозным организациям, учреждающим проекты предоставления услуг такого рода. – Примечание переводчика.

[58] Галилей, шут Сарпи, никогда не понимал, что такое цепная линия, хотя он и говорил о ней.

К началу страницы