Новое средневековье уже рядом:
Брутальный «британский» империализм в наши дни

Линдон Ларуш

18 октября 2008 г.

Предисловие

Введение: Промах Ленина в экономической науке

1. Англия и Карл Маркс

2. Наука и человеческая экология

3. Откройте новый мир

А. Новая глобальная Бреттонвудская система

В условиях новых кредитных систем
Миссия реформы
Покончить со злом либерализма
Дух самой реформы
Ориентация на миссию

Б. Динамичная роль инфраструктуры

В. Создание международного кредита

Г. Евразийско-африканская глобальная перспектива

3. Откройте новый мир

Распределим изложение предлагаемого программного подхода к немедленному началу подъема мировой физической экономики по следующим основным категориям.

А. Новая глобальная Бреттонвудская система

Современные финансовые системы мира являются безнадежными банкротами, когда рассматривается вся совокупность номинально находящихся в обращении активов и обязательств каждого государства или региона мира. Хотя мы должны принять решение, выборочно, о сохранении законных элементов среди номинальных активов, в отношении которых предъявляются требования, чисто номинальные требования, большинство которых (в том числе финансовые деривативы) по существу представляют собой всего лишь игорный долг нужно просто отбросить как мусор. Любая возможность выживания цивилизации зависит от установления этого условия.

Следует вспомнить, что, несмотря на приговор Майклу Милкену, вынесенный в свое время федеральными властями США, бывший глава Федеральной резервной системы Алан Гринспен высвободил тот поток финансовых деривативов (теперь их номинальная стоимость исчисляется как минимум квадриллионами долларов), который является основной движущей силой глобального финансового кризиса, переживающего сегодня фазу ускоренного движения к коллапсу. Этот и без того чудовищный кризис усугубился безумными попытками, под руководством правительств США и Британии, субсидировать такие чисто номинальные активы за счет других, возможно, законных авуаров и требований международной финансовой системы.

Хотя, как в своей международной интернет-конференции 25 июля 2007 г., я уже предупредил о близком начале общего кризиса мировой валютно-финансовой системы и обрисовал законные действия правительства США, которые могут поставить этот кризис под контроль, соответствующие федеральные законодательные и исполнительные органы власти не только не сумели совершить эти указанные им действия, но и приняли прямо противоположные меры, которые не могут дать никакого иного результата, кроме как разрушить доверие к возможному восстановлению уже обанкротившейся мировой финансовой системы в целом.

Ситуация подошла к той точке, в которой только крутые чрезвычайные меры, принимаемые группой ведущих правительств мира, могут затормозить ускоренное обрушение валютно-финансовых систем мира.

Но если эти чрезвычайные меры, которые я предписал, будет приняты достаточным числом ведущих стран мира, а также некоторыми другими странами, то лекарства имеются. Такие чрезвычайные меры требуют инициативы со стороны некоторых ведущих держав для использования авторитета, имплицитно присутствующего в совместных усилиях большого числа ведущих национальных держав мира, чтобы заставить мировую валютно-финансовую систему пройти реорганизацию через банкротство.

Любые переговоры, которые не начинаются с этого конкретного первого шага, приведут к гораздо худшей катастрофе, чем уже разворачивается. Худшее, что можно сделать теперь, это созвать импровизированную «новую Бреттон-Вудскую конференцию», которая станет винегретом дебатов дипломатов по разным точкам зрения. Если прибегнуть к такой изначально обреченной на провал попытке, то доверие к любому последующему грамотному действию будет уничтожено заранее – и мир в целом более или менее гарантированно погрузится на ближайшие столетия в предстоящую экономическую версию ада.

По моему сценарию, мы должны начать с мер, которые включают процесс отказа от форм того, что правильно воспринимается как финансовый мусор. Мы должны принять эту меру в качестве предосторожности, от лица других, легитимных с нравственной точки зрения требований – законных вкладов граждан и функционально устойчивых активов полезных государственных или частных институтов. Те сегменты современной мировой валютно-финансовой системы, которые по своей природе устойчивы и принципиально важны для экономического здоровья наций, должны быть оставлены группой властей для правовой защиты государства. После этого оставшиеся номинальные требования могут уйти в тот же потусторонний мир, где – в США – сегодня до сих пор благополучно почиет в вечном мирном забвении номинальная валюта бывшей британской марионетки, Конфедерации.

Все требования в отношении финансовых деривативов, например, должны быть просто преданы забвению, поскольку они ничем не лучше долгов игрока в прогоревшем казино финансовых деривативов Алана Гринспена. Попытка запугать правительства и остальных людей заявлениями о том, что все финансовые требования всех финансовых организаций (за исключением рядовых граждан и физически производительных предприятий) должны быть удовлетворены более-менее в равном размере, нужно считать простой трескотней. Что эффективное правительство действительно должно защищать при помощи режима банкротства – так это все финансовые требования, которые можно защитить, не разнося физической экономики мира в пресловутые дребезги. Любая компенсация, ошибочно предоставленная недавними действиями правительства – возможно, незаконными, – должна быть возвращена жертве как можно быстрее, кем бы ни был незаконный получатель таких пожертвований. В частности, в соответствии с этим же общим правилом все доходы от торговли наркотиками, в отношении которых государством могут быть приняты меры, должны быть конфискованы и переданы наиболее вероятному благополучателю как можно быстрее.

В процессе финансовой реорганизации законные требования должны теперь найти безопасное местонахождение в ходе общей реорганизации финансовой и кредитной системы. Это место должно в обычных случаях быть обеспечено созданием новых кредитных систем, в рамках которых законные требования бывших валютных систем должны удовлетворяться в соответствии с законными условиями и намерением таких национальных конституций, как наша собственная Конституция США; и таким образом, они должны обеспечиваться защитой в соответствии с законными условиями новой международной кредитной системы.

В условиях новых кредитных систем

Взаимосвязь между вновь образованными национальными кредитными системами и предполагаемым бесперебойным выполнением законных и необходимых экономических и сопутствующих функций должна быть введена в действие как если бы это делалось «в один прием».

Осколки уже разбитой, обанкротившейся мировой валютно-финансовой системы нужно переработать именно таким образом. Это радостное преображение нужно провести в жизнь таким образом, чтобы относительно свободная часть человеческих и других функционально ценных ресурсов была как можно быстрее перенаправлена в новое пространство физически производительного сектора. На первых порах это произойдет в основном при помощи финансируемых государством общественных работ.[27] Назначение этой начальной переходной фазы должно состоять в том, чтобы как можно скорее довести экономику каждой страны по отдельности и всех стран вместе до уровня, превышающего уровень физико-экономической равновесности затрат и дохода по стандарту эффективности знаменитого капитана-колониста Джона Смита,[28] используемому, будем надеяться, как если бы никакого временного отказа системы не произошло.

Для этой цели должен быть использован замысел, выраженный в соответствующей норме Конституции США, в которой говорится о выдаче законного кредита национальным правительством.

В этом переходе от надвигающейся экономической смерти государств нашего мира мы, единое сообщество государств, должны действовать для того, чтобы принести новую жизнь всем и каждому желающему этого государству. Эта защита должна быть создана так, как в модели Бреттонвудской системы в том виде, в каком эта кредитная система была предусмотрена президентом Франклином Д. Рузвельтом в 1944 г., а не как ядовитый британский («кейнсианский») компромисс с британским имперским монетаризмом, заключенный при президенте Трумэне.

Замысел Трумэна, как это четко проявилось после смерти Рузвельта, состоял в уничтожении антимонетаристского антиимпериалистического наследия Рузвельта настолько быстро, насколько это могло быть допустимым. О выбранном вместо этого монетаристском зле договорились президент Гарри С Трумэн и Британская и другие империи, которые президент Франклин Рузвельт намеревался уничтожить, так как был полон решимости, чтобы мы могли освободить мир от зла англо-голландского империализма. По сути, признанное замысел Рузвельта заключался в искоренении источника двух великих войн, от которых недавно пострадало человечество.

Миссия реформы

По сути дела, у президента Франклина Рузвельта был тот же замысел, который я заявляю сегодня здесь. Мы должны выйти за рамки ограниченного общего замысла Вестфальского мира 1648 г., обусловившего всю приличную жизнь на этой планете, и возродить замысел 1648 г., но добавить к нему другие положения, необходимые для движения к установлению всемирной политической системы, при которой только абсолютно суверенные нации-государства имеют легитимную власть – каждая из них в качестве законной «личности» суверенной нации.

Ограниченное юридическое назначение создания такой системы среди наций-государств – не предписывать внутренние дела государств, как это делают имперские системы, а устанавливать лишь основные особенности отношений между членами этого сообщества суверенных государств. Иными словами, все остатки зверств этой новой Вавилонской башни, называемой «глобализация», сегодня нужно выкорчевать и уничтожить.[29]

На месте ликвидированных таким образом предыдущих законов должен быть заново установлен некий принцип.

Покончить со злом либерализма

Следует отметить, в интересах необходимых реформ потерпевшей крах мировой валютно-финансовой системы, что современный европейский либерализм есть продукт инициатив Паоло Сарпи, который основал систему современного либерализма на возрождении дикого иррационализма средневекового автора Уильяма Оккама.

Вопреки фактам часто утверждали, что Сарпи освободил находившиеся под его влиянием некоторые части Европы от варварства узкой группы его оппонентов на Трентском соборе. Совсем наоборот. Правда, Сарпи менял способ, при помощи которого выбирал свои мишени, но – как свидетельствует Тридцатилетняя война 1618-1648 г. – бойня, порожденная либерализмом Сарпи, продемонстрировала столько же сатанинской похоти, сколько и бойня при тирании Габсбургов.

При наследии Сарпи не было и не могло быть достойного выражения нравственности. Аксиоматическая особенность либерализма Сарпи и идеологических последователей Оккама состоит в том, что-либо на этой планете не существует никакой нравственности (и даже выявляемых физических законов вселенной), либо, даже если такая нравственность существует в научном факте, ее не потерпят. Для либералов, вышедших из идеологического чрева Сарпи, существует не истина, а лишь целесообразность.

При либерализме какое бы явление ни воспринималось более или менее официально как общепринятое, оно заменяет собой любое подлинно принципиальное понятие нравственности. У каждого человека есть право выбрать, что называть «нравственностью», и даже навязать свой циничный выбор, если он чувствует, что у него есть для этого власть. Это может даже дойти до фарисейского утверждения разрешения на убийство любого, кто может выразить несогласие, как в тюрьме Гуантанамо.

Нравственный беспорядок оккамовского либерализма Сарпи становится особенно ясным, когда дело доходит до принципов физической науки.

«Зомби едят наших детей!» Это восклицание довольно хорошо описывает ужас действительно нравственных людей, выражающих ту степень их потрясения практически людоедским распространением панического массового помешательства, которое называют неомальтузианским «энвайронментализмом». Флагелланты в «новом темном веке» – XIV столетии – были не более безумны, чем так называемые «энвайронменталистские» культы сегодня. Проще говоря, либерализм и настоящая человеческая нравственность – антагонисты по своей природе.

Попытки пропагандировать нравственность и подлинную науку могут нередко конфликтовать между собой, но их можно объединить неустанным стремлением к здравому смыслу. Они не подвергают риску свои различия, но объединены принципами, основа которых имеет ту же природу, что и открытие всемирного тяготения Иоганном Кеплером.

Дух самой реформы

В любой великой классической композиции – такой, как композиция Людвига Ван Бетховена – или в великой классической драме план композиции начинается с создания верного образа реальной вселенной в умах предполагаемой аудитории с самого начала. Великая классическая композиция, будь то поэма, песня, драма или картина, отражающая принципы поздних творений Леонардо да Винчи или Рембрандта, создает в уме композитора или исполнителя такой вид вселенной, что для сознания аудитории совокупность разворачивающихся в дальнейшем событий происходит в пространстве человеческом, созданном в самом начале.

Примером служит первая строка или первая строфа классической поэмы, построенной на принципе Motivführung.[30] Или возьмите «В защиту поэзии» Перси Б. Шелли либо всю полноту гениального развития зрительных и звуковых образов на протяжении огромного пространства истории в «Оде к греческой урне» Джона Китса.

В качестве примера прозаического произведения возьмите замечательно мощный отрывок из заключительных абзацев «В защиту поэзии» Шелли: «Поэзия – самая верная вестница, соратница и спутница великого народа, когда он пробуждается к борьбе за благодетельные перемены во мнениях или общественном устройстве. В такие времена возрастает наша способность воспринимать и произносить высокое и пламенное слово о человеке и природе. Те, кто наделен этой силой, нередко могут во многом быть, на первый взгляд, далеки от того духа добра, провозвестниками которого они являются. Но, даже отрекаясь от него, они вынуждены служить тому Властелину, который царит в их душе» (пер. З. Александровой).

Отрывок, который я только что процитировал, готовит сцену в том виде, в каком она должна появиться при открытии занавеса драмы. То, что следует дальше, как об этом пишет Шелли,[31] определяет экспозицию драмы.

В классической драме, какой бы ни была ее основная тема, или в песне из классического репертуара развитие драмы находится в границах контекста, созданного в ее начале. Punctum saliens [решающий момент] ее развития исходит из границ и проходит в границах темы и территории, определенных в начале.

В этой структуре классической драмы мы видим Творение, как Альберт Эйнштейн охарактеризовал вселенную, открытую Иоганном Кеплером. Есть начало Творения, затем происходит развитие на сцене воображения аудитории, как Эйнштейн определил кеплеровскую вселенную, которая является конечной и неограниченной. Все научные и аналогичные проявления подлинного творческого начала человека имеют это общее проявление.

Таким образом, настоящим предметом всей композиции (в том числе квалифицированное управление государством) – ее завязки, развития и завершения – должно быть страстное движение понятий, при этом каждое из них и все они вместе определены в особой вселенной этой художественной композиции, которая есть процесс трансформации интеллектуального пространства, имплицитно ограниченного, как идея, завязкой.

Если этот замысел композиции в целом не воплощен, то либо автор, либо исполнители потерпели неудачу.

Искусство управлять государством во многом похоже на классическую художественную композицию и ее исполнение. Конфликт одного государства с другим сам по себе есть хаос и безрассудство. Определение конфликта между государствами как единой концепции необходимого развития событий характеризует развитие человечества от кошмара войн и братоубийственных распрей, которые разодрали цивилизацию, от известных начал к сегодняшнему дню. Это состояние прозябания, лекарство от которого нужно предлагать, переходя от реальной сцены, где конфликт между разными силами вступил в начальную сцену драмы. Только таким образом, посредством определения устройств права или классического искусства, может процесс, ужас которого не поддается выражению, быть концептуализирован аудиторией драмы как единственный образ, единственная идея преображения.

Сегодня перед всеми нами разворачивается такой современный ужас, который требует такой перспективы, такой творческой миссии.

Ориентация на миссию

Цивилизация в целом сегодня держится на сочетании следующих действий, которые совместно совершают четыре и больше ведущих нации-государства планеты. Ни одной другой силе нельзя изначально доверять необходимые инициативы по устранению проблемы. Совершенно очевидно, что четыре ведущие державы это США, Россия, Китай и Индия. Их разнообразие и, в частности, огромное население азиатских держав – вот их источник силы и авторитета для соответствующего согласия на соглашения. Без этих конкретных четырех держав сегодня нельзя ввести ни одну эффективную реформу; если эта роль четырех держав не будет вызвана к жизни, то затяжной новые темный век для всей планеты станет теперь почти неизбежным.

При назначении этих четырех держав на роль согласного организатора объединения суверенных государств в целом для общей работы по проведению реформ важнейшими соображениями являются следующие.

Только Конституция США сегодня обеспечивает заданные конституциональные механизмы, обеспеченные одной из основных держав среди наций мира, для установлений новой Бреттонвудской системы такого вида, который сможет справиться с разворачивающимся перед нами чудовищным мировым финансовым кризисом.

Основной механизм, необходимый для этой цели, это подразумевающееся только в конституции США отвращение к действующей сегодня разновидности международных независимых или квази-независимых валютно-финансовых систем и предпочтение национальных кредитных систем. В соответствии с конституцией США выдача валютных и связанных с ними государственных кредитов есть монополия правительства. Эта особенность конституции одной из крупнейших мировых держав, США, обеспечивает остро необходимый механизм для создания новой мировой кредитной системы при помощи договоров США с указанными державами и другими государствами.

Поставлен безотлагательный, срочный практический вопрос: необходимо создать регулируемое государственное кредитование между государствами – в основном для долгосрочных капиталовложений в занятость, производство огромных новых физических активов базовой государственной и частной экономической инфраструктуры, включая учреждения здравоохранения и образования, сельское хозяйство и промышленность. Такие капиталовложения увеличат чистые, материальные производительные силы труда каждого из государств и их общих проектов, до физически максимальной возможной степени, их способность довести чистый продукт мирового сообщества в целом до уровня требований экономической и связанной с ней безопасности абсолютно суверенных наций-государств мира.

По практическим причинам такое обновление мировой экономики, подорванной деструктивными переменами в политике государств с августа 1971 г., требует начальной концентрации усилий по восстановлению экономики на государственных инвестициях в основную инфраструктуру экономики. Это необходимое предварительное условие для чистого физического роста каждого государства в мире и всех их вместе.

Без работы, сходной с долгосрочной «ускоренной программой», которая связана с практикой 1933-1945 гг. в период президентства Франклина Д. Рузвельта, спасение планеты от сегодняшней угрозы нового средневековья будет нереальным.

Таким образом, сегодняшняя мировая валютно-финансовая система должна быть заменена новой глобальной системой государственного кредита такого типа, который предусматривался замыслом создания конституции США.

Б. Динамичная роль инфраструктуры

Без гения Готфрида Лейбница при возрождении античного принципа научного метода классической Греции динамика (дюнамис), которую более полно развили такие последователи Николая Кузанского, как Бернхард Риман, Макс Планк и Альберт Эйнштейн, квалифицированное понимание ключевой роли инфраструктуры в науке физической экономики не могло существовать.

Я подчеркнул принцип, который помещает род человеческий в категорию выше всех других категорий млекопитающих, так же как принцип плацентарных млекопитающих выше принципа сумчатых и так же, как академик В. И. Вернадский физически разграничивал ноосферу от биосферы. Поступательное развитие обществом своей базовой инфраструктуры экономики имеет ту же природу, что и класс принципов, в соответствии с которым плацентарные млекопитающие выше сумчатых. В свою очередь, как подчеркнул Альберт Эйнштейн, принцип всемирного тяготения, открытый последователем Николай Кузанского Иоганном Кеплером, содержит Солнечную систему как процесс. Точно так же принципиальными достижениями в области базовой инфраструктуры экономики, которая влияет на производство, является видовое агентство, способствующее качественным и количественным усовершенствованиям производительных сил труда, находящихся в соответствующей области инфраструктуры. Обеспеченная таким образом выгода не ограничена действием отдельного человека или предприятия; она действует через изменения в производственной среде и в повседневном существовании членов общества, которые осуществляются не в месте производства, а, скорее, в производственной среде.

Простейший пример дает рассмотрение увеличения потенциальной относительной плотности потока энергии, направленной в производство, в отличие от усовершенствований в локальном процессе производства. Другими словами, только идиот измеряет энергию в калориях; квалифицированная экономическая наука определяет мощность в единицах калорий на квадратный сантиметр (например, температура): чем выше температура, измеряемая приращениями, тем больше мощность, выраженная таким же количеством калорий.[32]

Массовые перевозки железнодорожным транспортом или транспортом на магнитной подвеске лучше массы дорожных транспортных средств с одним водителем, перевозящих такое же число пассажиров или объем груза.

Нам нужна питьевая вода в расчете на душу населения и на квадратный километр; мощность, измеряемая количественно и в терминах плотности потока энергии; массовая транспортировка людей и грузов; резервы для медицинского обслуживания и общественного здравоохранения; высококачественное образование и классические подходы к сферам развлечений и общего образования; высокая плотность исследований в физической науке на душу населения и высокие темпы достижений в познании физических и связанных с ними принципов. Общее, что нужно подчеркнуть, это образование для развития индивидуального человеческого ума, а не акцент на конкретный выбор заданий в т.н. «практическом обучении».

В. Создание международного кредита

Назовите это «плотностью потока энергии/капитала».

Это означает ориентацию на увеличение как относительного числа лиц, занятых в развитии и усовершенствовании капиталоемкости производства, так и натурального объема производства на душу населения и на квадратный километр, а не на простое линейное увеличение. Короче говоря, темпы чистой производительности на душу населения и на квадратный километр должны не просто повышаться, но повышаться ускоренно (как Готфрид Лейбниц сказал бы Декарту, если бы посчитал, что разговор с Декартом мог дать положительные результаты).

Валютно-финансовые аспекты этой функции должны рассматриваться в человеческих параметрах, а не в сегодняшних заурядных, практически линейных параметрах. Соответствующее отношение числа млекопитающих к сумчатым и людей к другим млекопитающим должно быть признано как еще одно отражение того же принципа физической экономики.

Все это ведет нас по следам Готфрида Лейбница.

Г. Евразийско-африканская глобальная перспектива

С того момента – не позже, – когда проблема была поставлена Эсхилом в трилогии о Прометее, самой характерной социальной проблемой человеческих обществ была проблема того запрета, который в этой драме произнес Зевс-олимпиец: обычному человечеству должен быть закрыт доступ к знанию «огня», который сегодня означает такие вещи, как знание мощи деления атома.

В тех минувших временах человечества, о которых у нас есть исторические, а не просто археологические знания о том, что проходило через человеческое сознание, важнейшей проблемой общества было зверское угнетение, воплощенное великим автором классических трагедий Эсхилом в трилогии о Прометее, особенно в «Прометее прикованном». Подавляющая часть человечества была низведена фактически до уровня скота, чтобы не была вызвана к жизни пробужденная мощь человеческого разума и, таким образом, не был положен конец тирании. Жестокость британской имперской системы, которая была образована Британской Ост-Индской компанией после заключения Парижского мира в феврале 1763 г. и против которой восстали наши патриоты, типична для отвратительного угнетения, от которого человечество нужно наконец-то освободить. Таков был замысел патриотов-основателей нашей республики в их великой борьбе против зла Британской империи того времени.

Наша политика должна состоять в следующем: там, где существует угнетение описанной Эсхилом разновидности, со стороны Зевса-олимпийца, свобода каждого человека на этой планете остается в опасности. Для создания системы самоуправления при таком качестве свободы, которую определила наша Декларация независимости, всему миру должно быть гарантировано право достижения подлинной человеческой свободы, а не просто свободы действия низших форм жизни. Единственная мера подлинной свободы это власть разума, власть разума, которой лишена бóльшая часть мира, как лишены ее сегодня многие университеты и школы в нашей собственной республике.

Для всех мужчин и женщин человеческая свобода есть не просто отсутствие оков, но раскрепощение творческих сил, которые отличают мужчин и женщин от скотов, освобождение от оков, которые богачи и другие олигархи надевают на умы тех, кого считают скотом, на своих подданных – обыкновенных людей планеты.

С середины 1970-х гг. очень влиятельные люди в США решили предать нашу собственную страну британской имперской политике обращения с природными и сопутствующими ресурсами Африки, особенно Африки к югу от Сахары, как с имуществом, подлежащим защите от самих африканцев – как с ресурсами, подлежащими консервации ради выгоды правящих финансовых групп Британии и Соединенных Штатов. Смрад этого неисправленного наследия британского империализма и его клевретов – смертельная угроза свободе всех государств и народов мира.

Если только не произойдет какой-либо ошеломляющей перемены, великого отречения от этого британского и подобного ему зла в отношении народа Африки, то не будут защищены жизнь и интересы кого бы то ни было и где бы то ни было на планете – ни в ближайшем, ни в отдаленном будущем.

Особая миссия, которая должна быть точкой опоры для государств и личностей мира, готовых поддержать справедливые условия для потенциальных творческих умственных способностей, которые присущи из всех живых существ только человеческой личности, должна быть основана на порядочном отношении человека к человеку. Улучшение доступа к возможностям для саморазвития творческих умственных способностей человечества, воплощенных в открытии Иоганном Кеплером принципа всемирного тяготения, есть та мера, которой нужно мерить степень способности правительств и других органов власти признавать, что же на самом деле представляет собой человеческая свобода.

Поэтому ответственность за судьбу беднейших и наименее защищенных народов мира, ответственность за получение ими эффективных средств самоуправления во имя улучшения условий человеческого существования, а не условий жизни какого-нибудь любимого животного, служит проверкой целей всего человечества. Мы проходим проверку видением подлинно человеческой жизни, в полном смысле творческих способностей, присущих только человеческой личности, которая должна быть целью и мерой будущего нового порядка, характеризуемого прогрессом для всего человечества. С правлением всех олигархических систем англо-голландского либерального толка, и систем еще более скверных, пусть будет покончено.

К началу статьи

Перевод с английского Константина Бородинского, Марины Бурковой, Рейчел Дуглас. Статья была опубликована на английском языке в журнале EIR от 31 октября 2008 г.


[27] Значение этого явления как практического вопроса права и связанной с ними общественно-правовой практики будет рассмотрено в следующем основном разделе данной главы.

[28] Джону Смиту, главе колонистов Джеймстауна в 1607 г., принадлежит знаменитая фраза «кто не работает, тот не ест». Примечание переводчика.

[29] Как указано выше, практика использования наднациональных агентств (особенно заметная после 15 августа 1971 г.) в целях установления кодексов поведения для финансовых и других внутренних дел государств-подчиненных несет клеймо империализма со времен, предшествовавших падению Вавилонского царя. Государство, которое не имеет суверенитета в этих вопросах, не имеет суверенитета вообще.

[30] В оригинале – “thoroughly composed”. Эквивалентный немецкий термин “Motivfuehring” значит буквально «ведение мотива». Термин употреблялся известным скрипачом, покойным музыковедом проф. Норбертом Брайниным в применении к классическому композиторскому подходу, начиная с Ф.Й. Гайдна. Имеется в виду мотивная разработка, сохраняющаяся на протяжении всей композиции. Примечание переводчика.

[31] «Нельзя читать произведения наиболее славных писателей нашего времени и не поражаться напряженной жизни, которою наэлектризованы их слова. С необыкновенной проницательностью охватывают они все многообразие и измеряют все глубины человеческой природы и, быть может, более других удивляются проявлениям этой силы, ибо это не столько их собственный дух, сколько дух эпохи. Поэты – это жрецы непостижимого вдохновения; зеркала, отражающие исполинские тени, которые грядущее отбрасывает в сегодняшний день; слова, выражающие то, что им самим непонятно; трубы, которые зовут в бой и не слышат своего зова; сила, которая движет другими, сама оставаясь недвижной. Поэты – это непризнанные законодатели мира».

[32] Посмотрите на стимулированное Уолл-стрит после Второй мировой войны развитие автотранспорта, которое было способом уничтожения чистой производительности американской экономики, а также навязывание расточительного использования авиатранспорта по сравнению с плотной организацией высокоскоростного железнодорожного сообщения или транспорта на магнитной подвеске. Система железнодорожного транспорта была урезана ради развития гораздо менее эффективных конкурирующих систем. Сравните массовый эффект времени «от двери до двери» при переездах пригородным железнодорожным транспортом со стоимостью переездов автотранспортом или авиатранспортом.

К началу страницы