«Нынешняя монетарная система — это болезнь»

Интервью BFM.ru с Линдоном Ларуша

3 декабря 2008 года

Единственный пусть спасения мировой экономики — возвращение к Бреттонвудской системе. Косметические изменения, предлагаемые G-8 и G-20, мир не спасут. Такую точку зрения в интервью BFM.ru отстаивает американский экономист Линдон Ларуш. Он призывает мир вернуться к экономическим рецептам Рузвельта и к кредитной, а не монетаристской глобальной финансовой системе.

— Многие политики говорят, что назрела реформа мировых финансовых институтов. На ваш взгляд, новое мировое устройство — это создание каких-то новых регулирующих институтов или реформа ныне действующих (МВФ, Всемирный Банк) с изменением их профильной деятельности? Что возможно и необходимо реализовать в ближайшее время?

— Все предлагаемые реформы, если они будут реализованы в контексте существующей монетарной системы, с треском провалятся. Болезнью является сама нынешняя монетарная модель. Ее нельзя оздоровить, ее можно только полностью заменить. Любые попытки реформирования станут только быстрым движением к грандиозной катастрофе.

Что требуется — так это заменить нынешний монетаризм кредитной системой, построенной так, как было предусмотрено Федеральной Конституцией США, как задумывал эту реформу президент Франклин Рузвельт в своем понимании Бреттонвудской системы.

Путаница возникла из-за того, что МВФ, сформированный британцами и Америкой Трумэна, является монетаристской структурой, а не кредитной. Источником этого в перспективе фатального недоразумения у правительств большинства стран является то, что президент Рузвельт был антиколониалистом и задумывал реформу — создание МВФ, чтобы искоренить колониальную систему и другие подобные несправедливые режимы. Трумэн, президент правого толка и союзник Черчилля, воспользовался возможностью после смерти Рузвельта, чтобы защитить ранее утвердившийся британский империализм и другие колониальные структуры. Миром правит Британская империя, по крайней мере временно.

После введения плавающего валютного курса президентом Никсоном в 1971 году, доллар перестал быть самостоятельной валютой и шаг за шагом превратился в игрушку англо-голландской либеральной монетарной модели. Сама монетаристская система, на сегодня абсолютно несостоятельная, переходит в стадию окончательного коллапса. Все страны, которые продолжают попытки реформирования существующей валютно-финансовой системы, ожидает крушение в скором времени, возможно, уже в ближайшие несколько месяцев.

Россию можно было бы назвать первым возможным кандидатом на роль инициатора реформы, если бы США вместе с Россией приняли участие в осуществлении этих мер. Затем Китай, остро нуждающийся в решении проблем, и Индия, где ситуация пока не столь критическая на сегодня, — эта четверка могла бы стать ядром, вокруг которого объединились бы другие страны. Такие действия почти наверняка стали бы успешными, а альтернативы им пока не предвидится.

— Насколько, на ваш взгляд, сегодня назрела необходимость более жесткого контроля за деятельностью глобальных корпораций и, в частности, проведения мониторинга движения спекулятивных капиталов?

— Любой стране, которая хотела бы пережить стремительно приближающийся крах всех существующих монетаристских систем, необходимы безжалостные меры принуждения против свободы спекулятивного движения финансового капитала.

У денег нет собственной внутренней ценности. Вот почему все экономисты, придерживающиеся традиционной теории, терпят полную неудачу в попытках долгосрочного экономико-статистического прогнозирования. Денежная стоимость никогда не будет функционально соответствовать человеческим ценностям в результате какого-нибудь кинематического процесса. Прогнозирование должно осуществляться исходя из факторов физического капитала и научно-технических аспектов, а не статистических теорий. Денежная стоимость должна регулироваться в диапазоне разумных оценок, такие модели называются «протекционистскими». Те, кто думает только исходя из покупки и продажи сегодня, не учитывают решающую роль роста и совершенствования производственного капитала и базовой экономической инфраструктуры в долгосрочном периоде.

Протекционистские меры должны не только защищать долгосрочные капитальные потребности, они также должны предусматривать все более высокие темпы технологического роста фактической производительности физического капитала в пересчете на душу населения и квадратный километр территории. Такие капиталовложения охватывают горизонты от четверти века до 50 лет и более. Необходимое формирование физического капитала в долгосрочном периоде и увеличение плотности потока энергии на душу населения и на квадратный километр территории должно быть «встроено» в экономическую политику. Например, увеличение плотности потока энергоносителей (что подразумевает плотность при расщеплении ядра и ядерном синтезе) становится неотъемлемым требованием, если мы хотим обеспечить нормальные условия жизни при текущей численности населения планеты. Без системы фиксированных валютных курсов невозможен успех ни одной современной экономики.

— «Большая семерка» сегодня — это своеобразный репрезентативный клуб, не принимающий решений. Ваше мнение — стоит ли расширить количество участников элитного клуба с дальнейшим изменением принципов его деятельности? Стоит ли создать новый орган глобального регулирования с принятием решений, обязательных для исполнения его членами?

— Забудьте о «Большой семерке» и подобных организациях. Это всего лишь гробы, в которых уже скоро будет похоронена память о разрушенных национальных системах стран-участниц. Необходимо создать новую модель. Единственным действенным шагом на начальном этапе будет создание ядра новой мировой кредитной системы (не монетарной) в той форме, которую на самом деле предусматривал президент Франклин Рузвельт. Это должна быть кредитная модель фиксированных валютных курсов, не монетаризм.

— Сейчас идеи о реорганизации мировой финансовой системы озвучивают многие европейские политики. Есть ли сегодня реальная политическая фигура, имеющая достаточный вес и авторитет, которая может объединить все мнения и идеи и начать эту революцию?

— Сегодня все правительства действуют очень безграмотно. Мы должны надеяться, что абсолютный страх исправит их мышление. Причиной такого страха станет неконтролируемая гиперинфляция в мировом масштабе, сравнимая с той, которую пережила Германия в октябре-ноябре 1923 года. В настоящий момент эта динамика в глобальной экономике уже наметилась. Банковские системы по всему миру уже наращивают инфляцию в направлении полного краха в ближайшем будущем. Следует надеяться, что какие-то государства в отдаленном будущем — после продолжительного темного средневековья в планетарных масштабах — будут мудрее, чем нынешние.

Вопросы задала Наталья Бокарева.

К началу страницы