О резолюциях встречи 11 ноября 2008 г.

«Принимая во внимание, что:
Мировая валютная система – безнадежный банкрот»...

Линдон Ларуш

1 ноября 2008 года

1. На субботу, 1 ноября 2008 года, мировая валютная система является безнадежным банкротом. Продолжать жить с этой системой не только жульничество со стороны политических сил, отказывающихся признавать эту реальность, но и тягчайшее преступление против большинства человечества, которое пострадает от последующих жестокостей больше, по размаху результатов, чем от действий гитлеровской машины.

2. Мир находится в состоянии всеобщего экономического распада, сопоставимого с тем, что Европа прошла в 14-ом столетии во времена «нового темного века». Новая трещина появилась в США впервые в конце июля 2007 года. В сложившихся условиях, отказ ведущих стран мира признать этот факт будет преступлением против человечества этих стран и их правительств, а их руководители несут личную ответственность за управление и состояние мировой экономики.

3. С моим успешным опытом долговременных экономических прогнозов, я неоднократно указывал на условия, ведущие к общему кризису современной международной валютно-финансовой системы. Я делал это, и предупреждал о конкретных последствиях уже с начала событий, приведших к сегодняшнему кризису, – с 25 июля 2007 года. Ясно, что любое учреждение или само правительство, отказывающееся принимать во внимание все эти факты, как это делал до настоящего времени Конгресс, вопиюще игнорирует экономические реальности и социальные последствия своего бездействия.

4. Хотя в правительствах ведущих стран мира сегодня признают, что реформа, заслужившая название «Новая Бреттонвудская система» остро необходима в сложившейся ситуации, у них нет ясного понимания основополагающих принципов такой реформы. Необходимо четко и немедленно определить фундаментальные принципы, что я и сделаю, потому что система уже рушится.

5. Абсолютно необходимо, чтобы за закрытыми дверями в Вашингтоне 11 ноября 2008 г. встретились специалисты – до планируемой общей встречи с президентом Бушем – чтобы проконсультировать президента Буша и других лидеров в отношении того, что от них требуется в условиях надвигающегося общего кризиса, который может стать судным днем. Встреча 11 ноября выбрана как подходящий случай для выработки общих направлений в отношении требуемого согласия президента США выступить с заявлением о возвращении к соглашению о мировой экономической реформе, которая бы отвечала намерениям президента Рузвельта в Бреттон-Вудсе.

6. Учитывая мой опыт и сбываемость моих долговременных прогнозов, в интересах достижения приемлемого соглашения, считаю, что непременно я должен инициировать и придать авторитетность призыву, с которым могут выступить участники встречи 11 ноября.

7. Предполагается, что в состав этой избранной группы войдет ограниченное число ответственных политических деятелей США и других достойных лиц. Они рекомендуют, кого из международных деятелей, заинтересованных в проведении таких консультаций, можно пригласить для дальнейших обсуждений после 11 ноября. Следует действовать очень быстро, так как обанкротившаяся мировая валютная система уже на грани распада.

8. Цель такой частной встречи, а также последующих промежуточных встреч, состоит в выработке предложения, которое было бы неуязвимо, насколько это возможно, от различных проволочек в результате «лоббирования» со стороны известных кругов, которые враждебны самой идее реорганизации ныне господствующей, но безнадежно провалившейся и изначально мошеннической англо-голландской либеральной «монетаристской» международной финансовой системы через процедуры банкротства.

9. Нельзя позволить правительству Буша, доказавшему свою некомпетентность, и представителям других правительств направить ход обсуждения в направлении, исключающем важнейшие элементы соглашения. Правительства до сих пор потерпели неудачу в этом деле, и констатация этого факта является обязательной частью любого проекта соглашения.

Общие соображения о предыстории сегодняшнего положения дел

Корни современной де-факто обанкротившейся мировой валютно-финансовой системы уходят к Парижскому мирному договору 1763 года, когда была создана британская Ост-Индская компания лорда Шелбурна, по сути, мировая империя. Без осознания этого факта, ключевого для понимания причин и способов преодоления общего кризиса существующей мировой системы, невозможно предпринять правильные шаги для предотвращения обрушения мировой цивилизации в новый темный век.

С момента своего зарождения, Британская империя или англо-голландская либеральная система, вновь воцарившаяся в качестве мировой империи с 15 августа 1971 года и последующего кризиса нефтяных цен, была «новой венецианской» империей международных финансистских сил. Эту империю – если хотите, вампирию – возглавили последователи Паоло Сарпи, использовавшие захваченное ими Объединенное королевство как главный инструмент наднациональной власти кругов, объединенных в правящую валютную систему.

Сердцевиной этой старой и современной имперской власти было создание международных валютных систем, которые действуют якобы партнерами правительств, но чья власть была и есть внешней и над теми правительствами, с которыми они состояли как будто бы всего лишь в партнерских отношениях.

Патологическая традиция монетаризма уже была монетаристским империализмом, когда подтолкнула англоговорящих патриотов Северной Америки прекратить грабеж британской Ост-Индской компании лорда Шелбурна и отдалиться от нее. Конституционная монополия американской республики над законным созданием кредита с самого начала была принципиальной основой патриотического сопротивления США мировому англо-голландскому либерализму, лежащему в основе ныне рушащейся мировой валютно-финансовой системы.

Системное и радикальное отличие конституционной кредитной системы США от англо-голландской имперской мировой валютной системы является вопросом выживания или неизбежной и скорой гибели современной мировой экономической и социальной системы.

Все это следует рассматривать через призму создания в 1782 году британского Форин офиса под контролем Иеремии Бентама из британской Ост-Индской компании Шелбурна. Форин офис стал характерным имперским ликом англо-голландских финансовых сил в процессе их установления как центра имперской власти, каковым они остаются по сегодняшний день.

Англо-голландское имперское валютное владычество, с которым Рузвельт хотел покончить после победы над Гитлером, после смерти президента использовало Трумэна для нейтрализации антиколониальных проектов Рузвельта для послевоенного мира. Трумэн предал Соединенные Штаты и помог Лондону восстановить колониальную власть, как открыто, так и втайне.

Никакая новая валютная система, в силу самой природы валютных систем, не сможет успешно справиться с кризисом размаха и специфики, наблюдаемым на планете в целом сегодня. Только создание кредитной системы, какой ее задумывал Рузвельт в 1944 году как Бреттонвудской реформы, является образцом успешного противодействия на заключительной фазе разворачивающегося общего распада всех до единой валютно-финансовых систем в сегодняшнем мире.

Победить общий кризис может только реформа типа, предполагавшегося Рузвельтом в 1944 году. Это международная валютно-финансовая система, основанная на принципе общественного кредита, заложенном в федеральной конституции США и подчеркнутом министром финансов Александром Гамильтоном [в докладе Конгрессу «Об общественном кредите»], а не кейнсианская модель валютных систем по умолчанию имперских, связанных с англо-голландскими валютно-финансовыми системами Европы, равно как распадающейся сегодня американской.

Издание в 1937 году в Берлине оригинального изложения общей теории Кейнса раскрывает правду о его концепции, как заведомо профашистской имперской модели, набравшей полную силу после радикальной смены курса США в 1968-1973 гг. Из этой модели и вырос сегодняшний общий кризис, перешедший в стадию всеобщего коллапса в последние недели.

Для правильной оценки того, о чем я говорил выше, следует вспомнить стратегию британской политики 1937-1940 гг., приведшей к разрыву британского финансового истеблишмента с режимом Гитлера, который сами британцы и взрастили.

До вторжения немецкого вермахта во Францию, нарушившего условия британских соглашений с прежним протеже Гитлером, практически вся английская аристократия, включая Черчилля, была готова «мириться» с Гитлером, который, как они полагали, нацелен на уничтожение Советского Союза. Когда же Гитлер сначала напал на Францию, и успешно, англо-американские и прочие финансовые круги, например, Прескотт Буш, дед действующего президента Буша, раньше проводившие политику умиротворения и сотрудничества с Гитлером, присоединились к Черчиллю и ко., отвернувшись от бывшего закадычного друга Гитлера. Так что только нарушение Гитлером соглашения не разрушать дипломатических границ на Западе заставило Британию отвернуться от бывших нацистских друзей.

Геноцид против черной Африки, проводимый Британской империей и ее американскими сторонниками среди финансистов и на ответственных постах, является ярким примером различий между конституционными принципами Рузвельта и британским империализмом, интересы которого защищал Трумэн. Безрассудства Трумэна продолжаются до настоящего времени, как можно судить по отношению к наследию Трумэна во времена президента Никсона и двух Бушей – отца и сына. Монетаристский подход, чуждый республике, лежит в основе ужасов в Конго, которые мы наблюдаем прямо сейчас, когда пишутся эти слова.

И каково отношение президента Буша к происходящему сегодня? Как ко всему этому относится Барак Обама?

1. Назад к Рузвельту!

Читатель задается вопросом:

В чем, с практической точки зрения, сущностное отличие Бреттонвудской системы президента Рузвельта и кейнсианской системы, сложившейся под влиянием его преемника, президента Трумэна?

Все имперские и квазиимперские системы, известные истории до настоящего времени, со времен Шумера и во времена «Илиады» Гомера древней Греции, зависят от наличия произвольных априорных допущений, так сказать «самоочевидных», арифметических определений, аксиом и постулатов.

Но корни древней и современной европейской физической науки основаны на понятии науки, недвусмысленно противоположном априорным допущениям, основанным на догмах «Элементов» Евклида. Истинную науку представляли пифагорейцы и Платон, современную науку создали кардинал Николай Кузанский, Леонардо да Винчи, Иоганн Кеплер, Пьер де Ферма, Готфрид Лейбниц, Карл Гаусс, Лежен Дирихле, Бернхард Риман, а позднее Макс Планк и Альберт Эйнштейн. Признание Эйнштейном работ Кеплера и Римана как основ компетентной современной физической науки подчеркивает это отличие.

В нескольких первых абзацах диссертации Римана 1854 года приведено авторитетное изложение проблемы.

В виду того, что экономическая наука основана на универсальных физических принципах, самое главное для понимания сегодняшнего кризиса состоит в том, что так называемые «редукционистские» наборы аксиом, такие как редукционизм «Элементов» Евклида и современных эмпириков, позитивистов и экзистенциалистов, основаны на априорных допущениях. Эти допущения не учитывают существования универсальных физических принципов, таких как открытый Кеплером принцип всемирного тяготения, открытие которых возможно только «вне» сферы априорных допущений, основанных на чувственном восприятии.

Осознание этого особо важно для понимания общего экономического кризиса, поразившего нашу планету, так как такие системы допущений, основанные априори на доверии к органам чувственного восприятия, не просто ошибочны с научной точки зрения, но и часто выливаются в рукотворные экономические трагедии некогда великих народов и культур.

В связи с этими примитивными теориями встает вопрос сущностного отличия человеческого вида от всех прочих обитателей биосферы. Это вопрос отрицания существования и роли человеческого творчества в сопротивлении вымиранию, при других обстоятельствах неизбежному, и погружению в хаос этой части человечества. Человеческое творческое начало особенно важно для современной экономики, потому что только при помощи применения открытий, основанных на универсальных физических принципах, человеческий вид может достигать уровней потенциальной относительной плотности населения, выше достигаемых наиболее развитыми обезьянами.

Пусть кто-нибудь приведет мне пример выражения такого творчества в политэкономических доктринах, преподаваемых в университетах, или же в действиях правительств ведущих стран мира. Все известные нам системы финансового учета чреваты катастрофами, как та, что угрожает сегодня существованию цивилизации на нашей планете. В превалирующих, и уже потерпевших крах системах, понятие прибыли сегодня связано с присвоением труда других, а не содействием человеческому творчеству на общее благо, выражающемуся в открытии принципов, позволяющих увеличить потенциальную относительную плотность населения. Этот рост может быть обеспечен только при использовании интеллектуальных творческих сил, которые нигде не найти в современных общепринятых системах финансового анализа, или же принятых академических экономических теориях.

Именно это объясняет мои успехи в долговременном экономическом прогнозировании, там где мои мнимые соперники позорно промахивались, особенно в сегодняшней ситуации.

2. Единственный выход

Два принципа физической науки имеют решающее значение для формирования экономической политики государств.

В первую очередь, это принцип динамики, как поднял это вопрос Лейбниц, разоблачая некомпетентность современного ему последователя Паоло Сарпи редукциониста Рене Декарта.

Сарпи пользовался методом, предложенным средневековым иррационалистом Вильямом Оккамом, когда математические формулы подменяют действительное открытие доказательств физических универсальных принципов. Точно так же, в школах и университетах эти формулы заменяют экспериментально подтверждаемые универсальные физические принципы. Открытие Кеплером притяжения, изложенное в «Новой астрономии», и представленное в «Гармониях мира» открытие универсального принципа всемирного тяготения для Солнечной системы, послужило основанием для всей современной физической науки, вплоть до работ Макса Планка и Альберта Эйнштейна. Как можно судить по Гарвардскому университету, ни одно из этих открытий не отражено в обычных учебных планах университетов.

Открытие человечеством и практическое применение открытий универсального характера позволяет определить, как именно возрастает физическая производительность стран на душу населения и на квадратный километр. То есть, открытие универсальных физических принципов и применение этих методов открытий на практике обеспечивает не только сохранение, но и чистый рост производительных сил труда на душу населения и на квадратный километр.

3. Роль национального государства

Однако, вопреки некоторым распространенным мифам, рост производительных сил труда обеспечивается не просто приложением принципиальных открытий в легендарном «месте производства». Рост производительности происходит за счет распространения технологического прогресса в производстве в сочетании с повышением качества общей инфраструктуры, на фоне которой действует производство.

Этот принцип экономики был введен Лейбницем в связи с его разоблачением научных домыслов Декарта. Только в сфере физической динамики, развитой Риманом, становится ясной роль универсальных физических принципов для современной экономики.

Источником творческой силы индивида в обществе являются специфические качества человеческого разума, связанные с научным прогрессом с одной стороны, и развитием классического художественного творчества, классической поэзии, драмы, музыки и исполнительского мастерства в традициях Баха, Моцарта, Бетховена и других, с другой. Такие творческие силы проявляются главным образом в классических формах развития разных национальных языковых культур.

Сотрудничество национальных культур на общее благо является динамическим принципом развития творческого прогресса, от которого зависит выживание и будущее человечества.

Перевод с английского Константина Бородинского.

К началу страницы