Комитет политических действий Ларуша выпускает информационный документ с разоблачением роли Рогатина в разрушении американской промышленности

Пресс-релиз Комитета политических действий Ларуша

28 июня 2006 г.

Комитет политических действий Ларуша сегодня объявил о выпуске тиражом 50 000 экземпляров нового подробного доклада о роли синархистского банкира Феликса Рогатина в банкротстве США в результате демонтажа производственного сектора машиностроения.

В редакционном заявлении, заключающем 16-страничный документ, Ларуш заявляет, что «время поджимает США», и в значительной мере благодаря влиянию Рогатина из Синархистского интернационала среди ведущих членов Сената от Демократической партии. И в то время как демократы слушаются Рогатина, он, с подконтрольными банками и юридическими фирмами, лично заправляет разрушением автомобильной, сталелитейной, аэрокосмической и авиационной промышленности нашей страны. Рогатин предает Соединенные Штаты, заявляет Ларуш, и о тех, кто его слушается, следует судить соответственно.

В информационном бюллетене подробно рассказывается, как финансисты под руководством Рогатина свернули ведущие отрасли американской промышленности. В документе приводятся новые свидетельства фашистских корней французского синархистского движения, поддерживавшего и финансировавшего фашистов. (Перевод одной части исторических свидетельств, см. ниже.)

Документ будет распространяться вместе с брошюрой «Феликс Рогатин и нацисты», в которой приводятся текст Интернет-выступления Ларуша 9 июня 2006 года и подробная хронология деятельности Рогатина по разрушению автомобильной промышленности. Разоблачая Рогатина как пятую колонну в Демократической партии, Комитет политических действий Ларуша выступает за немедленное принятие в 2006 году чрезвычайного закона о возрождении народного хозяйства, пакета законодательских документов, подготовленных Ларушем по спасению автомобильной промышленности и использованию этой промышленности в деле возрождения жизненно важной экономической инфраструктуры.


Обнажаются фашистские корни банкира
Феликса Рогатина

Статья из журнала EIR, 30 июня 2006 г.

Джеффри Стейнберг и Пьер Бодри

За годы Второй мировой войны и после ее окончания разведывательные службы США, включая военную разведку, службы Госдепартамента и Управление стратегических служб (OSS), собрали исчерпывающую информацию о Синархистском интернационале — международном финансовом и промышленном картеле, стоявшим за государствами фашистской и нацистской оси.

Оценить глубину понимания сущности Синархистского интернационала разведчиками США в то время можно по краткому пересказу 100-страничного американо-французского досье о французских синархистских организациях: Синархистском имперском движении (SME), Синархистской революционной конвенции (SRC) и Секретном комитете революционных действий (SCRA) — военном крыле руководства SME, известном также как «кагуляры».

«Синархия — международное движение, зародившееся после подписания Версальского договора. Его финансировали и направляли определенные финансовые группы из высших банковских сфер. Цель синархии — практическое уничтожение во всех странах тех парламентских режимов, которые они считают недостаточно преданными интересам этих финансовых кругов, и трудно контролируемыми, в силу необходимости привлечения слишком большого количества людей для такого контроля».

И далее: «Синархистское имперское движение предполагает заменить их (парламенты) авторитарными режимами, более послушными и легче поддающимися манипуляциям. Власть будет сконцентрирована в руках управляющих промышленными предприятиями и назначаемых представителей избранных банковских групп в каждой стране».

Вишистская Франция

Во Франции Соединенные Штаты поддерживали дипломатические отношения с марионеточным режимом Виши отчасти для поддержания связей с французским сопротивлением, включая группы военного сопротивления внутри самого правительства Виши. Таким образом, у США был широкий доступ к информации о французском синархистском аппарате, заправлявшем правительством гитлеровских коллаборационистов в Виши на юге Франции (Гитлер открыто оккупировал север Франции, включая Париж, а в 1942 году и всю Францию, и отправил остатки правительства Виши в ссылку в Северную Африку).

В 1943 году президент Рузвельт поручил Вильяму Лангеру, директору исследовательско-аналитического отдела OSS, подготовить официальный отчет о сложной и противоречивой дипломатии США по отношению к вишистской Франции. Этот документ был рассекречен и издан в 1947 году под названием «Наша игра в Виши». (Our Vichy Gamble. New York: Alfred A. Knopf, 1947). Лангер использовал тысячи страниц документов, во время войны секретных. Позже он уйдет в отпуск с поста декана исторического факультета Гарвардского университета и создаст Управление национальных разведывательных оценок обстановки ЦРУ, главный аналитический орган разведки США. С 1961 года до самой смерти в 1977 году он состоял в Консультативном совете по внешней разведке при президенте США.

В «Нашей игре в Виши» Лангера подробно разобраны группировки, из которых состояло правительство Виши. В про-гитлеровских кругах главную роль играла группа, связанная с банком Вормс. В связи с адмиралом Жаном Франсуа Дарланом, в какой-то момент главным коллаборационистом, Лангер писал: «Приспешники Дарлана были не только на флоте. Его политика сотрудничества с Германией могла рассчитывать на широкую и горячую поддержку среди французских промышленников и банкиров, тех, кто еще до войны обратился к нацистской Германии, и с надеждой смотрел на Гитлера как спасителя Европы от коммунизма. … Эти фашисты были ничем не хуже всех других. Они как огня боялись Народного фронта и были уверены, что будут процветать даже в условия железной руки фюрера. У многих были давние тесные и близкие отношения с немецкими деловыми кругами. Они мечтали о новой системе — «синархии», означавшей фашистский режим международного братства финансистов и промышленников во всей Европе».

Лангер пишет далее: «С режимом Дарлана особенно ассоциировался банк Вормс, во главе которого стоял Ипполит Вормс. Два главных его помощника — Габриэль Лерой-Ладури и Жак Барно. Для понимания того, насколько тесно руководство банковской группы Вормс было связано с правительством к осени 1941 года, будет полезен экскурс в дела совета и министерства внутренних дел. … Пьер Пюшо (министр внутренних дел) и Ив Бутильер (министр экономики) входили в состав группы Вормса. Жоржа Бержере (государственный министр авиации) некоторые считали личным выдвиженцем Петена, а некоторые относили к кругам Вормса. За исключением Бержере, государственные министры, все до одного, принадлежали к этим кругам. Жак Барно (главный специалист по франко-германским экономическим отношениям), Жером Карпопино (образование), Серж Юар (семья и здравоохранение), адмирал Платон (колонии), Рено Белен (труд), Франсуа Леидо (промышленное производство), Жан Бертело (связь), Пот Шарбен (продовольствие) … Из списка следует, что практически все министры и главы департаментов, имеющих отношение к экономике, находились в руках тех или иных лиц из окружения Вормса».

В докладе Координатора информации (предшественник OSS), подготовленном в конце 1940 года, под названием «Синархия и политика банковской группы Вормс», также подчеркивались связи между «банковской группой Вормс» и самыми закоренелыми нацистами из правительства Виши: «Реакционное движение, названное «синархией», существует во Франции уже почти сто лет».

Целью этого движения была бескровная революция, инспирированная верхами, и установление правления «технократов» (основатель движения был «политехником»), при котором внутренняя и внешняя политика были бы подчинены международной экономике. Цели банковской группы Вормса те же, что и синархистов, и их руководители в большинстве случаев одни и те же люди».

Проникновение в ряды голлистов

Мало того, что банк Вормса и синархисты были связаны с самыми экстремистскими нацистскими элементами режима Виши — 27 июля 1944 года военный атташе США в Алжире передал информационную записку/предупреждение, в которой говорится, что синархисты также проникают в состав свободной французской администрации в Северной Африке.

Записка называлась «Синархия», в ней отмечалось, что «некоторые из старых и самых горячих приверженцев генерала де Голля обеспокоены, как они говорят, тенденцией допуска синархистов в высшие эшелоны алжирской администрации. Считается, что де Голль до последнего времени выступал против синархизма, который представляет откровенно реакционное движение, финансируемое От банк (Haute Banque).

Он даже отдал указание о конфиденциальном исследовании этой темы, копию которого видели американские офицеры, но поскольку о списке рассылки сведений нет, текст воспроизводится: … Наш источник информации утверждает, что хотя нет прямых свидетельств, что у де Голля изменилось личное отношение к этому движению, известно, что некоторые лица из его окружения недавно стали сторонниками синархии. В этой связи упоминаются военный министр Дительм, полковник Пассе и майор Пелабон. Эта группа до недавнего времени сторонников генерала де Голля подготовила конфиденциальный доклад о проникновении синархистов в алжирскую администрацию».

К документу военной разведки было приложено секретное «приложение А» с именами ведущих синархистов и синархистских учреждений в Виши и Алжире. Обращает на себя внимание «Банк Лазар (Андре Мейер)».

В этом же списке «Барно» — явно Жак Барно, ранее упоминавшийся в документе координатора информации по поводу банковской группы Вормса. До войны Барно был главным управляющим банка Вормса, а также управляющим Raffineries Francaises de Petrole de lAtlantique, вместе с несколькими чиновниками Lazard Freres — компании, через которую проходили все французские сделки с Royal Dutch Shell. Барно также состоял в правлении Центрального бюро Банка земельного кредита Амстердама, совместного предприятия Вормса и Лазара, еще одной узловой точки контактов с англо-голландской олигархией. Роял Датч Шелл, конечно, была одним из крупнейших парижских клиентов банка Лазара.

Роял Датч Шелл, банки Лазара и Вормса

То, что Андре Мейер в 1944 году оказался в списке известных синархистов военного времени, составленном военной разведкой США, нисколько не удивляет. Банк Вормса, с самого своего основания, был порождением Лазара, и оба банка — Лазара и Вормса, были главными французскими активами англо-голландского картеля, сложившегося вокруг Роял Датч Шелл и банковского спрута Ротшильда. Ипполит Вормс, основатель банка Вормс, был транспортным магнатом, чей бизнес строился на контрактах по перевозке нефти Роял Датч Шелл. Также он был одним из 12 основателей Синархистского имперского движения (SME), секретной организации, стоявшей за сдачей Франции Гитлеру и нацистам. Банк Lazard Freres был французским инвестиционным банком Шелл, и в таком качестве сыграл ключевую роль в создании банковского механизма группы Вормса, Banque Worms et Cie.

В документе французской разведки 1954 года о деятельности парижского отделения Lazard Freres более подробно говорится о ключевой роли банка в обеспечении сговора между французами и нацистами во время войны. «Шестого декабря 1938 года фон Риббентроп приехал в Париж для подписания «пакта о добрососедстве» с Жоржем Боннэ. На Кэ дОрсе был дан ужин, где присутствовал Даниэль Серю из банка Лазара. В те времена у Андре Мейера, нового ассоциированного управляющего банка Lazard Freres, были прекрасные отношения с Жоржем Боннэ, министром иностранных дел в правительстве Даладье. Говорили, что он поддержал Боннэ во время мюнхенских событий.

Управляющие банка Лазара, — читаем далее, — не хотели сжигать все мосты в отношениях с Германией, так как у них были друзья в немецких финансовых кругах. Более того, дом Лазара во Франции был официальным банком Роял Датч Шелл, голландской компании с британским капиталом. И, тем более, что президент Роял Датч сэр Генри Детердинг, после продолжительной службы Англии выказывал определенную симпатию гитлеровской Германии, обеспечивая средствами национал-социалистическую партию, не прекращая деловых отношений с лондонским Сити. Во время Мюнхенских событий, Детердинг способствовал появлению Чемберлена перед Гитлером в Гедесберге в сентябре 1938 года. Позиция Детердинга вынудила управляющих банка Лазара, и особенно Андре Мейера, смотреть на Гитлера с надеждой, несмотря на его антисемитизм. Так что, по-видимому, Мюнхен они одобрили».

Тот же Андре Мейер, соучастник мюнхенского предательства, всячески продвигавший группу Вормс, после окончания Второй мировой войны сделал Феликса Рогатина своим протеже и преемником в качестве партнера-управляющего банка Лазара. Однажды Мейер так высказался о Рогатине (в интервью Нью-Йорк таймс): «В некоторых отношениях я считаю его своим сыном».

После войны: Черви выползают (игра слов: worms — черви)

После освобождения Франции многие ведущие синархисты, включая верхушку банка Вормса, из числа главных коллаборационистов режима Виши, оказались за решеткой за свои предательские действия, но скоро их реабилитировали и записали в крестовый поход холодной войны против коммунизма. В конце войны, Жорж Вильер, лидер Французского национального совета работодателей, гадючника синархистских банкиров и промышленников, обратился к Ипполиту Вормсу с просьбой оказать финансовую помощь антикоммунистической группировке, нацеленной на европейское рабочее движение.

Вормс нанял Жоржа Альбертини, вождя пронацистской партии RNP, бывшего начальника отдела кадров министерства труда правительства Виши. Для видимости Альберти был принят на работу в качестве руководителя «департамента труда» в банке Вормса, в действительности же он занимался созданием Института социальной истории, служившего вербовочным пунктом и приютом для нацистских коллаборационистов. Альбертини был арестован 25 сентября 1944 года правительством де Голля и приговорен к пяти годам каторжных работ. После четырех лет в тюрьме Пуасси его освободили в феврале 1948 года по амнистии президента, специально для руководства антикоммунистической группой.

Ипполита Вормса также арестовали после освобождения, но через несколько месяцев выпустили. Жак Барно, главный представитель банка Вормса в правительстве Виши, был арестован 18 октября 1944 года и провел в тюрьме четыре года, после чего все обвинения против него были внезапно сняты. Барно не только координировал все экономические отношения Франции и Германии. Он был министром труда в правительстве Виши, и работал под руководством нациста Марселя Деа. По сути, во время оккупации Барно был шефом Альбертини. Барно возвратился в банк Вормса и работал там до смерти в 1962 году.

Институт социальной истории, финансировавшийся банком Вормса, полностью влился в антикоммунистическое объединение — Конгресс за культурную свободу. Борис Суварин, в прошлом один из видных французских коммунистов, исключенный из партии в 1925 году, был одним из первых, кого Альбертини нанял для работы в Институте социальной истории в Нидерландах. Этот институт выпустил буквально тонны антикоммунистических и антисоветских трактатов, из него осуществлялось руководство операциями по проникновению синархистов в рабочее движение по всей Европе и его разрушению.

Деятельность французских синархистов, окопавшихся в Амстердаме, была составной частью структур холодной войны, которую вели англичане и голландцы из кругов Бильдербергеров — нацистов королевских кровей, Принца Бернарда голландского и принца Филиппа британского.

Подрыв рабочего движения — один из синархистских приемов, которым Феликс Рогатин научился у Андре Мейера.

К началу страницы