Как действовать
на новом витке обостряющегося кризиса?

Линдон Ларуш

24 марта 2004 года

Террористический акт в Мадриде на фоне молчаливого потворства администрации Буша эскалации политики убийств политических оппонентов, проводимой правительством Шарона, представляет собой решительное изменение контекста всех острейших мировых конфликтов с далеко идущими последствиями.

И в этом смысле, планируемая 28-29 марта этого года встреча лидеров Лиги арабских государств будет происходить в условиях глобального стратегического кризиса, качественно отличающихся от условий всего лишь двухнедельной давности. [Встреча не состоялась. –ред.]


Поясню.

Уже несколько месяцев назад я знал о новой волне террористических актов, имеющих конечной целью США и другие регионы американского континента, готовящихся террористической организацией, базирующей в основном в Италии, Франции и Испании, и координирующейся из Испании.

Эта организация — реинкарнация сети, ответственной за волну правого террора в Италии и других странах в период 1969-1980 гг., сейчас связываемой с ведущей общественной ролью ветерана испанских фашистов Блаза Пиньяра (Blas Piñar).

Эта организация, базирующаяся в Испании, возникла в кругах франкистовпосле Второй мировой войны, сейчас представляемых Блазом Пиньяром, является частью бывшего аппарата службы безопасности нацистского генерала Вальтера Шелленберга. Она связана с международными банковскими кругами, первыми начавшими сотрудничать с известными американскими представителями Алленом Даллесом и Джеймсом Энглтоном в 1955-1945 гг.

Даллес и англо-американская группировка, в которую входил он сам и его брат Джон Форстер Даллес, вместе с главой Банка Англии Монтегю Норманном, способствовал продвижению Яльмара Шахта, с целью привести к власти в Германии Адольфа Гитлера. Через близких к Шахту лиц, таких как представитель швейцарских нацистов Франсуа Жену (François Genoud), после поражения нацистов под Сталинградом Даллес вступил в контакт с генералом СС Вальтером Шелленбергом, и вышел на банковские каналы Геринга.

Американские доверенные лица Даллеса, генерал Дрейпер и Энглтон сыграли ключевую роль с американской стороны во внедрении в структуру послевоенного разведывательного аппарата США и Великобритании (ядром которого являлись так называемые «утописты» из англо-американского альянса) элементов, близких нацистской СС. Кадры СС, включая Отто Скорцени, близкого к Шахту, сыграли ключевую роль во встраивании многонационального аппарата нацисткой СС в так называемый антикоммунистический истеблишмент военного разведывательного сообщества после Второй мировой войны.

Операции периода 1969-1980 гг. в рамках «стратегии поддержания напряженности», подобно операциям 1960-х, направленным против президента Франции де Голля, осуществлявшимся из Испании, являются делом рук той же сети, ответственной за недавние террористические акты в Испании.

Испанские элементы этой сети играют значительную роль в проведении террористических и других операций, направленных против США на самом американском континенте. Эти провокации имеют целью спровоцировать США на еще более безответственные действия, примером которых служит деятельность вице-президента Чейни и министра обороны Дональда Рамсфельда до настоящего момента.

В прошлых и недавних публикациях EIR и на сайте EIW содержится обширная информация по этой теме. Эта информация еще шире представлена на сайте моей предвыборной кампании [www.larouchein2004.com] и [www.larouchepub.com/eiw]. Я собрал здесь минимум необходимой информации для понимания природы угрозы, исходящей от структур, продолжающих сегодня дело эсэсовского аппарата Гитлера.

1. Почему сейчас?

На вопрос о выборе времени и причине такой жестокости сегодняшних атак невозможно ответить без сравнения краха современной денежно-финансовой системы с плавающими обменными курсами, поддерживаемой МВФ в 1972-2004 гг. с крушением версальской денежно-финансовой системы 1928-1933 гг.

Кризис 1928-1933 гг. привел к диктатуре Гитлера и Второй мировой войне, сегодняшнее крушение денежно-финансовой системы МВФ приводит в действие точно такие же силы, а иногда те же самые общественно-политические интересы, которые в январе-феврале 1933 года привели Гитлера к власти. Трезвая оценка фактов за совершенно лживыми утверждениями об оздоровлении американской экономики страны показывает, что ситуация в данный момент, приблизительно за полгода до следующих выборов в США, чрезвычайно опасна.

При анализе мировой и американской денежной и финансовой информации в свете текущего ускоряющегося крушения физической экономики США и Европы становится ясным, что политическое положение США удерживается за счет сознательного введения людей в заблуждение. Физическая экономика США терпит крах, а обремененный долгами доллар поддерживается на плаву гиперинфляционными методами наводнения долларовых рынков, которые можно сравнить с механизмами германской гиперинфляции июня-ноября 1923 года.

В момент, когда этот гиперинфляционный долларовый пузырь лопнет, весь мир погрузится в стратегический кризис в чем-то гораздо худший, чем кризис 1928-1933 гг. В то время Европа и США были мощными агропромышленными производителями, сегодня же США тянут за собой Европу в обреченное «постиндустриальное» общество, в котором механизмы общественного регулирования основываются на политике «хлеба и зрелищ». В 1930-х американцам было куда возвращаться за куском хлеба – на семейные фермы. Рузвельт начал открывать закрытые, но существовавшие производства; таких предохранительных рычагов физической экономики сопоставимого масштаба сегодня нет.

Хотя точная дата всеобщей паники точно неизвестна, предохранитель детонатора этого хаоса проржавел настолько, что единственным квалифицированным прогнозом будет «в любой момент».

Лекарство есть. Оно требует резкого изменения экономической и денежно-финансовой политики, направлений ее развития в «постуиндустриальный» период 1964-2004 гг., и возвращения к агропромышленной ориентации физической экономики 1933-1964 гг. Государство должны взять под государственный контроль обанкротившиеся на сегодняшний день финансовые учреждения для их реорганизации в условиях банкротства. Успех таких чрезвычайных мер зависит от доброй воли ведущих мировых держав, при этом условии экономическое оздоровление станет возможным. Однако, это же будет означать конец всеобъемлющей финансовой и политической власти финансовых олигархий, установивших фашистский порядок в Европе в 1922-1945 гг.

Тогда фашистская угроза исходила от международного картеля банкиров, называвшегося «Синархистским интернационалом». Сегодня многие из тех финансовых структур входят в финансовый картель, стоящий за фашистской структурой, создаваемой вокруг ядра, унаследованного от СС Шахта, Шелленберга, Жену и других в 1944-1945 гг. Сегодня те же финансовые круги намерены взять под контроль надвигающийся мировой денежно-финансовый крах, установив мировой порядок нацистского толка.

Вице-президент Чейни и близкие ему «неоконсерваторы» – декаденствующее наследие бацилл СС, занесенных в аппарат органов безопасности США и Великобритании в 1944-1945 гг. Особым умом они не отличаются. Как можно было наблюдать в Ираке, они страшно неповоротливы и нерасторопны, но подобно мексиканскому ядозубу, при всей свой глупости они очень опасны. Для того, чтобы по-скотски относиться к людям особого ума не требуется.

Источник опасности для народов мира заключается в их нежелании объединиться, чтобы раздавить эту нацистскую гадину в ее гнезде.

Если удастся договориться о мерах, которые суверенные национальные государства предпримут по отношению к соответствующим международным финансовым олигархическим кругам (венецианского типа) по их реорганизации в условиях банкротства, человеческой цивилизации удастся избежать худших из возможных опасностей, и повернуть к общему выздоровлению. Именно в нашей нерешительности объединиться вокруг таких мер коренится источник смертельной опасности всему человечеству.

Простое начало открытого обсуждения этих проблем, пусть и с опасным запаздыванием, будет важным шагом вперед.

2. В настоящий момент

Мой единственный реальный соперник в номинации от демократической партии, сенатор Джон Керри, хороший человек, и у него есть почти все нужные качества, чтобы быть хорошим президентом, за исключением одного. У него нет знаний и стратегической решимости, которая может возникнуть только из понимания экономики, и этого ему вопиюще не хватает. Так что есть опасность, что если его в ноябре выберут, то при его слабом понимании экономики он станет заложником тех, кто его сегодня финансирует. При таких условиях он может стать мальчиком на побегушках, занимающим президентский кабинет, управляемым группировкой финансовых олигархов - тех самых, кто несет ответственность за фашизм в Европе в 1922-1945 гг.

Его неуверенность в том, что касается практических мер, необходимых для выполнения обещаний, в отношении которых он, без сомнения, искренен, по отношению 80% населения США, может сделать из него «Герберта Гувера», в то время как требуется «Франклин Рузвельт».

При сегодняшней обстановке в мире планы мирного урегулирования на Ближнем Востоке не стоят ломаного гроша, если в ближневосточной политике надеяться на простую перестановку столов и стульев. Первым шагом на пути к действительно эффективной политике должно стать осознание чрезвычайного характера стратегической ситуации, о чем свидетельствуют террористические акты в Мадриде, организованные сегодняшними наследниками гитлеровцев – Шелленберга, Шахта и Скорцени.

Будь я президентом, я бы знал что делать. Недавние зверства Шарона были бы невозможны без предварительного молчаливого согласия на вашингтонской администрации. В 2000 году большинство в арабском мире серьезно ошиблось, предположив, что Буш для арабов будет лучше Клинтона. Сегодня налицо последствия этой ошибки. С другой стороны, понятно, что президент США, такой как Керри или Ларуш, избранный на основе оппозиции стратегической и экономической политике администрации Буша, могбы объединить мировую общественность вокруг идеи навязанного мира и экономического возрождения региона Юго-Западной Азии. Такое изменение направления движения США сделало бы возможным то, что невозможно при сегодняшней администрации - приверженность делу мирового переустройства. Для регионов, где сегодня льется кровь, это имело бы такой же эффект, как Вестфальский договор 1648 года для Европы, опустошенной религиозной ненавистью и другими распрями в период с 1511 по 1648 годы.

Я призываю глубже изучить смысл Вестфальского договора, и использовать его в качестве ориентира для строительства прочного и выгодного для всех народов мира.

К началу страницы