«Россия и США – это две страны,
все еще мыслящие себя великими державами»

21 января 2004 г.

Интервью с Линдоном Ларушем в газете «Столичная вечерняя газета»
опубликовано в газете с значительными ошибками и искажениями.
Настоящий перевод с английского сделан для размещения на сайте EIR.

Вопрос: Вы действительно полагаете, что Соединенные Штаты финансировали революцию, произошедшую в ноябре в Грузии, так называемую «революцию роз»?

Л.Ларуш: Возможно, вопрос поставлен слишком широко. Думаю, некоторые круги в руководстве США к этому причастны. Ну и, я полагаю, конечно, договоренность между Госдепартаментом США и Грузией о транзите военного снаряжения США через территорию Грузии, в такие места, как Чечня. Об этом я знал.

Я также знаю о стратегических соображениях лиц из окружения нашего вице-президента. Которые не обязательно совпадают со стратегическим мышлением лиц, окружающих Президента. Поэтому я делаю различие. Например, Скоукрофт и Бейкер, их понимание, какой должна быть американская политика, видимо, значительно расходится со взглядами вице-президента Чейни, с его чрезвычайно агрессивной милитаристской политикой.

Вопрос: А правящий президент Грузии, Саакашвили, он что, является частью соглашения этих кругов с Грузией? Я имею в виду его приход к власти. Или выборы в Грузии были демократичными?

Ларуш: Не знаю. У меня нет окончательного мнения о Саакашвили, кроме косвенных соображений о природе сил, приведших к таким выборам.

Когда я готовил телепередачу, в 1999 году, которую я назвал «Буря над Азией» – документальный фильм – в определенных кругах была, и остается идея стратегического захвата и контроля Центральной Азии, Закавказья и Балкан. Это сейчас и происходит. Именно так.

В Соединенных Штатах есть такие круги. Они не представляют все политические круги США. Но они есть, и это мои враги, так что я их достаточно хорошо знаю.

Вопрос: Все-таки, зачем кругам в США так нужна Грузия? Это действительно стратегически важное место?

Ларуш: Да. Стратегическое. Закавказье. Два региона – Ближний Восток, то есть, Иран, Турция, Сирия, Египет, – ключевые страны, и примыкающее и завязанное на этот регион Закавказье, включая Грузию и другие малые регионы Закавказья. Это регион микро-государств, ну, или чуть больших по размеру, их легко втянуть во всякие грязные дела, очень легко. В условиях слабости России, экономической слабости, возможности России как великой державы, и возможности СНГ как организации, выступать с экономическими мерами стабилизации ограничены.

Я надеюсь, что после следующих президентских выборов, уже скоро, Россия сможет играть в этом регионе намного более благотворную роль, как в качестве экономической силы, так и по другим направлениям. И это, я надеюсь, приведет к стабилизации. И именно этого некоторые в моей стране опасаются. Они не очень любят Путина! Сейчас, например, они уверены, что он не тот человек, которого они хотели бы видеть.

Вопрос: Некоторые в Госдепартаменте заявляли, что они готовы заплатить за закрытие российских баз в Грузии … около 500 миллионов долларов.

Ларуш: Ха-ха! Немного!

Конечно, такие люди есть. В Госдепартаменте есть люди, такие как [Джон] Болтон, например, которые мало чем отличаются от Чейни. Эти парни мечтают о долгосрочной операции, в духе Чейни, выходящей за рамки Ирака, распространяющейся на Сирию, Иран, и далее на Китай и Россию. Россия станет одной из их мишеней. Так что мышки в Госдепартаменте и других местах будут шуршать и дальше. А я хочу от них избавиться!

Вопрос: И США поддерживают Саакашвили, действующего президента. Но его политика очень агрессивна, и может привести к гражданской войне между Грузией и ее регионами, не желающими оставаться в составе Грузии?

Ларуш: Думаю, такая опасность реальна. И я … видите ли, я не знаю Саакашвили. Я не знаю, что он за человек. Я вижу то, что вижу, с расстояния. И, конечно, это меня беспокоит. И у меня есть подозрения, что его будут подталкивать в этом направлении.

Но я всегда реально смотрю на вещи, с точки зрения «что я конкретно могу сделать». Я думаю о том, чтобы сохранить возможность строительства нового сотрудничества в Евразии с участием стран «стратегического треугольника» [России, Китая, Индии] и континентальной Западной Европы. И я хочу, чтобы США положительно относились к развитию такой системы сотрудничества в Евразии. И все что идет в разрез, очень меня беспокоит.

Но я остаюсь реалистом, и отдаю себе отчет, что есть много вариантов развития ситуации. Все не просто.

Вопрос: Вы упомянули Чечню, что американское оружие поступало в Чечню через Грузию.

Ларуш: Были намерения направить американское оружие в Чечню через Грузию. Об этом я знаю. А как – я слышал, что оружие поступает. Доказательств у меня нет. Но знаю, что намерения были.

Вопрос: И кто должен был стать получателем этого вооружения в Чечне?

Ларуш: В этом у меня тоже нет уверенности. Думаю, в России, вероятно, российские спецслужбы очень хорошо об этом осведомлены. Я не знаю. Мне известна подоплека. Но я также знаю, что все очень сложно, а мои знания ограничены. Так что опрометчивых выводов я не делаю. Но всегда рассчитываю на худшее. Когда рассчитываешь на худшее, ничего не упустишь [смеется].

Вопрос: Как вы думаете, не было бы для США полезнее открыто сотрудничать с Россией, а не заниматься такими интригами?

Ларуш: Совершенно с вами согласен! Знаете, я мечтаю стать президентом США и встретиться с Президентом Путиным. Я думаю, мы бы с большой пользой провели время.

Послушайте, Россия … я буду совершенно откровенен, Россия и США – это две страны, все еще мыслящие себя великими державами. Я вижу, что в России оживают воспоминания ее долгой истории, не только Советского Союза, но и прежней России. И Россия мыслит себя великой державой. Поэтому для Владимира Путина естественно стремиться, если это возможно, к сотрудничеству с США, потому что тогда будет легко решать мировые проблемы, если эти две страны договорятся. И я за это. Я бы и сам так поступал.

Я за западноевропейские страны, за их сотрудничество – Германии, Франции, Италии. Я считаю, что их сотрудничество очень полезно и играет положительную роль.

Но в то же время, я реалист, и знаю, что во время кризиса приходится принимать определенные решения, на которые способны только страны, которые являются или мыслят себя великими державами – решения от имени всего мира.

Вопрос: Что вы думаете о решении Джорджа Буша-младшего начать войну с Ираком?

Ларуш: Буш … у него большие проблемы. Он не очень умен. У него разные группы советников. Там два врага, Джеймс Бейкер-третий и Чейни, они смертельные враги, и уже очень давно. И хотя Бейкер-третий мне совсем не нравится, я предпочитаю его сторону против Чейни.

Так что президент попал в ловушку, и не понимает, что делает, и не знает, что делает. И на него давят, он должен установить мир на Ближнем Востоке. Он не хочет обидеть Шарона. Он решил, что ненавидит Арафата, но хочет мира на Ближнем Востоке! Этот человек полностью запутался.

Так что я вижу дело так – когда он предпринимает некие действия, которые могут направить дела в положительном направлении, особенно в направлениях, имеющих все более широкую поддержку в правящих кругах США, тогда, я думаю, его позиция полезна, но только именно в такой степени. Не следует делать глубоких обобщений по его поводу.

К началу страницы