Линдон Ларуш

(Из доклада на международной конференции в Абу-Даби
«Роль нефти и газа в мировой политике».)

БЛИЖНИЙ ВОСТОК: НЕФТЬ И ВОДА

2 июня 2002 г.

Современный мир стоит на перепутье своей истории. Если он пойдет по пути, выбранному моим и некоторыми другими правительствами, то на одно или несколько поколений вся цивилизация будет обречена существовать в условиях, сравнимых с всеобщей тьмой, окутавшей Европу приблизительно 750 лет назад. Не следует притворяться, что такой угрозы не существует; но все же мы должны ориентироваться на более обнадеживающие перспективы, которые предпочтут разумные политические лидеры. Поэтому я буду откровенно, но и с оптимизмом говорить о другом перекрестке — о Ближнем Востоке.

История нефти в этом регионе началась с событий, связанных с планами британского Военно-морского флота, и ставших известными как «Великая война» 1914-1918 гг. Британская империя намеревалась использовать добываемую здесь нефть в качестве нового топлива для боевых кораблей взамен угля (дизельные установки взамен паровых котлов), что давало ее ВМФ решающее стратегические преимущества.

С тех времен Ближний Восток стал для великих держав ареной борьбы за стратегически важный экономический ресурс, добываемый в этом регионе, — нефть. Но не только нефть определила судьбу Ближнего Востока. Доступная нам история человечества свидетельствует, что задолго до открытия нефти этот регион стал стратегическим перекрестком связей между Европой, Азией и Африкой, каковым он является и сейчас. Так что с нефтью или без нее, Ближний Восток сохраняет свое стратегически важное историческое значение.

Сегодня существуют легкомысленные планы, включая, например, ставшие предметом переговоров между США и Россией — попытаться ослабить зависимость мировых экономик от ближневосточной нефти. Такая политика способна лишь усилить хаос в уже сложившейся в мире взрывоопасной валютно-финансовой и экономической ситуации.

Я надеюсь, что смогу убедить лидеров соответствующих стран отказаться от таких экономически и геополитически безответственных и некомпетентных шагов.

В рамках любой здравой стратегии организации мировой экономики, ближневосточный регион останется одним из важнейших поставщиков нефти в мире, по крайней мере, для одного или нескольких грядущих поколений. Так будет, и это обусловлено экономическими причинами. Но, как и в других мировых делах, особенно в свете отчаянной ситуации, сложившейся на планете, наивно полагать, что якобы великие державы, или даже просто сильные страны, будут трезво оценивать стратегические факторы ситуации.

Я говорю о нефти, но в историческом контексте, в рамках которого Ближний Восток всегда был и остается важным стратегическим перекрестком Евразии. Определив этот контекст, я возвращусь к нефти, как таковой, рассматривая добычу и торговлю нефтью как ключевой фактор стратегической важности для жизни Ближнего Востока как региона, со специфическими экологическими и характерными культурными особенностями. Для оценки перспектив Ближнего Востока, я рассмотрю три отчетливо выделяющихся, но при этом тесно взаимодействующих фактора: экологический, экономический и политико-стратегический, рассмотрение которых необходимо для прогноза перспектив региона.

Оценим со стороны, как с орбитальной станции, прошлую и настоящую экологию этого региона, как часть биосферы Земли. Представим себе длительный исторический процесс таяния огромного евразийского ледника, происходивший приблизительно 19 000 лет назад, когда уровень моря был где-то на 120 метров ниже сегодняшнего. Проследим эволюцию Средиземноморья в последующие тысячелетия. Отметим последнюю фазу грандиозного высыхания когда-то богатых областей Сахары, Персидского залива и Центральной Азии, превратившихся в пустыни. Такая панорама прошлого самым решительным образом напоминает нам о том, что мы и так знаем: в пределах ближневосточного региона вода, а не нефть имеет первостепенное значение в числе прочих стратегически важных факторов. В этом регионе, в основном входящем в ареал мусульманской цивилизации, и простирающимся от Крыши мира на востоке, через Ближний Восток в Северную Африку, на протяжении последних шести, или даже восьми тысяч лет ведется непрерывная борьба с наступающей пустыней.

Сегодня мы располагаем научным потенциалом для того, чтобы взять этот процесс под контроль, или даже обратить вспять постледниковые процессы. Это и есть главный стратегический экологический вызов, препятствующий реализации во всех отношениях мощного потенциала арабской цивилизации, существующей на протяжении большей части последних двух тысячелетий.

Только в той степени, в какой будут сделаны существенные шаги по внедрению технологий производства и распределения пресной воды, возможно подключение других важнейших факторов развития. И тогда раскроется скрытый внутренний потенциал ближневосточного региона — перекрестка Евразии. Отдаленные перспективы ближневосточной нефти нужно рассматривать только в контексте решения этой проблемы.

Решение проблемы пресной воды, которая переплетается с ролью нефти, является обязательным фундаментом для оптимистических перспектив мирного и политически стабильного развития ближневосточного региона. В отсутствие необходимых для жизни условий вряд ли можно ожидать мира: люди будут жить как волны «сухопутных пиратов», включая империю монголов, в прошлом не раз накатывавшихся через Евразию на Европу и Ближний Восток, подобно морским приливам и отливам. Без достаточного для всех количества пресной воды не стоит надеяться на мир в этом регионе.

Концепция «наземных мостов»

Обратимся к ключевым экономическим вопросам. Для этого рассмотрим огромный экономический потенциал региона с учетом его стратегического положения в качестве евразийского перекрестка. В этом контексте очевидно значение Суэцкого канала как артерии, связывающей Средиземное море и Индийский океан. Однако хотелось бы указать на тот факт, что наземные маршруты, проходящие по Ближнему Востоку, имеют гораздо большое транспортное значение как для Евразии в целом, так и для связей между Африкой и Азией в частности.

В бухгалтерском деле стоимость перевозки до места разгрузки любого продукта морским или каким-либо другим путем нужно сопоставить со стоимостью производства этого продукта и транспортировки до места погрузки. Поэтому мы стараемся перевозить такие продукты, как нефть или зерновые, имеющие относительно низкую себестоимость в расчете на единицу веса, хотя и медленным, но дешевым водным транспортом. Чем глубже переработка продукта на месте, тем выше его добавленная стоимость и, следовательно, тем ниже процент стоимости транспортировки в конечной цене. Значит, чем больше при переходе от сырья или полуфабриката к конечному продукту реальная добавленная стоимость, тем выгоднее его экспортировать. Выдающиеся экономисты и государственные деятелей Южной и Северной Америки и Европы поняли этот принцип уже 150 лет назад.

До недавних пор водный транспорт играл главную роль в улучшении материальных условий жизни человечества. Однако примерно 170 лет назад немецко-американский экономист Фридрих Лист разработал концепцию, воплотившуюся позднее в то, что стало известно как «революция железных дорог». Ее успеху способствовало создание в США трансконтинентальной системы железных дорог, что, в свою очередь, выдвинуло Америку в разряд ведущих мировых экономических держав (при президенте Аврааме Линкольне). После 1876 года американские методы, примером которого являлся опыт создания трансконтинентальной железной дороги, были успешно заимствованы Германией, Россией и многими другими странами, включая Китай.

Можно утверждать, что планы соединения Атлантического океана и Тихого в восточном направлении (в Евразии –прим. перев.), как это сделали Соединенные Штаты на американском континенте с востока на запад, рассматривались Британской империей как угроза ее мировому морскому владычеству, что привело в 20-ом веке к двум так называемым геополитическим мировым войнам.

Известно, что сегодня в США существует влиятельная группа так называемых «утопистов», готовая развязать на евразийском континенте новую геополитическую войну с целью помешать развитию Африканского и Азиатского континентов. Такое геополитическое направление в политике идет вразрез с истинными национальными интересами США, экономика которых уже подорвана нарастающим в мире валютно-финансовым кризисом. К сожалению, такого рода взгляды характерны для некоторых весьма влиятельных кругов.

Однако, какой бы не была политика США сегодня, реальности современного мирового экономического кризиса вероятно приведут к некоторым радикальным изменениям в политике и самом мышлении США уже в ближайшем будущем. Без сотрудничества в области развития наземных перевозок и транспортных магистралей на евразийском и африканском континентах вряд ли можно надеяться на возрождение американской экономики в условиях всеобщего кризиса. Если США хотят избежать мировых катастроф, которые неизбежно разразятся в ближайшем будущем в результате проводимой сегодня политики, они должны учитывать особую роль ближневосточного региона.

Подходы для разрешения стратегического кризиса лежат не в понимании значения нефти как таковой, а в том, как поставить производство и продажу этого ресурса на службу долгосрочным интересам всего региона. Основой безопасности Ближнего Востока от внешних угроз являются стабильность государств и их правительств внутри региона и стабильные связи с соседними регионами. Для обеспечения этого не последнюю роль играет развитие транспортной системы.

Преимущество современного наземного транспорта, такого как железнодорожные составы на магнитной подушке, перед морским заключается не только в скорости и дешевизне, но и в том, что с развитием транспортных сетей вокруг них неизбежно развитие необходимой инфраструктуры, что в свою очередь ведет к общему развитию конкретного региона в целом. Примером может служить создание трансконтинентальной железнодорожной сети в США. Она стала не просто системой транспортных магистралей, а превратилась в мощный фактор экономического развития некогда отсталых регионов запада страны. Инвестиции, вложенные в развитие транспортной системы, возвратились сторицей от развившихся вместе с ней сельскохозяйственной, горнодобывающей и металлообрабатывающей отраслей промышленности. Отдача значительно превосходила затраты на создание и содержание транспортной сети.

Железная дорога или транспортная система на магнитной подушке — не просто связующий коридор, это стержень, вокруг которого идет развитие всех прилегающих территорий с охватом от 50 до 100 км в глубину. Вдоль него в подходящих местах выгодно размещать крупные агропромышленные комплексы, а параллельно ему создавать магистральные системы транспортировки воды и электроэнергии. Именно по такой схеме происходила агропромышленная революция в США примерно 150 лет назад.

Концентрация транспортных, водных и энергетических ресурсов в таких «коридорах развития» обеспечит их наиболее эффективное использование. И наиболее эффективное использование общей земельной площади достигается за счет концентрации развития в «коридорах». При условии постоянного роста от магистральных «коридоров» будут ответвляться побочные, тем самым охватывая весь регион.

Подобную схему в сочетании с научно-техническими достижениями современности можно применить для преобразования внутренних районов Азии, в том числе ее пустыней и тундры.

При разумном подходе к созданию «коридоров развития» конечная прибыль всегда превзойдет все затраты. В то время как по такому «коридору» идет поток товаров, в нем и вдоль него в узловых агропромышленных центрах создается новая продукция на благо всего региона.

Повнимательнее взгляните на арабский мир, простирающийся от берегов Атлантики до границ Ирана, Турции и до региона Кавказа; присмотритесь к Суэцкому каналу и Синайскому полуострову, обратите внимание на водную артерию, соединяющую Средиземное море и Индийский океан. Обратите внимание, как благоприятны природные условия и ландшафт этого региона для создания наземных «коридоров развития», соединенных морскими портами. Подумайте об огромных объемах грузов, которые могли бы доставляться на Ближний Восток по морю и по суше из Азии или Европы.

Сегодня Ближний Восток остается тем, чем и был еще до того, как были возведены Великие пирамиды Египта — одним из важнейших перекрестков на пути развития человеческой цивилизации. Этот регион представляется одним из наиболее стратегически выгодно расположенных мест для концентрации здесь производства и торговли.

Еще раз хочу подчеркнуть: переработка сырья и деталей в полуфабрикаты и готовые продукты снижает долю транспортировки в конечной (общей) себестоимости товара. Ближний Восток, как один из наиболее благоприятных регионов мира для сосредоточения торговли и промышленности, может и обязан сыграть важную роль в мировой экономике. Ему подходит роль не «трубы» для передачи товаров, а площади первостепенного значения для мирового процесса производства богатства.

Какова судьба ближневосточной нефти при таких условиях? Грамотное распоряжение ближневосточной нефтью изменит и модель потребления населения. Развитие производства в этой области приведет к увеличению внутреннего потребления. Упор следует сделать на использование нефти и газа в качестве источника развития химической и перерабатывающей промышленности.

Стратегические вопросы

Каковы прогнозы относительно будущего ближневосточной нефти? Здесь следует ответить на три вопроса.

Первый. Каковы реальные альтернативы?

Второй. Какая из них вероятнее всего будет реализовываться, и кто будет делать этот выбор?

Третий. Приведет ли сделанный выбор к успеху или к крушению надежд (подобно тому, как проводимая в течение 35 лет США и Европой политика привела к вырисовывающейся на горизонте всемирной катастрофе)?

Если возобладает разум, то мир откажется от пагубной системы плавающих валютных курсов, существующей с 1971 по 2002 год, в пользу системы фиксированных валютных курсов, успешно функционировавшей в период с 1945 по 1965 год. В этом случае основные принципы системы 1945-1965 гг. могут быть использованы в реформах, которые необходимо срочно провести для спасения мировой экономики. Нужно внедрить валютно-финансовую систему протекционистского толка с фиксированным курсом обмена валют и золотовалютную резервную систему, подобную той, что существовала с 1945 по 1965 год.

За последние 35 лет США, Великобритания и ряд некогда процветающих индустриальных держав фактически потерпели крах, ведомые утопической иллюзией построения так называемого «постиндустриального» общества или «общества потребления». Такая пагубная стратегия разрушила существовавшую до 1965 года валютно-финансовую систему, которая служила надежной основой экономического развития и процветания.

Сложившаяся же после 1971 года валютно-финансовая система и проводимая политика так называемой «новой экономики» неизбежно ведут к полному банкротству. Сегодня очевидно, что 35 лет назад США и Великобритания, развернув в этом направлении всю мировую политику, совершили ужасную ошибку. Сейчас настало время ее исправить. Необходимо возвратиться к успешно опробованной здравой стратегии и в тесном сотрудничестве со всеми странами приступить к оздоровлению глобальной экономики.

В условиях всеобщего банкротства мировой финансовой системы, одним из важнейших условий ее оздоровления в течение реорганизации представляется гарантирование долгосрочных низкопроцентных кредитов, направляемых на создание базовой экономической инфраструктуры. В дальнейшем такие целевые инвестиции послужат решающим стимулом для развития промышленности и сельского хозяйства. Основная доля этих инвестиций должна идти со стороны государства на условиях займа сроком от 25 лет и более с низким уровнем простой процентной ставки.

При таких условиях неизбежен приток высоких технологий в самые отсталые регионы мира. Действуя в рамках такой стратегии, потребуются международные договоренности об установлении разумных условно фиксированных цен на определенные категории товаров и продуктов на установленный период времени. В первую очередь необходимо договориться о «справедливых» ценах на энергоносители, особенно на нефть, так как они имеют большое влияние на саму мировую систему кредитования. Я считаю, что «справедливая» цена — это та цена, которая позволяет государству-поставщику поддерживать объем и качество продукта в соответствии с требованиями мирового рынка и с выгодой для себя.

Стабильные цены на основные сырьевые ресурсы, такие как нефть, в сочетании с гарантированными долгосрочными и низкопроцентными международными кредитами — вот залог успеха оздоровления мировой экономики.

Принятие подобной программы действий — это вопрос выживания, а не прихотей. На тонущем корабле ни один здравомыслящий человек не откажется от свободного места в спасательной шлюпке.

Некоторые могут возразить, что сейчас мы живем в мире нарастающих военных конфликтов, а валютная система 1945-1965 гг. развивалась в мирных условиях. Это замечание справедливо. Однако, если мы все не хотим увидеть закат человеческой цивилизации, нам необходимо создать элементарные условия для мирного прогресса человечества, включая основные экономические предпосылки.

Первым шагом к этому должно стать осознание, что «корабль» (мировая валютно-финансовая система) тонет. Тогда, возможно, политические лидеры во всем мире придут к выводу, что пора пересаживаться в «спасательную шлюпку» и грести к «острову мира и процветания».

Перевод аналитического центра НАМАКОН, опубликованный в газете «Завтра» №27 (450) от 27.07.2002, отредактирован для размещения на сайте EIR 5.02.2003.

К началу страницы