Ключевая роль России в
решении глобального кризиса

Выступление Линдона Ларуша на симпозиуме
«Пространство и время в эволюции глобальной
системы Природа – Общество – Человек»
(посвященном памяти Побиска Георгиевича Кузнецова),
г. Москва, 14-15 декабря 2001 г.

Поскольку время у нас ограничено, я позволю себе отметить только те моменты, которые я считаю уместным осветить на собрании по данному случаю. Я исхожу из того, что о своей оценке наследия Вернадского я уже многократно говорил перед многими научными аудиториями, а также писал в ряде работ, многие из которых уже опубликованы. Поэтому сегодня мне хотелось бы ограничиться рассмотрением значения определенных аспектов тех проблем, которые волновали Побиска Кузнецова, и сравнить его подход с подходом Вернадского.

Сейчас мы пребываем в ситуации, в которой мир очень скоро может скатиться в пучину варварства. Выступая в целом ряде других собраний, я указывал и подробно описывал причины, которые привели к формированию такой ситуации, а также предлагал то, что я называл лекарством – возможные средства выхода из надвигающегося финансового кризиса. Я говорил, что если миру предстоит успешно преодолеть этот финансовый и экономический кризис, и если мир этого действительно желает, то Россия, как евроазиатская страна, должна сыграть в этом процессе выхода ключевую, центральную роль.

Окинем взглядом все это огромное пространство Евразии от Атлантики до Тихого океана. Мы увидим такие страны и регионы, как Китай, Индия, Юго-Восточная Азия, целый ряд других стран и регионов, которым остро необходимы технологии, и распространение технологий для того, чтобы удовлетворять самые насущные потребности своего населения. Таким странам, как Китай, Индия, страны Юго-Восточной Азии, сейчас необходимо догнать остальных в обладании новыми современными технологиями – такими, каких у них доселе не было. В какой-то мере можно говорить о том, что в Индии имеется достаточно крупное и серьезное научное сообщество, но возможности и потенциал индийского научного сообщества несопоставимы по масштабам с потребностями Индии. У Китая также имеются весьма значительные технологии. Однако тот объем технологий, которым располагает Китай, опять же совершенно недостаточен для решения проблем и удовлетворения потребностей в том масштабе, в котором это необходимо Китаю. Источники получения необходимых технологий имеются в рамках этого пространства, Евразии, в том числе в Японии, России и Западной Европе. Научно-технический потенциал России сейчас пребывает как бы в дремлющем, спящем состоянии; он в данный момент не функционирует.

Хотя подобные проблемы существуют и в других частях света, нам следует сосредоточиться на Евразии и прилежащих к ней островах, где проблема сегодняшнего мира проявляется наиболее характерно.

Именно с этих позиций перейдем к Вернадскому. Один из регионов мира, где сконцентрированы крупнейшие залежи минеральных и других ценных природных ресурсов – это центральная Азия и северная Азия, и в том числе российская тундра. Проще всего завладеть частью этих ресурсов и по дешевке продать их за рубеж. Но это было бы трагедией для России и предательством интересов Евразии в целом. Исходя из истинных интересов Евразии, я предлагаю так называемые коридоры развития, которые пройдут еще дальше, чем Транссибирский магистраль и протянутся через весь континент. Можно будет добиться серьезной трансформации этих регионов Евразии при помощи создания крупномасштабных систем управления водными ресурсами, транспорта, производства энергии, и целого ряда других типов инфраструктуры, необходимой для жизнедеятельности человека.

К западу от России, в Европе, мы видим целый ряд стран-банкротов: Германия, Франция, Италия – это все банкроты. Страны, которые являются традиционными производителями современных технологий! Если же будет создана необходимая система экономического развития, то эти страны Западной Европы, а также Япония, найдут естественный рынок для своих технологий в Азии. Россия и Казахстан видятся мне как основные потенциальные связующие звенья, которые выступят как бы главным проводником в этом процессе по созданию связи между Европой и Азией. Это потребует самой огромной трансформации биосферы во всей истории человечества.

Совершенно очевидно, что нельзя далее продолжать делать то, что мы делали бы до сих пор и фактически грабить биосферу. Очень часто, при проведении нынешней политики, грабеж биосферы происходит гораздо быстрее, чем добыча полезных ископаемых. Например, минеральные ресурсы.

Коль скоро мы намереваемся трансформировать биосферу посредством каких-то спланированных действий, нам необходимо прежде посмотреть, каковы будут последствия такой трансформации, и необходимо предпринять меры к тому, чтобы эта трансформация привела исключительно к улучшению биосферы. А это заставляет нас подумать о законах современной экономики с точки зрения Вернадского. И здесь, насколько мне известно, работы Побиска Кузнецова могут сыграть центральную роль в выработке подхода.

Это также помогает нам ответить на вопрос: как мы рассматриваем отношения человека с солнечной системой и с другими системами за пределами солнечной системы? Поставив перед собой этот вопрос, следует рассматривать изучение Космоса и космические науки как неотъемлемую часть науки о жизни на Земле. Как уже было показано в работах ряда русских ученых, не только радиация из крабовидной туманности, но и различные виды радиации влияют на жизнь на Земле и на ход жизни на Земле. В частности, ключевой вопрос, который ставил Вернадский: в чем функциональное различие между радиацией, воздействующей на живой процесс и на неживой процесс.

Вернадский и принцип жизни

Давайте теперь посмотрим на вопрос в общих категориях, и подойдем к сути моего выступления, в котором будет показано мое отношение к значению работ Побиска Кузнецова не только в прошлом, но и для будущего, в обозначенном мною контексте работ Вернадского. Применяя, вслед за Менделеевым, научный метод решающего универсального научного доказательства, Вернадский смог сформулировать отличительную характеристику принципа жизни на основе биогеохимии. Тем самым он продолжил работу своих великих предшественников, Пастер и Кюри.

Но он не остановился на этом. Он объяснил, каким образом человеку следует обращаться с биосферой. (Я излагаю его идеи по-своему, не в его дословной формулировке.) Вернадский продемонстрировал и объяснил, хотя еще не в столь полной и заключающей мере, как наверно ему хотелось бы – я думаю, что он сумел бы это сделать, если бы прожил дольше, – он доказал с точки зрения физической науки, что человек создан по образу и подобию Творца Вселенной и обладает особым потенциалом и исключительными возможностями. Это соответствует концепции, впервые созданной и разработанной Платоном в его диалогах. Это также соотносится с тем, что называется духовными упражнениями в христианской теологии. Это исключительное могущество человека уже упоминалось Платоном в его диалогах и в работах христианских теологов.

Опираясь на эту основу, можно разделить Вселенную, согласно Вернадскому, как бы на три фазовых пространства. Они определяются, с точки зрения экспериментальной физики, следующим образом. Нам известны определенные принципы универсальности, которые можно доказать на основе экспериментов, исходя из той посылки, что вселенная является абиотичной, а не живой.

Есть также эксперименты – примером могут послужить работы Пастера, Кюри и Вернадского, – демонстрирующие, что эта абиотическая Вселенная эффективно трансформируется посредством принципов, существующих за ее пределами. Именно по этим принципам во Вселенной появилась и генерировалась жизнь. Этот принцип жизни – давайте назовем его так – совершенно очевидно очень слаб, по отношению к абиотичным силам. Но, тем не менее, упорное пребывание этого принципа на Земле показывает, что сама Земля проходила процесс трансформации под влиянием жизни, и сейчас в основном Земля представляет собой либо жизнь (в тех или иных ее проявлениях), либо продукты жизненных процессов.

Теперь давайте подойдем к третьей категории: сила индивидуального человеческого познания, проявляющаяся в процессе открытия научных принципов. Это сила, которая также действует на Вселенную – как на абиотичную Вселенную, так и на живые проявления ее, аналогично тому, как жизненные процессы действуют на абиотичную Вселенную.

Каким образом человек изменяет свою природу?

Что рассмотрел, но не разработал подробно Вернадский в своих самых последних работах по данному вопросу? Это тот вопрос, над которым – как мне показалось – и бился Побиск Кузнецов в то время, когда мы с ним впервые познакомились. Как мы можем представить себе Вселенную, которая состоит из трех одновременно существующих, но различных фазовых пространств? Вернадский задался этим вопросом, но не смог заняться его решением в силу своего возраста и существующих у него в то время иных обязательств. К этой проблеме есть уникальный математико-физический концептуальный подход. Он называется риманова геометрия. Это геометрия имеет такое очень конкретное, специфичное наименование: риманова геометрия является одной из форм дифференциальной геометрии и единственной, кстати, известной формой дифференциальной геометрии.

В этом нет никакой экзотики; этот метод вполне понятен и осязаем, но, как всегда бывает в науке, нуждается в демонстрации. Именно в этой связи Побиск Кузнецов дал высокую оценку моему определению потенциальной относительной плотности населения, как функции.

Суть предмета определяется вопросом: в чем различие между человеком и животным? Животное не может изменить свою природу, а человек может. Каким же образом человек меняет свою природу, – разумеется, в позитивном смысле? Он делает это посредством создания гипотезы, которая с течением времени становится экспериментально доказуемым, универсальным физическим принципом. Признавая этот вновь открытый принцип и сотрудничая друг с другом в применении этого признанного уже принципа, мы увеличиваем могущество человека во Вселенной, в расчете на душу населения, единственно возможным способом.

Если вы хотите создать наилучшую экономику – такую экономику, которая может справиться с проблемами биосферы, скажем, в центральной и северной Азии, то необходимо изменить политику в сфере образования, квалификации и трудоустройства рабочей силы. Необходимо сделать так, чтобы процесс образования, в том числе университетского образования, стал движущей силой экономики. Необходимо выбросить учебники, которые сейчас используются в образовании. Необходимо отменить все тесты все тесты типа «выбери правильный ответ». Необходимо преподавать науку точно так же, как наука развивалась. Ученики должны сами испытать тот познавательный опыт открытия, которое было сделано сто или тысяча лет назад – так, как будто они сами делают этот открытие. Необходимо поставить весь процесс образования на основу педагогических экспериментов. Ребенок или взрослый студент сам должен испытать парадокс, который показывает, что посылки, на которых основано сложившееся знание, являются фальшивыми, ложными. И сам студент или ученик должен испытать и пережить опыт создания гипотезы для решения данного парадокса. Студент должен получить возможность пережить опыты педагога по испытанию правильности данной гипотезы. Тот же опыт педагогических экспериментов должен быть распространен дальше, в сферу фундаментальных исследований. Именно этим должен заниматься университет.

Это должен быть процесс, в котором будут участвовать не просто какие-то единичные ученые; в нем должно быть задействовано все население. Не должно быть ситуации, когда ученый пытается применить свое научное открытие в практике, но исполнителями оказываются люди, не понимающие, в чем состоит суть и каков принцип этого открытия. Конечно, мое знание и знакомство с Побиском Кузнецовым достаточно ограниченное, но исходя из того, что мне о нем известно, я думаю, что если бы он находился в этом зале, он, может быть, просто смеялся и сиял бы от удовольствия, слушая то, что я говорю.

Состояние творческого ума

И, наконец, еще один момент. Идея о том, что наука ограничена в пределах того, что называется «физическая наука» – это огромная ошибка. Я полагаю, что нам надо обращать свой взор не столько на физическую науку как таковую, сколько на состояние ума, который генерирует идеи и совершает фундаментальные открытия. Позвольте мне привести пример Иоганна Себастьяна Баха. В творчестве Баха изначально прослеживается сильное влияние работ Леонардо да Винчи в XV веке. В одной из работ Леонардо, которая была утеряна, – она называлась «О музыке» – определяется принципы настройки, в соответствии с поющим голосом. Леонардо изучал пение в Европе своего времени и в частности, определил, что человеческий голос имеет шесть основных видов. Он далее научно разработал эти принципы поющего человеческого голоса в своем труде «О музыке», а затем эти принципы были развиты последующими поколениями.

В своей работе Иоганн Себастян Бах строил свои композиции по принципу иронии: две ноты, затем образуется контрапункт, образуется целостная композиция – здесь множество ироний. Так сложился определенный метод композиции, который в последствии получил название «классический метод композиции, основанной на работе Баха». Именно этот метод лежит в основе творчества Моцарта и всех других композиторов вплоть до Брамса. Мы обнаруживаем в музыке – в особенности в хорошо темпированном контрапункте – такое взаимодействие между людьми, при котором общественные отношения организуются вокруг эквивалента научных принципов, постигаемых нами как физические принципы.

Счастливый революционер

Рассмотрим здесь еще один пример, который имеет отношение к данному тезису. Это великая драматургия, трагедия древней Греции, диалоги Платона, которые тоже являются своеобразной формой драматургии. Великими последователями Платона были Шекспир и Шиллер в новое время, а в России и Пушкин.

Такова особенность классической драмы: здесь никогда нет какой-то выдумки, вымысла – это не беллетристика. В основе драмы всегда лежит либо легенда, которая имеется в данном обществе или в данной стране, либо исторические события. В основе предмета драмы всегда лежит стремление показать, как общество или культура тяготело к саморазрушению. Как сказал Шиллер, зрители должны выйти из театра лучшими, чем были в начале пьесы. Цель состоит в том, чтобы показать публике, чтоб публика увидела на сцене саму себя – свое общество, которое занимается саморазрушением. И заставить публику чувствовать себя счастливой, потому что драма обнажает перед ними ложность тех поступков, которых люди могут избежать силой своего сознания.

Величайшие образцы классической драматургии показывают нам не трагедию, а людей, которые возвышаются над трагедией. То есть тех или иных индивидуумов, которые живут в данном обществе, но которым удалось открыть принципы, применением которых это общество может быть спасено. Пример из недавней истории: Франция, 1962 год. Над президентом Шарлем де Голлем нависла угроза государственного переворота, который планировался шайкой генералов, фашистским сборищем. Он использовал такое средство, как телевидение, и обратился к народу Франции как лидер, с просьбой – Помогите мне! Он осуществил лидерство – и тем самым вытащил Францию, которая была обречена, из ситуации явной гибели.

Я говорю об этом по той причине, что помимо выполнения своей основной роли, наука дает человечеству лидеров, которые могут в критический момент вывести нацию из критической ситуации. Нам следует рассматривать физическую науку как лишь одну ветвь большого дерева науки, называемой искусством государственного управления, в котором великие примеры и классической драмы и классических искусств используются для того, чтобы нести людям знание о том, какие институты и какое сотрудничество следует выстроить обществам, чтобы успешно решать свои проблемы. Поэтому я считаю себя счастливым революционером. И поэтому я полагаю возможным и Побиска Кузнецова также признать счастливым и успешным революционером. У него было необходимый, основной дар великого ученого – умение смеяться.

К началу страницы