Парламентские слушания
«О мерах по обеспечению развития
российской экономики в условиях дестабилизации
мировой финансовой системы»
(29.06.01)

ЗАЯВЛЕНИЕ ЛИНДОНА ЛАРУША,

АМЕРИКАНСКОГО ЭКОНОМИСТА, ВЫДВИНУШЕГО
СВОЮ КАНДИДАТУРУ НА ПРЕДСТОЯЩИХ В 2004 Г.
ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА США ОТ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

В настоящее время доминирующей реальностью мира как целого является последняя фаза существования системы Международного валютного фонда — по крайней мере в той форме, в которой он функционировал с момент внедрения Ричардом Никсоном так называемой системы «плавающих валютных курсов» в середине августа 1971 года. Вопреки некоторым пропагандистам-истерикам из администрации Джорджа Буша, которая сейчас находится в очень сложном положении, ничто не может спасти мировую валютно-финансовую систему в ее нынешней форме.

Упорное нежелание признать необходимость срочных и решительных преобразований в этой системе может привести к экономической катастрофе, рядом с которой померкнут худшие периоды экономической депрессии 30-х годов XX века. Более того, нынешний кризис, если он не будет обуздан экстренно необходимыми реформами, обернется еще и демографическим обвалом, относительно сопоставимым с «новым черным средневековьем», которое охватило Европу после краха так называемой ломбардской банковской системы в XIV веке.

Следовательно, обсуждать какую-либо экономическую политику, не предусматривающую раннюю и кардинальную реформу всей системы, серцевина которой представлена МВФ, — даже хуже, чем пустая трата времени.

Мы можем преодолеть обвал, но только в случае, если нам удастся достигнуть определенного уровня международного сотрудничества по четырем основным направлениям. Кардинальная реформа существующей валютно-финансовой системы делится на следующие качественные направления:

1. Общий объем задолженности в современном мире в огромной степени превосходит тот уровень, который может быть когда-либо оплачен при существующих условиях погашения долга. Если кредиторы и должники действительно хотят выжить, основная часть этой задолженности должна быть просто списана, как не имеющая легитимного достоинства. В эту часть включаются и чисто «карточные» долги, именуемые финансовыми деривативами.

Оставшаяся часть морально приемлемых долгов должна быть реструктуризирована, как в размере, так и по условиям возврата. Такая реорганизация долгов должна явиться предпосылкой для устойчивого экономического роста объема выпуска продукции реальным сектором экономики в расчете на душу населения. В этой реорганизации нам полезно прислушаться к совету бывшего Министра финансов США Александра Гамильтона, который в свое время подчеркивал, что выплата по легитимно образовавшейся части государственного долга является необходимой – как гарантия авторитета государства при последующем создании нового кредита. Сумма остального долга без процентов по нему может стать предметом особого обсуждения в условиях такого разрушительного мирового кризиса, как нынешний.

2. В качестве практической политической меры ревизия международной валютно-финансовой системы должна включать в себя лучшие черты сотрудничества между США, Западной Европой и Японией в период 1945-1958 гг. Новая система должна быть решительно протекционистской и иметь прочные основания в подлинном партнерстве полностью суверенных наций-государств.

3. Реорганизация мировой валютно-финансовой системы должна быть основана на использовании крупномасштабного, долговременного сотрудничества в развитии инфраструктур в пределах государств и между ними, с первоочередной ставкой на научно-технический прогресс, ориентированного на приоритетные направления. Осью нового мирового экономического роста должна быть система международного сотрудничества суверенных наций-государств континентальной Евразии.

4. Эти регионы, на внутригосударственном и межгосударственном уровне, способны генерировать «фонтаны» достижений научного и технического прогресса для обеспечения рывка других регионов, где подобные технологии являются дефицитными, причем первые должны рассматриваться не как источники валютных займов, а как эмитенты долговременного связанного кредита с номинальными процентными ставками. Центром такого глобального экономического возрождения и роста предстоит стать континентальной Евразии, но от партнерства в этом совместном усилии должен выиграть весь мир.

Поскольку общий цикл развития, основанный на одновременном создании инфраструктуры и внедрении более прогрессивных технологий, составляет около двадцати пяти лет, кредитно-расчетная система должна соответствовать циклам протяженностью в поколение, при заимствовании на условиях простого 1-2-процентного связанного кредита.

В обстановке, обусловленной общим банкротством, ныне распространяющимся по основным банковским системам мира, требуемая система кредитования должна быть создана политическими усилиями суверенных правительств, с использованием вновь созданных государственных банковских учреждений, выполняющих роль центральных агентств, через которые координируются все соответствующие соглашения.

Мы еще неизбежно услышим вопли протеста против возвращения к практике протекционизма, связанной с именами таких экономистов, как Лейбниц, Гамильтон, Лист и Кэри. Но даже самые оглушительные вопли такого рода не изменят того основополагающего обстоятельства, что система «свободной торговли» и «глобализации» оказалась катастрофическим провалом, в сравнении с протекционистской политикой периода 1945-58 годов. Соединенные Штаты Америки, с их якобы самой динамичной в мире экономикой, в настоящее время являются банкротом, а в случае продолжения нынешней политики бушевской администрации — безнадежным банкротом. Между тем сама тенденция к сотрудничеству в пределах континентальной Евразии уже представляет собой краеугольный камень взаимодействия того типа, которое необходимо для спасения по крайней мере большей части современного мира от нахлынувшего валютно-финансового и торгового кризиса.

Роль Соединенных Штатов Америки

Многим может показаться, что поскольку нынешняя американская администрация Джорджа Буша находится в истерической оппозиции к любым реформам того рода, который я обрисовал, то значит, таковые реформы не имеют шансов на осуществление. Однако за этим фасадом официального мнения, в котором самообман сочетается с намеренным очковтирательством, скрывается реальность, сильно отличающаяся от принимаемой на веру видимости.

Обратившись к текстам моих публичных выступлений и статей с конца ноября прошлого года, вы убедитесь в том, что бушевская администрация последовала тем самым злосчастным курсом политической стратегии, о вероятности которого я предупреждал еще до ее прихода к власти 20 января сего года. Результат той грубой ошибки, о которой я предупреждал, уже выразился в первой фазе политического бунта против новой администрации, о чем свидетельствует восстановление большинства Демократической партии в Сенате США.

Теперь, после того как второй квартал 2001 года ознаменовался еще более резким провалом, чем первый, а между тем грядет уже третий квартал, отдельные серезные проблемы внутренней политики США, а именно энергетика, здравоохранение и уровень потребительских цен, выльются в нарастающую панику в связи с наступлением тотальной экономической депрессии.

В условиях ныне ускоряющегося коллапса экономики США, как гарантированного потребителя товаров, произведенных в Азии и других частях света, весь мир приближается к той грани глобального кризиса, на которой необходимость во всеобщей, практически всепланетной валютно-финансовой реформе станет ведушей темой политической дискуссии во многих странах мира, включая и сами Соединенные Штаты.

Я не могу поручиться в том, что Соединенные Штаты окажутся в состоянии предложить сотрудничесчтво того типа, которое предусматривается экономическими и иными инициативами президента Путина. Я могу лишь констатировать, что при тенденции к изменению общественных настроений, наблюдаемой ныне в Соединенных Штатах, этому государству следовало бы избавиться от фанатиков наподобие Збигнева Бжезинского и сдалать выбор в пользу евроазиатской перспективы развития. И превращение такой политики в реальность достойно приложения усилий.

Убеждение в ценности моих предупреждений и моих инициатив распространяется во все более широких влиятельных кругах США – как внутри Демократической партии, так и в иных кругах. Я начинаю ощущать существенную политическую поддержку своих инициатив и в США, и в других странах. Однако, поскольку в политике ничто хорошее не гарантировано фортуной, нам следует прилагать все большие усилия к достижению успеха.

На следующую страницу
К началу страницы