Текст интервью в газете «Экспресс» (Нью-Йорк), №52, 1999

ЛИНДОН ЛАРУШ:
ЧЕЛОВЕК, К КОТОРОМУ НЕ ПРИСЛУШИВАЮТСЯ

За свои 77 лет он заработал прочную репутацию политика, все время плывущего против течения. Он критиковал всех — от Трумена до Буша, критиковал бескомпромиссно, доказательно и последовательно. В то же время нынешний президент, при всем обвале критики в его адрес, получил от этого человека неожиданную поддержку, тем более важную, что озвучена была она во время пика «Моникагейта».

Он без бумажки и посторонней помощи расскажет — без ошибок, свойственных возрасту, и поверхностности, свойственной прорехам интровертной американской системы образования, что происходило, скажем, в Германии в 1933 году. С легкостью поделится своим видением проблемы современной Чечни. Или — выдаст рецепт оздоровления мировой финансово-экономической системы. Его взгляды могут быть спорными, во всяком случае — казаться таковыми. В то же время, именно неординарные взгляды, отличные от общепринятых, позволяют задуматься: а что, собственно, является нормой и насколько эта норма логична, обоснованна, отвечает реалиям времени. И вообще — имеет ли она право на жизнь?

Он шесть раз боролся за выдвижение кандидатом в президенты США от демократической партии. Безуспешно. Президентская кампания 2000 года не стала исключением — он снова среди претендентов.

Имя этого человека — Линдон Ларуш. В преддверии нового тысячелетия он любезно согласился ответить на вопросы «Экспресс».

«Э»: Господин Ларуш, вы, мягко скажем, не новичок в политике. Шесть раз боролись за место кандидата демпартии на президентских выборах. Терпели поражение раз за разом. Сейчас опять вступили в борьбу. Что дает Вам надежду на успех?

Линдон Ларуш: Вы знаете, мир очень изменился. Я первый раз участвовал в такой кампании от партии труда, затем последовательно поддерживал демократов. То, что происходило в 1971 — отход от Бреттонвудской системы отношений — вело к глобальному экономическому кризису, а потенциально — к крупному вооруженному конфликту. Особенно эта тенденция усилилась с приходом Картера и его команды в лице Бжезинского и прочих. На мой взгляд, их политика ориентации на грубую силу вела мир к неминуемой катастрофе. Я стал разрабатывать программу новых отношений с Советским Союзом. Моя точка зрения состояла в том, что СССР движется к системному экономическому кризису, также, впрочем, как и США с Западной Европой. Я предсказал провал политики так называемой разрядки, развал СССР или попытку остановить его военным путем. По моему убеждению, нужно было на смену разрядке включить механизмы новой экономической политики в отношении Советского Союза. Макджордж Банди и прочие, формировавшие тогда внешнюю политику США, считали меня реальной угрозой, поскольку мои идеи экономического оздоровления и стратегического развития не оставляли камня на камне от их теорий. Я стал «персоной нон-грата» в политическом истэблишменте Америки и Великобритании. Больше того, меня хотели в буквальном смысле слова стереть в порошок — любой ценой. Они считали, что таким образом исчезает оппозиция англо-американской политике, особенно в сфере глобальной экономики, и она сможет оставаться неизменной достаточно долго. Я в итоге каждый раз проигрывал. Но, посмотрите, каждый раз время показывало, что я был прав в своих оценках и прогнозах.

Посмотрите на недавние совместные заявления Ельцина и китайского руководителя — я не обсуждаю здесь физическое состояние президента Ельцина, в момент, когда он сделал это заявление. Главное, что их поддерживают другие страны Евразии, в частности Индия. Ситуация развивается к возможности вооруженного конфликта — возможно ядерного. Война с использованием обычных вооружений уже идет или потенциально зреет на Балканах, на Кавказе и на Ближнем Востоке, в центральной Азии. Кроме того, налицо наиболее серьезный финансовый кризис 20 века. Ситуация для Америки напоминает ту, которая сложилась перед Пирл-Харбором. Тогда тоже считали, что война в Европе не затронет США, но затем на нас посыпались бомбы. Политику пришлось срочно менять. И люди — особенно в Европе — начинают понимать реальность войны и общего экономического кризиса. Свидетельство тому — провал саммита Всемирной торговой организации в Сиэттле, усиливающаяся оппозиция британской политике, особенно во Франции и Италии.

Мне кажется, что люди наконец осознают, что я предлагаю действительно правильную смену курса. Кроме того, я считаю, что сейчас у меня появилась возможность убедить нынешнего президента в правильности своей позиции. Думаю, что в условиях надвигающегося глобального кризиса, худшего в истории человечества, Клинтон сможет принять необходимые экстренные меры в области экономики и финансов. Так что в нынешней кампании моя позиция сильна потому, что мои критики посрамлены, а те мрачные прогнозы, которые я выдвигал — полностью оправдались, показав мою правоту.

«Э»: Какова, на Ваш взгляд, может быть роль иммиграции, особенно из стран бывшего СССР, в оказании влияния на смену нынешнего курса страны?

Л.Ларуш: В качестве примера непрямого, но очень важного, влияния могу привести такой. Одной из наиболее важных, на мой взгляд, составных частей эмиграции из бывшего СССР являются представители научно-технической сферы ВПК. Сейчас многие из них продолжают в американских лабораториях те работы, которые начаты были еще в СССР. Таким образом в Америке существует понимание того военно-технологического потенциала, который имеется у России. Я думаю, что это действует отрезвляюще на многих, если конечно не брать безумцев из нынешнего Конгресса.

Что же касается России и других стран бывшего СССР в целом, они обладают огромным потенциалом в плане производства средств производства. При правильной глобальной интеграции с участием стран Запада за счет использования этого потенциала можно решить основные проблемы стран третьего мира.

«Э»: Каковы, по Вашему, основные угрозы, стоящие перед человечеством в грядущем тысячелетии?

Л.Ларуш: Ситуация на сегодня напоминает ту, которая сложилась в Германии в 1933-1934 году. Тогда банкиры США и Англии поддерживали рвущегося к власти Гитлера. Им удалось это сделать. Чуть позже президентом в США стал Рузвельт, чьи воззрения в области экономики напоминали идеи экономического возрождения господствовавшие в Германии до Гитлера. То есть реальный шанс сосуществования и сотрудничества двух стран и экономических идей существовал, но был упущен. Второй мировой войны могло бы не быть.

Сейчас мы имеем ту же картину. У нас есть шанс — мирное сотрудничество в масштабах планеты. Если мы им не воспользуемся, опасность войны станет реальной. Причем не той войны, в которой можно одержать победу, а той в которой нет победителей, но участвуют все. То есть войны типа конфликта в Центральной Азии или на Кавказе. Возможности выиграть такую войну нет у России, но, вопреки бытующему мнению, ее нет и у Америки с Англией. Они могут нанести противнику урон, сравнимый с разрушением Югославии, но это не победа. Таким образом существует опасность латентного сочетания малых и крупных вооруженных конфликтов на неопределенное время.

Шанс избежать такого развития ситуации имеется, но если мы им не воспользуемся — наступит ад.

«Э»: В чем, на Ваш взгляд, ключевые причины войны в Чечне?

Л.Ларуш: Предпосылки этой войне были заложены еще 1975 году людьми типа Бжезинского, Банди и прочих. Эти люди начали афганскую войну, ирано-иракскую войну, создали условия для появления огромной армии наемников, финансируемой за счет средств от наркоторговли и различными частными фондами. Эти наемники участвовали в балканских войнах, а могут оказаться и окажутся где угодно, там, куда их направят. Где зреет конфликт — на Ближнем Востоке, на Северном Кавказе и так далее. С другой стороны Россия ведет войну за выживание — не подави она очаг войны в Чечне, не останови его продвижение в Дагестан, мы будем иметь дело с крупномасштабным конфликтом в Центральной Азии.

«Э»: Каковы шансы России на победу в Чечне?

Л.Ларуш: Я думаю, что мы шли в правильном направлении после августа 1998 года. Примаков — я не переоцениваю, но и не недооцениваю его — очень опытный управленец старой советской школы, и он прекрасно справился со своей задачей. Улучшение и стабилизация были налицо. В тех условиях лучшего он сделать не мог. Наша администрация, хотя и не показывала этого из-за боязни конфликта с Ельциным, настаивающим на эксклюзивных отношениях, персонифицированных в лице президентов, была крайне впечатлена результатами. Если Россия будет продолжать идти в этом направлении и мы сможем объединить усилия США, Германии, Китая, Индии, Ирана и России в плане политики экономического восстановления, мы сможем совместными усилиями положить конец нынешней взрывоопасной ситуации и снять предпосылки для ее возникновения в будущем.

«Э»: Кто в России реально в состоянии адекватно подойти к задачам, стоящим перед государственным руководством в новом веке?

Л.Ларуш: По моим визитам в Москву я могу сказать, что в России существует сообщество интеллигенции — военной, научной, политической — которому по силам справиться с проблемами нового века. Я не могу судить, кто конкретно поведет Россию в будущее. Существует возможность консенсуса среди ведущих политических сил страны, а персона — на мой взгляд это будет кто-то из поколения политиков старшего поколения, опирающийся на новую генерацию.

«Э»: Каково реально влияние США на становление демократии в России ?

Л.Ларуш: Вообще, в глобальном плане, существует раздел на две группы — финансовую олигархию Уолл-стрит и более мощную финансовую олигархию лондонского Сити. Они — безумцы, опирающиеся на 20 процентов электората в Штатах, тех людей которые входят в наиболее состоятельную группу. И они, повторю, безумцы. Они не представляют собой производительные силы, это чистой воды игроки. Все говорят о «русской мафии», так вот мафия пострашнее живет у нас под боком. Представители этой мафии спекулянтов есть в конгрессе, причем не только представляющие Уолл-Стрит, но и британские финансовые круги. Такие люди есть в лагере Джорджа Буша-младшего. Они не представляют большинства жителей ни в США, ни в Англии. Но и Гитлера, напомню, не поддерживало большинство немцев, а к власти он все же пришел. Так вот, если эти люди захватят власть — а они к этому стремятся — мир скатится в пропасть.

«Э»: На кого они делают ставку в России?

Л.Ларуш: Они проповедуют два подхода. Первый заключается в расчленении России. Отрезать Сибирь и так далее, продолжить процесс фрагментации и ограбления, использования ее как сырьевого придатка. Вторая группа поддерживает идею привода во власть в России «русского Пиночета», который будет марионеткой США и Англии, будучи диктатором для россиян. Цель та же — предоставление сырья по минимальным ценам. Есть третья группа — поддерживающая патриотическое крыло в России, скажем Примакова. Эти люди видят, что экономическое восстановление в России возможно, и видят опасность продолжения разрушения России. Я думаю, что, к счастью, Клинтон склонен более тяготеть к крылу, поддерживающему ту политику, которую успел развить Примаков. Он вряд ли поддержит лично Примакова, но безусловно окажет содействие тому, кто выступит с аналогичной программой.

«Э»: Как оказывается поддержка тем или иным политикам в России? Идет ли речь о финансовой подпитке тех или иных фигур?

Л.Ларуш: Конечно. Чисто гангстерскими методами, подкупом и т.д. И если избиратели проявляют пассивность, эти гангстерские методы срабатывают. А впрочем эти методы в отношении России не новы. Еще в 70-е СССР был поставлен в условия ориентации на экспорт сырья, а не разработку, скажем высоких технологий или вооружений. Тогда, при помощи западных спецслужб — государственных и частных — среди молодого поколения русских, деморализованных положением вещей, проводилась целенаправленная политика переориентации их на так называемые «западные демократические ценности». В 80-е годы эта тенденция окрепла и достигла своего апогея. К 90-м годам эта группа людей в России заняла ведущие позиции в политической жизни, экономике и финансах, выполняя заказы своих хозяев в США и Европе. К примеру, Березовского, очевидно, поддерживают определенные круги в Великобритании и Израиле. В то же время, я не исключаю возможности их возвращения на патриотические позиции.

«Э»: Какую роль вы видите для России в будущем?

Л.Ларуш: Исключительно как полноправного партнера — наряду с США, Китаем, Индией и другими странами.

«Э»: Наших читателей интересует проблема мирного урегулирования на Ближнем Востоке...

Л.Ларуш: В нынешней ситуации в руководстве стран региона — Израиле, Сирии, Палестины — находятся прагматики, убедившиеся в бесперспективности войн и желающие оставить после себя мир. Оппозиция им огромна. Если Клинтону удастся предотвратить физическую ликвидацию Барака — что я считаю очень вероятным — будет установлен мир. Если нет — Ближний Восток взорвется, а за ним — Кавказский регион и Центральная Азия. Барак, человек и политик высшей пробы, понимает это.

«Э»: Что Вы можете пожелать нашим читателям?

Л.Ларуш: Я надеюсь, что мы все преуспеем. Что мы сможем сотрудничать на благо всеобщего развития и мира на планете. И если мы будем к этому стремиться, делая практические шаги, мы сможем уйти в иной мир с сознанием того, что сделали что-то хорошее для будущих поколений. А вообще — я оптимист, я не вижу для себя другого образа мышления. Человек по природе своей хорош, и наша задача просто не дать этому положительному началу в людях затухнуть, наоборот — воспитать и развить его в каждом ребенке, в тех, кто придет нам на смену.

«Э»: Спасибо, успехов вам.

Записал Д.Климентов

К началу страницы