Executive Intelligence Review

Обращение комиссии
независимых юристов

Мы, нижеподписавшиеся, собравшиеся в Вене, штат Вирждиния, в 1 и 2 сентября 1994 года, изучив многочисленные документы, касающиеся дела «Соединенные Штаты против Линдона Ларуша и др.», пришли к заключению, что по данному делу представителями и должностными лицами правительства США были допущены грубые, граничащие со сговором злоупотребления прокурорской и следственной властью.

Общая цель согласованных действий участвовавших в сговоре лиц заключалась в том, чтобы добиться осуждения Л.Ларуша и его коллег и тем самым разрушить их политическое движение.

На протяжении всего предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства прокуратура в сговоре с иными лицами и организациями вела себя таким образом, чтобы:

  • препятствовать установлению невиновности Ларуша и его коллег;

  • скрывать или иными способами чинить помехи получению обвиняемыми или их адвокатами оправдательных материалов;

  • искаженно характеризовать факты или улики с целью направить разбирательство по ложному пути;

  • вводить в заблуждение жюри и защиту,

  • добиваться получения ложных свидетельских показаний и представлять в качестве доказательств;

  • добиваться фиктивного признания вины неправильными и вводящими в заблуждение действиями.

Мы выражаем озабоченность правовой стороной данного дела также и потому, что данные нарушения посягают не только на важнейшие элементы Конституции США, но, поскольку эта конституция кодифицирует нормы естественного права, — сказываются существенным образом на соблюдении традиций и культуры прав человека во всем мире.

Пренебрежение этими нормами в данном случае породило и еще может породить цепь нарушений, привести в будущем к новым неправосудным решениям. Нарушение любой демократической конституции подрывает свободу повсюду в мире.

По данному делу были допущены следующие грубые нарушения основного права человека — права на справедливое судебное разбирательство:

а) предъявление обвинений по политическим мотивам;

б) совершение обвинением неоднократных злоупотреблений, таких как произвольное и незаконное сокрытие доказательств невиновности и предъявление сфабрикованных доказательств вины;

в) демонстрация многими способами обвинительного уклона федеральным судьей Восточного округа штата Вирджиния, включая подбор предвзято настроенного состава присяжных.

Природу допущенных нарушений как нельзя лучше охарактеризовал федеральный судья М.Бостеттер, постановивший по делу о банкротстве In re Caucus Distributors, Inc. (E.D.Va. 1989), 106 B.R. 890, что «объективное рассмотрение внесенных правительством против связанных с Ларушем компаний петиций о банкротстве приводит суд к заключению о доказанности ответчиками того факта, что правительство внесло петицию о банкротстве «недобросовестно» и что «эти действия правительства предположительно являются неявным обманом суда».

Еще ранее эти обстоятельства были выявлены федеральным судьей Р. Китоном в ходе первой, неудавшейся попытки уголовного преследования. Китон определил поведение обвинителей во время первого процесса как «следственные нарушения, носящие институциональный и системный характер». U.S. v. LaRouche, et al. (Memorandum and Order «Emerson Hearing», 10 августа 1988 года, стр.56).

Сформулированные здесь выводы стали результатами соответствующих обсуждений после того как мы по приглашению Комиссии по расследованию нарушений прав человека и Шиллеровского института США собрались в независимом качестве, чтобы рассмотреть новые доказательства, до сих пор ни разу не являвшиеся предметом компетентного разбирательства, хотя подобное разбирательство вправе были осуществить и суды и Министерство юстиции. Для изложения перед нами своих доводов были приглашены как адвокаты осужденных, так и основные обвинители по делу. Последние, к сожалению, не явились. Была утверждена такая процедура работы, которая позволила каждому из нас вынести самостоятельное мнение о доказательствах. Все вместе мы имели возможность непосредственно изучить документы, выслушать комментарии адвокатов Одина Андерсона и Рамсея Кларка, обсудить между собой представленные документы с точки зрения их доказательственной силы и дать им оценку. Мы с пониманием относимся к сделанному перед членами комиссии заявлению бывшего министра юстиции США Р. Кларка о том, что «данное дело, рассмотренное с учетом всех обстоятельств, обнаруживает более обширные, изощренные и систематические нарушения, допускавшиеся в течение длительного времени с использованием полномочий федерального правительства», чем любое другое из известных ему или случившихся на его памяти дел, возбужденных по инициативе правительства США.

Мы помним о незаконных обвинениях и преследованиях инакомыслящих повсюду в мире и той угрозе, которую таят в себе подобные преследования для правовой государственности, свободы и демократии. Поэтому мы просим Президента США, Конгресс и другие надлежащие государственные органы расследовать, исправить и устранить допущенное в данном случае беззаконие с тем, чтобы случившееся никогда не могло повториться впредь.

Куртис Кларк
судебный адвокат, Калифорния
Джеймс Мэн
юрист, бывший член палаты представителей Конгресса США от Южной Каролины
Теодор Митчел
сенатор штата Южная Каролина, юрист
Дж. Л. Честнат
юрист и писатель из штата Алабама
Джеймс Уилсон
вице-президент Новой Южной Коалиции, штат Алабама, юрист
Руфино Соуседо
член Конгресса Мексики, член его Комитета по правам человека
Патрицио Рикеттс
журналист, бывший министр образования Перу
Элиас Хаек
епископ, член коллегии регионального трибунала церкви маронитов г. Монреаля, бывший профессор философии и права факультета права университета Нотр Дам (США)
Курт Эберт
профессор права, член Центра европейского права Инсбрукского университета, директор Института австрийской и германской правовой истории, Австрия
Виктор Кузин
руководитель Бюро «Защита прав человека без границ», бывший депутат Московского городского Совета
Годфри Бинайса
юрист, бывший Президент Республики Уганда, бывший Генеральный прокурор Республики Уганда

Наиболее существенные доказательства невиновности, выявленные комиссией

Рассмотрев предоставленные нам документы и заслушав устные сообщения адвокатов Одина Андерсена и Рамсея Кларка, мы обнаруживаем среди прочего следующие факты и обстоятельства, подрывающие законность обвинения и приговора по делу Л.Ларуша и др.

А. Доказательства, указывающие на политическому основу и мотивацию преследования Ларуша.

1. Политическая деятельность Ларуша была единственной причиной для поощрения правительством предпринятых против него расследований. Данное обстоятельство отражено в меморандуме директора ФБР Уильяма Уэбстера, направленном заместителю директора ФБР Оливеру Ревеллу 12 января 1983 года.

(Motion To Vacate, Set Aside, Correct Sentence Under 28 U.S.C. 2255, Or, In The Alternative, Grant A New Trial Under Rule 33 By Persons In Federal Custody, in U.S. v. Lyndon H. LaRouche, Jr. et al., далее — «2255» — 2255;2)

2. Деятельность Ларуша и его коллег была безосновательно квалифицирована как «представляющая угрозу национальной безопасности» и сделана объектом расследования в соответствии с исполнительным приказом Президента США №12333 чтобы оправдать использование чрезвычайных и иных незаконных методов при производстве следственных действий.

(2255;2: меморандум У.Уэбстера; 2255;4: письменные показания под присягой SAC ФБР Дэвида Р.Либермана от 7 июля 1989 года)

3. Бюро ФБР в Нью-Йорке предложило директору ФБР оказать поддержку направленным против Ларуша мероприятиям Коммунистической Партии США «с целью в конце-концов ликвидировать его (Ларуша — прим. автора)».

(Телекс SAC нью-йоркского отделения ФБР директору ФБР от 29 октября 1973 года. Документ получен Л.Ларушем на основании Акта о свободе информации)

Б. Документы, подтверждающие фабрикацию доказательств и другие грубые нарушения, допущенные при расследовании.

1. Правительство оказало нажим на лиц, предоставивших займы, с целью добиться от них показаний о том, что они явились жертвами мошенничества, хотя правительство знало заранее, что эти люди являлись политическими спонсорами Ларуша, а не жертвами финансового преступления.

(2255;6: Телекс ФБР от 20 апреля 1987)

2. Правительство умышленно и систематически утаивало доказательства невиновности (Brady material), несмотря на предусмотренную Конституцией США обязанность ставить защиту в известность о наличии таких доказательств.

(2255;8: меморандум директора ФБР SAC бостонского и нью-йоркского отделений ФБР от 25 августа 1988 года и меморандум SAC бостонского отделения директору ФБР от 1 января 1989 года; 2255;19: меморандум SAC чикагского отделения ФБР от 22 сентября 1988 года)

3. Правительственные агенты и действовавшие в сговоре с ними другие лица, подвергали свидетелей психологической обработке («распрограммированию»), угрозам и подкупу для того, чтобы добиться от них показаний против Ларуша.

(«Расспрограммирование» — 2255;88: меморандум SAC бостонского отделения ФБР от 9 июля 1986 года; записанные разговоры заместителя шерифа графства Лоудон, Вирджиния с информатором ФБР Дугласом Поппой, цитированные в Supplemental Filing to 4th Circuit U.S. Court of Appeals, Rec. # 92-6701; угрозы и подкуп (threats and enticements) — 2255; 114, 115 и 116: письмо Криса Куртиса в Управление по ценным бумагам штата Нью-Мексико; письменное показание представителя Управление по ценным бумагам штата Нью-Мексико; письма Дональда Мура в школу права имени Джорджа Мейсона)

4. Правительство неосновательно добилось решения о признании банкротами связанных с Ларушем компаний, что сделало невозможным возврат последними долгов, за что и были приговорены Ларуш и его коллеги. Решение о признании этих компаний банкротами было впоследствии отменено Федеральным судом по делам банкротств как незаконное.

(2255;12: Order of Judge Martin V. Bostetter, 1989)

По вопросу ознакомления с документами, о которых идет речь в приложении к настоящему обращению, можно обратиться в Шиллеровский институт по адресу: Post Office Box 20244, Washington, D.C. 20041.

*На следующую страницу
*К началу страницы
*Возврат на главную русскую страницу