Executive Intelligence Review

Обзор основных доказательств,
демонстрирующих невиновность
Линдона Ларуша и его коллег
[1]

В соответствии с официальными документами, ставшими теперь доступными общественности, правительство США начиная с 1979 года и по настоящее время знало, что Линдон Ларуш и его коллеги невиновны и осуждены на основании предъявленных им ложных обвинений. На этот факт, а также на местонахождение соответствующих доказательств, было указано в обращении в федеральный суд и письме в Министерство юстиции, подписанных совместно адвокатами Рамсеем Кларком и Одином Андерсоном.

11 февраля 1993 года в своем ходатайстве в федеральный суд адвокаты Р.Кларк и О.Андерсен писали: «Из-за грубых нарушений, допущенных обвинением, была сокрыта информация о доказательствах невиновности, что лишило обвиняемых их конституционных прав на защиту и ввело в заблуждение суд».

Доказательства невиновности состоят главным образом из правительственных документов, признаний правительственных чиновников и показаний под присягой свидетелей со стороны правительства. Эти доказательства демонстрируют, что обвинение прибегало к обману по всем существенным обстоятельствам, подлежащим установлению как на досудебной стадии, так и в ходе судебного разбирательства. Упомянутые доказательства, собранные в шести томах, были предъявлены Федеральному апелляционному суду четвертого округа.

20 июня 1993 года адвокаты Кларк и Андерсон направили письмо в Министерство юстиции, настаивая на «общем пeресмотре» доказательств. До сих пор четвертый округ отказывается провести слушания по этим доказательствам, а Министерство юстиции — распорядиться о проведении расследования соответствующих злоупотреблений правительства и допущенных следствием нарушений.

В федеральном суде

16 декабря 1988 года кандидат в президенты США Л.Ларуш и шестеро его коллег были заведомо необоснованно признаны виновными в сговоре с целью совершения мошенничества с использованием почты (mail fraud), а также в совершении данного мошенничества (по одиннадцати пунктам обвинения). При этом инкриминируемая им сумма якобы невозвращенных займов объявлялась равной 294 тыс. долларов. Кроме того, в ходе того же процесса по одному из пунктов Л.Ларуш был признан виновным в обмане государства путем воспрепятствования деятельности Внутренней налоговой службы США. Все названные займы были привлечены тремя компаниями, занимавшимися изданием и распространением политической и научно-популярной литературы (Campaigner Publications, Caucus Distributors Inc. (далее — CDI), the Fusion Energy Foundation (далее — FEF)), которые были закрыты вследствие противозаконных принудительных банкротств, наступивших в результате предпринятых обвинением действий. Правительственные документы, относящиеся ко времени упомянутых банкротств фирм-должников, показывают, по словам самого же федерального прокурора, что банкротства были вызваны с целью создания предлога для привлечения обвиняемых к уголовной ответственности.

Нижеследующие фрагменты, представляющие собой главным образом выдержки из шести томов новых доказательств, приложенных к ходатайству, поданному в соответствии с параграфом 2255 раздела 28 Кодекса США[2] и находящемуся в архиве федерального суда, показывают, что федеральное правительство всегда знало, что привлекаемые к ответственности полностью невиновны.

I. Новые доказательства преднамеренного обмана, к которому прибегло правительство, добиваясь банкротств фирм-«должников»

1. В своем обвинительном акте правительство выдвинуло обвинение в сговоре с целью привлечения займов обманным путем, окончившемся к 19 апреля 1987 года (2255;10).[3]

Защита сказала, что правительство избирает именно эту дату (уже 20 апреля 1987 года оно выступило с петицией о банкротстве — В.К.), чтобы скрыть свое участие в качестве инициатора принудительных банкротств, обусловивших невозможность возврата займов. В своих досудебных ходатайствах правительство утверждало, что его роль в банкротствах «не имеет к делу никакого отношения».

Правительство также ходатайствовало об исключении из рассмотрения в суде того факта, что оно инициировало объявление незаконных банкротств, поскольку эти банкротства, по утверждению правительства, произошли уже после того, как сговор обвиняемых закончился (2255;14). В судебном заседании защита возразила, что роль правительства в истории с банкротствами обнаруживает его недобросовестность, имевшую целью создать видимость совершения обвиняемыми преступления.

Факты свидетельствуют. 20 апреля 1987 года правительство выступило с беспрецедентной петицией о принудительном банкротстве против издательских компаний, для которых собирались займы, что сделало невозможным возврат этих займов. 25 октября 1989 года судья Мартин Бостеттер квалифицировал действия правительства как незаконные. Бостеттер заявил, что правительство действовало «объективно недобросовестно» и добилось признания банкротства путем «неявного обмана суда» («constructive fraud on the court») (2255;12).

2. В досудебных ходатайствах прокурор Генри Хадсон и его помощники Кент Робинсон и Дэвид Шиллер сделали лживые заявления о том, что правительство США принудительно объявило банкротами CDI и другие компании для того, чтобы защитить кредиторов и взыскать штрафы за неуважение к суду, а также утверждали, что не существует никакой связи между делами о банкротствах и уголовным преследованием Ларуша (2255;11 и 26).

Факты свидетельствуют. Документы Министерства юстиции США, добытые 16 декабря 1993 года на основании Акта о свободе информации, показывают, что федеральные прокуроры заранее собирались использовать банкротства для закрытия компаний и, тем самым, для воспрепятствования возврату денег по займам (2255;21-22). Более того, документы ФБР показывают, что поиск свидетелей для уголовного преследования не начинался до дня объявления банкротства (2255;6). С целью заполучить свидетелей обвинения, агенты ФБР вводили в заблуждение кредиторов, заявляя им о том, что из-за банкротств они не получат своих денег обратно (2255;17). Позднее, 23 мая 1990 года, прокурор Джон Маркам признал под присягой, что правительство собиралось использовать эти банкротства для того, чтобы добыть документы и вынудить обвиняемых к признанию вины (2255;25).

3. В обвинительном акте, в ходе судебного заседания, а также в петиции о банкротстве правительство утверждало, что компании никогда не имели прибыли (2255;29).

Факты свидетельствуют. Из доклада ФБР (Interim Prosecutive Report) от 22 февраля 1988 года (ставшем доступным защите только 11 октября 1991 года на основании Акта о свободе информации) видно, что правительство знало о том, что компании не были банкротами на момент внесения им незаконной петиции о банкротстве (2255;24).

4. Ларуш требовал, чтобы судебный процесс в Бостоне, преждевременно, до вынесения вердикта присяжных прекращенный судьей на основании правил о неправильном разбирательстве (mistried), был возобновлен, что дало бы возможность опровергнуть обвинительные выводы суда в Александрии с помощью свидетелей по Бостонскому делу.

Факты свидетельствуют. Прокурор Джон Маркам и его помощник Марк Раш (оба являются также и обвинителями по Александрийскому делу) проигнорировали попытку Ларуша связать эти дела и отвергли идею возобновления процесса в Бостоне, доказывая, что цель правительства достигнута: в Александрии Ларуш признан виновным, а компании «объявлены банкротами и их имущество арестовано» (2255;28).

II. Отрицание прокурорами сговора обвинения с частными организациями

1. В досудебном ходатайстве защита запросила доказательства, касающиеся участия правительства США совместно с Антидиффамационной Лигой Б’най Б’рит (далее — АDL), телевидением Эн-Би-Си, финансистом Джоном Трэйном и другими частными организациями и лицами в деятельности по распространению клеветнических статей и ведению финансовой войны против Ларуша и его политических сторонников. Правительство отрицало, что такие доказательства существуют и заявило, что они не могли бы иметь отношения к делу (2255;60).

Факты свидетельствуют. 24 мая 1990 года руководитель отдела по установления фактов (Fact Finding Director) ADL Мира Лански Боланд показала под присягой, что в 1983 и 1984 годах она была на организационных встречах в доме у нью-йоркского финансиста Джона Трэйна совместно с продюсером телевидения Эн-Би-Си Пат Линч, консультантом Совета национальной безопасности Роем Годсоном, информатором ФБР Джоном Рисом, «журналистами» Деннисом Кингом и Чипом Берлетом, а также другими лицами (2255;54). Задачей этой встречи было планирование в общенациональном масштабе направленной против Ларуша клеветнической кампании в средствах массовой информации в целях содействия уголовному преследованию и финансовой войне. 23 мая 1990 года прокурор Джон Маркам показал под присягой, что он получил от Пат Линч «внутренних» свидетелей, то есть бывших коллег Ларуша, согласившихся сотрудничать с обвинением (2255;85).

Сделанные ФБР 18 августа 1992 года записи прослушанных телефонных разговоров между бывшим заместителем шерифа графства Лоудон (штат Вирджиния) Дональдом Муром и Эдгаром Ньюболдом Смитом показывают, что Мур и Смит участвовали в распространении в прессе всевозможного вздора с целью добиться «уменьшения потока денег, поступающих» в движение Ларуша. Мур свидетельствует, что эта деятельность осуществлялась под покровительством организации «Калт Ауэрнесс Нетуорк» (далее — CAN)[4], членом которой он является. А Ньюболд Смит, как выяснилось, оказывает существенную материальную поддержку. Мур заявляет, что работал с Эдгаром Ньюболдом Смитом и членом CAN Геленом Келли с 1985 года, то есть с начала подключения Мура к проведению расследования против Л.Ларуша.

Мур признался, что рассылал документы правоохранительных органов частным лицам — врагам Ларуша, поддерживал связь с правоохранительными органами с целью побуждать их к проведению расследования (Motion to Take Judicial Notice, U.S. v. LaRouche, Fourth Circuit Court of Appeals, 92-6701.)

2. В досудебном ходатайстве защита запрашивала любые доказательства сговора правительства с ADL и Эн-Би-Си в распространении лживой информации о том, что Ларуш был замешан в покушении на Улофа Пальме (2255;30). В ответ правительство отрицало существование подобных документов.

Факты свидетельствуют. Показания, данные под присягой в суде и документы ФБР показывают, что ФБР и прокурор Дж.Маркам вступили в сговор с Пат Линч и членом ADL Ирвином Суаллом, чтобы поддержать эту клевету (2255;57-59). В августе 1992 года бывший специалист по дезинформации восточно-германской Штази Герберт Брехмер заявил, что он сфабриковал эту фальшивку в рамках запланированной КГБ СССР кампании дезинформации (Motion to Take Judicial Notice).

3. В досудебном ходатайстве защита запросила доказательства существования отношений между ADL и правительством (2255;30). Правительство ничего не представило в ответ.

Факты свидетельствуют. Являясь специальным помощником судебного исполнителя (Special Deputy U.S. Marshal) Д.Мур сказал в телефонном разговоре, записанном ФБР 19 августа 1992 года, что он использовал ADL в целях ведения расследования по делу Ларуша (Motion to Take Judicial Notice).

Федеральная избирательная комиссия и Внутренняя налоговая служба не приняли никаких мер для привлечения к ответственности ADL даже после того, когда Федеральная избирательная комиссия (FEC) согласилась, что ADL занимается незаконной политической деятельностью против Ларуша (2255;35-41).

III. Обвинители лгали с целью сокрытия незаконного сбора доказательств

1. В досудебных ходатайствах защита затребовала доказательства проведения тайных акций, предпринятых против нее в соответствии с исполнительным приказом (Executive Order) Президента США №12333. Обвинение ничего не представило. Ранее прокурор Дж.Маркам отверг подобное предположение как «оруелловскую фантазию» (Government’s Response to Motions to Dismiss, U.S. v. The LaRouche Campaign, et al., Crim. No. 86-323-K).

Факты свидетельствуют. 6 июня 1989 года, спустя 6 месяцев после того как Ларуш начал отбывать свое тюремное заключение, специальный агент ФБР Дэвид Либерман показал под присягой, что существует досье на Ларуша, составленное в соответствии с исполнительным приказом №12333 (2255;4).

2. В досудебном ходатайстве защита запросила доказательства того, что производились записи телефонных разговоров (2255;30). Правительство отрицало существование подобных записей телефонных разговоров.

Факты свидетельствуют. Джерри Моррис, бывший глава службы безопасности местной телефонной фирмы (С&P Telephone of Virginia), подтвердил 2 февраля 1993 года, что он по просьбе правительства устанавливал прослушивающие устройства на телефоны в офисах коллег Ларуша в 1985 году (Omnibus Motion to Dismiss...). Леонард Макдональд, бывший заместитель шерифа графства Лоудон, Вирджиния, 21 декабря 1992 года в письменных показаниях под присягой заявил, что в 1985 году он был на встрече, где обсуждалось использование незаконного прослушивания против Ларуша. Письмо Оливера Ревелла, помощника директора отдела криминальных расследований ФБР от 15 февраля 1985 года показывает, что ФБР под предлогом обеспечения национальной безопасности добывало телефонные счета с номерами абонентов коллег Ларуша. Это письмо Ревелла было получено на основании Акта о свободе информации 14 октября 1993 года по делу Jeffrey Steinberg v. DOJ, No. 91-2740-LFO.

3. В ответ на запрос защиты правительство США в своем досудебном (in limine) ходатайстве (стр.21) отрицало, что оно осуществляло незаконные расследования и изъятия документов в офисах трех издательских компаний, связанных с политическим движением Ларуша.

Факты свидетельствуют. В телефонном разговоре, прослушанном ФБР 7 июля 1992 года бывший тогда специальным помощником судебного исполнителя Д.Мур сообщает, что обвинитель Дж. Маркам сказал ему, что ФБР поддерживало проведение операции КОИНТЕЛПРО[5] против движения Ларуша по крайней мере вплоть до 1982 года включительно. Маркам описывает действия ФБР как «одно незаконное изъятие документов за другим» («one black bag job after another»). Мур также признался информатору ФБР Дугласу Поппе, что он и другие сотрудники департамента шерифа графства Лоудон осуществляли нелегальные вторжения в офисы трех вышеназванных компаний, произвольно объявленных впоследствии банкротами (Omnibus Motion...).

Одной из находок, добытых в ходе проведения Муром незаконного расследования, был номер Ларуша, под которым он значился в службе социального обеспечения. Этот номер, как явствовало из показаний Элизабет Джеу в судебном заседании 1 декабря 1988 года, использовался Внутренней налоговой службой для проведения расследования против Ларуша по пункту 13 Александрийского дела.

IV. Обвинение склоняло свидетелей к даче ложных показаний

1. В ответ на досудебные запросы защиты правительство США отрицало, что его агенты обрабатывали свидетелей с целью побудить их к даче ложных показаний (2255;30).

Факты свидетельствуют. В октябре 1990 года агент полиции штата Вирджиния Ч.Д.Брайант, который совместно с агентами ФБР допрашивал свидетелей, сознался под присягой, что обманывал политических сторонников Ларуша с целью убедить их, что они стали жертвами преступления (2255;80-82).

2. В ответ на досудебные запросы защиты правительство США отрицало, что использует угрозы и обещания вознаграждения для обеспечения нужных ему показаний «внутренних» свидетелей (2255;30,105; 2255;60).

Факты свидетельствуют. Ключевым «внутренним» свидетелям обвинения Крису Куртису и Вейну Хинцу было обещано формальное и фактическое освобождение от преследований. Обвинитель Дж.Маркам и заместитель шерифа Д.Мур обеспечили Куртису поступление в школу права им. Джорджа Мейсона (2255;107-119).

3. В досудебном ходатайстве защита запрашивала любые доказательства того, что свидетели обвинения подвергались так называемому «распрограммированию».[6] Правительство ничего не ответило.

Факты свидетельствуют. Из записи телефонного разговора, датированной 7 и 8 июля 1992 года, явствует, что заместитель Мура и член СAN Гелен Келли обсуждали вопрос о «распрограммировании» Куртиса перед тем, как он дал показания в суде (Motion to Take Judicial Notice).

4. В ходе судебного заседания свидетель обвинения Вейн Хинц показал, что у компаний отсутствовали возможности возврата займов (2255;93-95).

Факты свидетельствуют. В своих показаниях под присягой на процессе, последовавшем за судом над Ларушем, Хинц признался, что его оценка способности компаний вернуть займы не соответствовала действительности и он не считал, что существовали намерения обмануть кредиторов (2255;97-103).

5. На суде свидетель обвинения Элизабет Секстон под присягой отрицала свое сотрудничество с ФБР в осуществлении записи телефонного разговора с обвиняемыми.

Факты свидетельствуют. В ноябре 1992 года, в соответствии с Актом о свободе информации, подзащитные получили материалы офиса ФБР в Нью-Хейвене, содержащие текст соглашения между Секстон и ФБР. Это соглашение датировано 10 октября 1986 года.

V. Обвинение прибегало к грубому обману, утверждая, что правительство не располагает доказательствами, оправдывающими обвиняемых

1. 7 ноября 1988 года обвиняемые внесли досудебное ходатайство (63 стр.), которое содержало просьбу о предоставлении доказательств невиновности по 181 позиции (categories), имеющихся в распоряжении правительства (2255;30). Два дня спустя федеральные обвинители Кент Робинсон, Джон Маркам и Марк Раш внесли ответ, в котором иронизируя над ходатайством защиты, назвали эти доказательства не относящимися к делу и утверждали, что подобных доказательств не существует. Новые доказательства показывают, что Робинсон и другие лгали. Более чем 80 подтверждений этому было представлено в Федеральный аппеляционный суд. Число таких подтверждений растет день ото дня.

Вот несколько примеров, иллюстрирующих сказанное:

А. Меморандум ФБР (январь 1989 года), полученный обвиняемыми в октябре 1991 года, обнаруживает специально предпринимавшиеся ФБР усилия по сокрытию доказательств невиновности. ФБР «наложило ограничения, касающиеся распространения информации, которая может быть доступна» обвиняемым. Поиск защитой доказательств невиновности характеризуется в меморандуме ФБР как попытка «рыться в досье» («rummaging of their files», 2255;8). Ставший доступным защите 31 декабря 1991 года документ ФБР (декабря 1987 года) показывает, что федеральный обвинитель Дж.Маркам преднамеренно избегал получения материалов, содержащих доказательства невиновности обвиняемых, с тем, чтобы уклониться от выполнения своих конституционных обязанностей (2255;9).[7]

Б. Защита просила представить отчеты ФБР об опросе лиц («302s»), содержавшие доказательства невиновности, в частности, данные о том, что кредиторы считали правительство, а не Ларуша, виновным в невозврате займов. Правительство ничего не представило. 31 декабря 1991 года на основании Акта о свободе информации обвиняемые получили телекс чикагского отделения ФБР от 22 сентября 1988 года, гласивший, что в этом офисе имелись анкеты «302», содержавшие «возможные оправдательные материалы или материалы, предположительно относящиеся к таковым» («possible Brady material or to be of an exculpatory nature», 2255;19).

В. Защитники запрашивали материалы о роли правительства в планировании нападок на Ларуша в службах новостей. Правительство ничего не представило. Приведенный выше пункт 1 раздела II показывает, что агенты правительства были замешаны в подготовке таких нападок.

Г. Защита запрашивала доказательства обещания вознаграждения свидетелям обвинения (inducements) со стороны правительства. Правительство обещало представить такие доказательства, но не сделало этого. Приведенный выше пункт 2 раздела IV показывает, что правительство располагало такими доказательствами.

Д. Защита запрашивала доказательства того, что правительственные агенты «руководствовались политическими мотивами». Обвинители категорически настаивали, что агенты правительства «не руководствовались политическими соображениями». Полученный обвиняемыми 11 октября 1991 года документ ФБР (сентябрь 1986) показывает, что федеральные обвинители сами считали, что генеральный прокурор штата Вирджиния Мэри Cю Терри действовала «исходя из политических соображений» (см. раздел «В СУДЕ ШТАТА ВИРДЖИНИЯ»).

VI. Судья неоднократно допускал заявления, изобличающие его в предвзятости

1. Судья в процессе занимал необъективную позицию и демонстрировал свою предвзятость в запротоколированных заявлениях.

Факты свидетельствуют. 27 января 1989 года при вынесении приговора Ларушу судья Брайан заявил: «...Обвиняемые с самого начала процесса поднимали вопрос о том, что их преследование осуществляется по политическим мотивам. Я отвергаю это как заблуждающийся вздор (errant nonsense). Сама мысль о том, что эта организация несет угрозу, достаточную для того, чтобы побудить правительство начать преследование с тем, чтобы вынудить ее сторонников замолчать, противоречит человеческому опыту» (2255; Motion to Recuse). Судья Брайан сделал это странное замечание, несмотря на то, что ему были представлены досудебные ходатайства (Specific Questions to the Jury Venire; Motion for Disclosure of Exculpatory Evidence) и свидетельские показания, данные под присягой на суде Гербом Квинди, генералом Луисом Джуффредой и генералом Паулем Шерером, подтверждающие наличие многочисленных атак на Ларуша, в том числе со стороны американских, советских и прочих средств массовой информации (2255;30 и 48 и Brief of Appellants).

14 мая 1992 года судья Брайан повторил эти ложные утверждения даже после того, как ему были предъявлены новые многочисленные улики, содержавшиеся в ходатайстве, заявленном в порядке, предусмотренном параграфом 2255. Брайан заявил: «Мысль о том, что движение может вызвать к себе подобное отношение, была охарактеризована судом при вынесении приговора как «сущий вздор» (arrant nonsense). При записи этот термин был передан как «заблуждающийся вздор» (errant nonsense). Оба слова сгодятся».

Следующее доказательство предвзятости Брайана всплыло в ноябре-декабре 1992 года. Обвиняемые добыли копию письма (написанного 14 мая 1990 года Эдгаром Ньюболдом Смитом судье А.Брайану), содержащего в высшей степени пагубную информацию и копию внутреннего документа политической организации, к которой принадлежат обвиняемые. Это произошло примерно через год после того, как судья Брайан отклонил адресованные ему призывы (2255/Rule 33 Motion и Motion to Recuse) к самоотводу от дальнейшего участия в судебном разбирательстве по данному делу (Motion to Take Judicial Notice).

В суде штата Вирджиния

I. Политическая коррупция, опирающаяся на приговор по Федеральному делу

17 февраля 1987 года правительство Вирджинии обвинило 16 лиц и 5 компаний в преступном нарушении законов штата о ценных бумагах. В отличие от федерального обвинения, со стороны которого обман суда совершился изощренной ложью в сочетании с судейской предвзятостью, представители штата на всем протяжении процесса прибегали к грубой политической коррупции и демонстрировали вопиющее пренебрежение ко всем законам, прецедентам, общеизвестным элементарным нормам цивилизованной практики расследования по уголовным делам.

Вот некоторые из многочисленных свидетельств, говорящих против следствия и суда по данному делу.

Факты свидетельствуют. Опираясь на дело федерального правительства, преследование в Вирджинии возглавила бывший Генеральный прокурор штата Мэри Сю Терри.[8] В сентябрьском меморандуме 1986 года, добытом обвиняемыми в октябре 1991 года, ФБР выражало озабоченность тем обстоятельством, что поведение Мэри Сю Терри в этом деле настолько явно «политически мотивировано», что это может повредить совместным усилиям следственных властей федерального и штатного уровней (2255;52). С госпожей Терри сотрудничали шериф графства Лоудон Джон Айсом и его заместитель Дональд Мур.[9] Политическая мотивация их действий была отмечена ФБР в апрельском меморандуме 1986 года (2255;53), полученном защитой также в октябре 1991 года. В 1985 году, шериф Айсом созвал встречу своих ближайших заместителей, где заявил следующее: «Мы готовы на все, чтобы убрать Ларуша... Мы должны быть уверены, что ни сам Ларуш, ни его сторонники не будут избраны на какие-либо должности». Заявление Айсома стало известно 25 января 1993 года из показаний под присягой бывшего заместителя шерифа Эдгара Лэйси (Omnibus motion. Сommon. v. EIR, et al.).

II. Грубое пренебрежение существующим правом

Факты свидетельствуют. Власти штата, защищая выдвинутые ими обвинения, создали совершенно новый правовой прецедент. На момент ареста по этим делам служба, в ведении которой находилось регулирование подобных вопросов, не рассматривала долговые расписки по займам, предоставленным на политические цели, в качестве ценных бумаг. 23 января 1986 года следователь Комиссии штата Вирджиния по делам корпораций написал в CDI, сообщая, что займы CDI, «возможно, представляют собой ценные бумаги». 5 марта 1986 года адвокат CDI возразил, подчеркнув, что долговые расписки не являются ценными бумагами, и выдвинул возражения в соответствии с первой поправкой к Конституции США. Комиссия по делам корпораций не ответила адвокату.

19 февраля 1987 года, два дня спустя после произведенных арестов, Комиссия провела слушания по вопросу об определении принадлежности долговых расписок к ценным бумагам. На этих слушаниях руководитель отдела ценных бумаг Комиссии засвидетельствовал, что его отдел вплоть до начала проходящих слушаний даже не утверждал, что такие расписки являются ценными бумагами. В конце слушаний председатель Комиссии Элизабет Лэйси постановила: «Для комиссии это невиданное прежде (of the first blush) дело». И запросила дополнительные соображения обеих сторон. Обвинители штата публично посетовали 20 февраля 1987 года в газете «Ричмонд таймс диспэтч», что без благоприятных для них выводов Комиссии уголовное дело может развалиться. 4 марта 1987 года председатель Лейси изменила свое мнение, разъяснив, что долговые расписки по займам на политические цели являются ценными бумагами. Несмотря на эти разъяснения, она вновь заявила, что «для штата Вирджиния это беспрецедентное (of first impression) дело» и что «при просмотре решений феPetition for a writ of certiorari to the U.S. Supreme Court, Anita Gallagher, Paul Gallagher and Laurence Hecht v. Commonwealth).

Позднее в том же месяце Лэйси получила повышение, став членом Верховного Суда Вирджинии. 12 апреля 1992 года Лэйси участвовала в заседании Верховного Суда Вирджинии, который установил совершенно новый прецедент, подтвердив обвинительный приговор в отношении Рошели Ашер, первой из коллег Ларуша, приговоренной в соответствии с этим новым толкованием правовых норм, регулирующих обращение ценных бумаг. 8 апреля 1993 года Лэйси участвовала в комиссии, подтвердившей приговор Дональду Фау, а 25 июня 1993 года приняла участие в заседании комиссии, подтвердившей приговоры в отношении Пола и Аниты Галлахеров и Лоуренса Хехта.

Во время этих событий в 1986 году вплоть до пересмотра членом Комиссии по делам корпораций Лэйси определения ценных бумаг применительно к данному делу (и только к нему одному) такого рода действиями — отказами отвечать, непринятием решений, опровержениями и контропровержениями — штат продемонстрировал, что он сам не может определить, являлись ли когда-либо данные долговые расписки ценными бумагами. Право страны и штата в целом, отсутствие до этого момента прецедентов в отношении аналогичных случаев привлечения займов на политические цели известными политическими партиями в пределах юрисдикции штата Вирджиния вызывают следующие вопросы:

1) Может ли человек в здравом уме утверждать, что, руководствуясь правовыми нормами, действовавшими до даты пересмотра соответствующего толкования, обвиняемые могли рассматривать такие долговые расписки в качестве ценных бумаг?

2) Если нет, то как в таком случае обвиняемые могут быть обвинены в преступных намерениях?

Ответ ясен: обвинения стали возможны вследствие грубой политической фальсификации, совершенной тогдашним Генеральным прокурором штата Вирджиния Мери Сю Терри совместно со сторонниками Марри Януса и его АDL.

III. Участие ADL в коррупции

Факты свидетельствуют. В целях осуществления преследования сторонников Ларуша через прессу и для оказания одностороннего (ex parte) воздействия на суд штат опирался также на сотрудничество с прямыми врагами Ларуша в ADL и CAN.

Все, кроме одного из этих дел, были предметом судебного разбирательства в Роаноке, проведенного судьей Клиффордом Векштейном, который поддерживал (в то время, когда рассматривал данные дела) тайные контакты с членом Национальной комиссии ADL Марри Янусом и директором регионального отделения в Вирджинии Ира Гиссеном. Векштейн затеял переписку и получал оттуда злонамеренную литературу, касающуюся Ларуша, зная все это время, что ADL сотрудничала с обвинением. Эта корреспонденция не была доступна обвиняемым вплоть до апреля 1990 года, после того, как два лица уже были привлечены к суду, незаконно приговорены и только в ответ на требования третьего обвиняемого об отводе судьи Векштейна эти сведения были преданы огласке (Petition for writ of habeas corpus, Welsh v. Holt, U.S. District Court, Western District of Virginia).

«Салон» Джона Трэйна:
Улики престуного сговора, представленные четвертому окружному суду

Среди шести томов всевозможных свидетельств, предъявленных Федеральному аппеляционному суду четвертого округа в Ричмонде (штат Вирджиния), имеются данные под присягой показания Герберта Квинди, журналиста из «EIR» («Эксекютив Интеллидженс Ревью»). Показания, датированные 20 января 1992 года, детально передают результаты проведенного сотрудниками «EIR», частными следователями и адвокатами девятилетнего расследования преступного сговора с целью оклеветать и опорочить Ларуша и его коллег, в который были вовлечены правительственные чиновники, представители ведущих средств массовой информации, частные лица и ADL.

28-страничные показания Квинди с приложенными к ним 34 вещественными доказательствами составляют ключевой элемент материалов, изобличающих правительство и частных лиц в совместных массированных усилиях по «устранению Ларуша». Эти показания 22 января 1992 года были представлены судье Федерального окружного суда Альберту Брайану в виде части ходатайства в соответствии с параграфом 2255. 14 мая 1992 года судья Брайан отклонил это ходатайство и поэтому 17 ноября 1992 года свидетельские показания Квинди были представлены Четвертому окружному суду уже в составе аппеляции на решение судьи Брайана.

Свидетельства, содержащиеся в этих показаниях и прилагаемые документы, являются достаточным основанием для назначения нового слушания на предмет выявления преднамеренного обмана суда правительством, что привело бы к реабилитации Ларуша и всех остальных связанных с ним обвиняемых на федеральных и штатных процессах.

Сходки в «салоне» Трэйна

23 апреля 1983 года первая из по крайней мере трех встреч произошла в манхэттенской резиденции Джона Трэйна — частного консультанта по инвестициям фирмы «Трэйн Смит Каунсел». Он председательствовал на каждой из этих встреч, созванных для подготовки мощной клеветнической кампании против Ларуша в средствах массовой информации. Публикация этой клеветы должна была совпасть по времени с замышлявшимися против Ларуша и его коллег недобросовестными расследованиями как в рамках борьбы с уголовными преступлениями, так и по линии национальной безопасности, что допускает использование особых методов в отношении организаций, деятельность которых представляет угрозу национальной безопасности США.

Между августом 1982 года и временем созыва первой из трех известных встреч в салоне Трэйна бывший госсекретарь США Генри Киссинджер предпринял энергичные усилия для организации незаконного правительственного давления на Ларуша. Все началось с личного письма Киссинджера директору ФБР У.Вебстеру. 15 января 1983 года — на заседании Комитет советников по делам иностранных разведок при президенте США (КСИР) — союзникам Киссинджера Эдварду Беннетту Уильямсу, Лео Черну и Дэвиду Абшайру удалось возбудить расследование ФБР в отношении Ларуша под фальшивым предлогом о якобы имевшем место иностранном финансировании. Уловка с зарубежным финансированием сыграла ключевую роль, поскольку благодаря ей и были санкционированы «активные мероприятия» в проведении кампании против Ларуша, которые в противном случае были бы запрещены в соответствии с исполнительным приказом №12333.

По данным свидетелей, среди участников трех встреч в «салоне» Трэйна были Рой Годсон (в то время консультант Совета национальной безопасности и КСИР), Джон Рис (долговременный информатор ФБР), Мира Лански Боланд (глава Вашингтонского отдела ADL по установлению фактов), по крайней мере один из представителей «Фридом Хаус» (частной исследовательской организации, возглавлявшейся председателем КСИР Лео Черном), Ричард Меллон Скэйф (состоятельный бизнесмен из Питсбурга, чей безналоговый фонд в дальнейшем будет подвергнут расследованию за нелегальное финансирование вооружения никарагуанских контрас), а также несколько десятков журналистов из ведущих национальных средств массовой информации, включая телевидение Эн-Би-Си, «Ридерс Дайджест», «Бизнес Уик», «Нью Репаблик», «Уолл Стрит Джорнэл». Один из участников, Чип Берлет, сказал расследующему это дело журналисту «EIR» Квинди, что многие лица, которым он был представлен на этих встречах, именовались лишь как «джентльмены со связями в правительстве».

В качестве прямого результата встреч в «салоне» Трэйна был запуск через ведущие средства массовой информации ряда «уток», в том числе: статьи Питера Спиро в «Нью Репаблик» (январь 1984 года); материалов Брайана Росса и Пат Линч в «Эн-Би-Си Ньюз», содержавших, среди прочего, обвинения Ларуша в заговоре с целью убийства президента Джимми Картера, Г.Киссинджера и др. и призывавших Внутреннюю налоговую службу к расследованию деятельности Ларуша (январь и март 1984 года); статьи Денниса Кинга и Рональда Радоша в «Нью Репаблик», обвиняющей Ларуша в насилии и шпионаже в пользу иностранного государства (ноябрь 1984 года); статьи Эллен Хьюм в «Уолл Стрит Джорнэл» (23 марта 1986 года); статьи Пат Линч и Денниса Кинга в «Уолл Стрит Джорнэл», основанной на незаконно полученной информации из материалов заседавшего тогда в Бостоне федерального большого жюри (27 мая 1986 года); двух телепередач «Эн-Би-Си ньюз», поставленных Линч и вышедших в эфир последовательно одна за другой в апреле 1986 года, где Ларуш обвинялся в подготовке покушения на Г. Киссинджера (эти передачи, кроме того, включали в себя данные из материалов Бостонского большого жюри и ни на чем не основанные утверждения, что в отношении Ларуша Внутренней налоговой службой начато расследование по всей стране); передачи «Эн-Би-Си ньюз», где Ларуш был обвинен в том, что он несет ответственность за покушение на премьер-министра Швеции Улофа Пальме 28 февраля 1986 года (март и декабрь 1986 года), причем декабрьская передача включала материал, предоставленный федеральным обвинением в Бостоне, несмотря на то, что шведские власти к тому времени уже объявили, что это обвинение было тщательно расследовано и является несостоятельным; статьи старшего редактора «Ридерс Дайджест» Юджина Мэтвина (август 1986 года).

По словам очевидцев, на встрече в «салоне» в апреле 1983 года продюсера Патрицию Линч впервые познакомили с близким к ADL писателем Деннисом Кингом, который к тому времени уже опубликовал в манхэттенском еженедельнике «Аур Таун» («Our Town»), начиная с августа 1979 года, серию из 13 клеветнических статей, направленных против движения Ларуша. Линч была представлена Кингу самим Трэйном. На этой встрече была также достигнута договоренность о финансировании запланированной книги Кинга о Ларуше из средств «Лиги за индустриальную демократию» и Фонда Смита Ричардсона. Эта книга под названием «Линдон Ларуш и новый американский фашизм» была опубликована в 1989 году издательством «Даблдей» («Doubleday»).

Систематические лжесвидетельства

26 мая и 2 июня 1983 года Майкл Хадсон, один из участников первой встречи в салоне Трэйна 23 апреля, рассказал журналисту «EIR» Роберту Гринбергу о ее содержании. Хадсон указал на Трэйна как на человека, который координировал клеветническую кампанию в средствах массовой информации и познакомил его с чиновниками ФБР и Внутренней налоговой службы с целью поощрения уголовного преследования Ларуша. В ходе двух разговоров (их записи в качестве вещественных доказательств приложены к письменным показаниям Квинди) Хадсон дал описание подготовленной Трэйном настенной схемы, которая была использована на брифинге, специально устроенном представителем «Фридом хаус» и посвященном движению Ларуша. Всех участников брифинга снабдили копиями этой схемы, которая должна была составить основу клеветнической кампании. Согласно Хадсону, Джон Трэйн подчеркнул, что организацию Ларуша следует характеризовать, как «связанную с КГБ» (с тем, чтобы нанести максимальный ущерб репутации Ларуша в американском обществе), тогда как известные связи Ларуша с исследовательскими и правительственными институтами США должны приуменьшаться.

7 марта 1984, три дня спустя после выхода в эфир изготовленной Пат Линч и переданной по «Эн-Би-Си ньюз» в тележурнале «Первая камера» клеветы на Ларуша, бывший редактор «Бизнес уик» Сол Сандерс поведал Квинди о том, как «около восьми месяцев назад» он участвовал во встрече, на которой планировалась эта передача. Сандерс сказал Квинди, что он решил не принимать участие в тайных планах по распространению клеветы, потому что «при участии в этом стольких людей нельзя предотвратить утечки информации».

В том же 1984 году Линдон Ларуш предъявил гражданский иск о клевете Эн-Би-Си, ADL, Пат Линч, Брайану Россу и др. в федеральном суде (Александрия, штат Вирджиния). В процессе досудебного и судебного разбирательства, начавшегося 22 октября 1984 года, все ответчики дали ложные показания, чтобы скрыть свою причастность к салону Трэйна.

6 августа 1984 года адвокаты Ларуша допросили Денниса Кинга. Будучи спрошен об обстоятельствах, при которых он познакомился с Пат Линч, Кинг промолчал. А его адвокат Скотт Маклоглин, прервав допрос, отозвал своего клиента в коридор, где между ними состоялся двадцатиминутный разговор, после которого, вернувшись в зал, Кинг заявил, что не помнит, как первый раз познакомился с Линч.

8-9 августа 1984 года адвокаты Ларуша допросили Пат Линч. Будучи в свою очередь поставлена перед вопросом об обстоятельствах первого знакомства с Кингом, она также не смогла ничего припомнить. Адвокат Ларуша Майкл Деннис спросил Линч о вещественном доказательстве №41 истца — копии схемы, пущенной в обращение Трэйном на второй сходке в «салоне» в конце 1983 года или несколько позже, которая была предъявлена адвокатами Эн-Би-Си как часть истребованных по делу доказательств. (Более ранний вариант той же изготовленной Трэйном схемы, представленной в оригинале на встрече в салоне 23 апреля 1983 года, станет доступен коллегам Ларуша по нью-йоркскому делу как материал, которым Хадсон снабдил Генерального прокурора штата Нью-Йорк.) В этот момент вмешался адвокат Линч, потребовав, чтобы протоколу допроса был присвоен гриф «конфиденциально».

Затем Линч сделала ложное заявление о том, что она впервые увидела копию схемы, когда та была передана одному из ее сотрудников корреспондентом «Нью Репаблик» Петером Спиро, который напечатал клеветнический материал против Ларуша в январе 1984 года.

Мира Лански Боланд (представитель ADL на собраниях в салоне Трэйна, а позже одна из главных участников команды преследователей Ларуша на федеральном уровне в Александрии) впервые будет допрошена под присягой 24 мая 1990 года в местном суде в Роаноке (штат Вирджиния) о ее участии во встречах в «салоне». Она признается, что участвовала в третьей встрече руководимой Трэйном группы — несколько дней спустя после того, как клеветнические материалы «Первой камеры» вышли в эфир. На этой встрече среди прочего обсуждалось рассмотрение судом предъявленного Ларушем иска в клевете и, возможно, действия по систематическому сокрытию роли правительственных агентов, ADL и журналистов в клеветнической кампании и фабрикации обвинений.

В день открытия процесса против Эн-Би-Си — ADL федеральный судья Джеймс Катчерис постановил, что продюсер Эн-Би-Си Пат Линч не обязана раскрывать жюри имена своих «источников» для «Первой камеры». В результате такого решения и предыдущих ложных показаний доказательства, касающиеся «салона» Трэйна, никогда не были предъявлены.

Все это подготовит почву для последующего уголовного преследования Ларуша и др. Когда осенью 1988 года последовало новое обвинение Ларуша и шести его коллег, предъявленное федеральным большим жюри в Александрии (штат Вирджиния), адвокаты Ларуша внесли обширное досудебное ходатайство об истребовании доказательств участия правительства США совместно с ADL, Джоном Трэйном и Эн-Би-Си ТВ в распространении клеветнических измышлений, ведении финансовой войны против Ларуша и его политических сторонников. Правительство сначала отрицало, что подобные доказательства существуют, а затем заявило, что они не относятся к делу.

На самом же деле, предпринятые «салоном» Трэйна усилия по распространению направленной против Ларуша грязной пропаганды стали решающим моментом расправы правительства над Ларушем и его сторонниками. Сокрытие этих встреч путем лжесвидетельства под присягой и с помощью лживых заявлений правительства о том, что подобных доказательств не существует, представляет собой один из убедительных примеров обмана суда.

«Салон» Джона Трэйна лжесвидетельствовал с целью добиться осуждения Ларуша

Среди наиболее существенных доказательств, незаконно скрытых от адвокатов обвиняемых по бостонскому и александрийскому федеральным делам, возбужденным против Ларуша и его коллег, находился меморандум от 26 июня 1986 года, направленный директору ФБР специальным агентом его бостонского отделения. Этот документ был, но лишь с купюрами, открыт в соответствии с Актом о свободе информации 5 апреля 1991 года в ответ на запрос, внесенный Ларушем.

Этот документ имеется сейчас в материалах дела апелляционного суда четвертого округа в Ричмонде (штат Вирджиния), приложенных к ходатайству, внесенному защитой в порядке параграфа 2255, находящемуся в настоящее время на рассмотрении.

Меморандум ФБР представляет собой следующее принципиальное доказательство роли «салона» Трэйна не только в «оркестрировании» связанной с правительством клеветнической кампании против Ларуша, но и в организации попытки всучить федеральному обвинению заведомо ложные свидетельские показания. Утаивание этого документа является также очередным примером введения в заблуждение суда федеральным обвинением. Будь этот трехстраничный меморандум доступен адвокатам обвиняемых в Бостоне или Александрии, многие важнейшие свидетели обвинения (все — бывшие сторонники Ларуша) были бы безнадежно дискредитированы как лица, умышленно давшие ложные показания, а в ряде случаев — и разоблачены как «жертвы» «распрограммирования» и других приемов воздействия на свидетелей, использованных федеральными агентами, ADL, связанной с ней и орудующей по всей территории США шайкой похитителей-наемников (kidnap-for-hire ring) — CAN, а также главными действующими лицами «салона» Трэйна, включая продюсера Эн-Би-Си ТВ Пат Линч и Денниса Кинга.

В этом документе ФБР указывается следующее: «На протяжении последних трех месяцев с помощью контактов, организованных прокуратурой США и Бюро ФБР по связям с Конгрессом и общественностью, бостонское отделение ФБР установило ряд недовольных лиц из числа бывших сторонников Ларуша, выразивших предварительное желание дать информацию...»

«22 июня 1986 года помощник прокурора США Джон Маркам познакомился с одним из таких недовольных ...(следующие десять строк текста вымараны)».

«Из этого контакта...(далее вновь следует вымаранный текст) и из опроса некоторых других бывших сторонников Ларуша Бостон делает вывод, что их можно представить как распрограммированных членов секты».

Упоминание здесь о Бюро ФБР по связям с Конгрессом и общественностью является еще одним существенным подтверждением сокрытия доказательств бостонскими и александрийскими прокурорами. 2 апреля 1986 года в Бюро ФБР по связям с Конгрессом и общественностью, возглавляемое помощником директора ФБР Уильямом Бейкером, обратилась продюсер Эн-Би-Си Линч и представила информацию о перспективных свидетелях против Ларуша, которые могли бы быть «подготовлены» для проходившего в то время в Бостоне федерального большого жюри. Этот звонок Линч увековечен в меморандуме от 4 апреля 1986 года, направленном помощником специального агента ФБР (ASAC) Эдвардом Людеманном специальному агенту (SAC) в Бостоне. Этот документ был в свою очередь был скрыт от адвокатов обвиняемых и рассекречен лишь 17 апреля 1991 года по тому же запросу Ларуша в соответствии с Актом о свободе информации. Сейчас он также находится в материалах дела Аппеляционного суда четвертого округа.

Продюсер Пат Линч была таким же важным участником встреч в салоне Джона Трэйна, как нью-йоркский «журналист» и платный информатор ADL Деннис Кинг. Оба посетили первую встречу салона 23 апреля 1983 года, собравшую 25 журналистов, сотрудников ADL и правительственных агентов, где была спланирована серия клеветнических нападок на Ларуша. На ней Трэйн лично помог договориться Кингу с «Лигой за индустриальную демократию» и связанным с разведкой США Фондом Смита Ричардсона о финансировании написанного им пасквиля на Ларуша.

Прямым результатом сборищ в салоне Трэйна явился изготовленный Пат Линч двадцатиминутный клеветнический материал о Ларуше в тележурнале новостей «Первая камера», создавший для ФБР повод к началу в общенациональном масштабе расследования по процедуре, предусмотренной исполнительным указом президента США №12333.

Первым формальным шагом в расследовании деятельности Ларуша как персоны представляющей угрозу национальной безопасности США стала встреча КСИР 12 января 1983 года, на которой трое приближенных Генри Киссинджера — Эдвард Беннетт Уильямс, Дэвид Абшайр и Лео Черн — усиленно добивались проведения формального расследования против Ларуша, обосновывая его необходимость лживыми заявлениями о том, что Ларуш имел подозрительные связи с иностранной разведкой враждебного государства.

«Активные мероприятия» «салона» Трэйна по ведению пропагандистской кампании поощрялись как составная часть усилий КСИР, что подтверждается присутствием консультанта КСИР Роя Годсона по крайней мере на одной из трех известных встреч «салона». По свидетельству двух из участников, заседания посещались также другими неустановленными правительственными агентами, представлявшими, по-видимому, ФБР и Внутреннюю налоговую службу. Дискуссия о Ларуше на заседании КСИР сама была результатом интенсивного пятимесячного лоббирования, предпринятого Генри Киссинджером, который в июле 1982 года на ежегодной встрече в Богемской Роще[10] впервые обратился к директору ФБР Уильяму Вебстеру с просьбой начать под каким-либо предлогом расследование в отношении Ларуша. Доказательство переписки на этот счет, существовавшей между Киссинджером и Вебстером никогда не передавалось прокуратурой адвокатам, несмотря на очевидность того факта, что оно носит оправдательный характер. Оно также было рассекречено только после предъявления соответствующего иска на основании Акта о свободе информации.

Несмотря на представленные, наконец, доказательства роли КСИР, свидетельства очевидцев о характере встреч в салоне Трэйна, на протяжении всего федерального расследования обвинители отрицали, что в отношении Ларуша когда-либо проводилось расследование в соответствии с исполнительным приказом №12333. Однако 6 июля 1989 года, вновь по иску на основании Акта о свободе информации, ФБР наконец признало, что имеет на организацию Ларуша целое следственное дело, засекреченное в соответствии с исполнительным приказом №12333. Согласно данному приказу, который распространяется исключительно на деятельность иностранных контрразведовательных служб и международных террористических организаций, не мог быть рассекречен даже номер этого дела. На протяжении бостонского и александрийского судебных процессов адвокаты Ларуша утверждали, что правительство проводит в отношении Ларуша незаконное расследование, используя это расследование как средство незаконного подрыва легальной политической деятельности Ларуша и его организации. Содержимое досье №12333, заведенного на Ларуша, остается засекреченным по сей день.

Отступники движения и материалы Большого жюри

После контакта с заместителем директора ФБР, но до упомянутого меморандума от 26 июня 1986 года, Линч и Кинг сотрудничали в написании обширного клеветнического материала, опубликованного в «Уолл стрит джорнэл» 27 мая 1986 года. Эта статья основана на конфиденциальных материалах большого жюри в Бостоне, к которым ни Кинг, ни Линч не должны были иметь доступа. Она базируется также на объяснениях двух «недовольных» из организации Ларуша, которые затем сыграют решающую роль в преследовании движения, развязанном федеральными и штатными властями.

Эти двое «недовольных», Константин Калимтгис и Чарльз Тэйт, фигурировали в статьях под псевдонимами, но содержание их высказываний, описания, которые дали Кинг и Линч, а также последующее поведение Калимтгиса и Тэйта в ходе расследования и суда позволили адвокатам Ларуша с достаточной определенностью установить, что это были именно они.

Опубликованные в «Уолл стрит джорнэл» измышления Линч и Кинга — один из многих клеветнических материалов против Ларуша — распространенных в наиболее влиятельных средствах информации. Подготовка таких материалов обсуждались на сходках у Трэйна посещавшими их правительственными чиновниками, журналистами и, по крайней мере, одним сотрудником ADL Мирой Лански Боланд. Эти материалы содержали практически дословные формулировки, которые затем были использованы федеральным и штатным обвинением в Бостоне, Александрии, Нью-Йорке и Роаноке.

Тэйт, Калимтгис и третий бывший коллега Ларуша, Стивен Бардуэлл, предоставят правительственным агентам список бывших членов различных связанных с Ларушем организаций, которые после произведенного отбора будут подвергнуты интенсивной психологической обработке правительственными специалистами и агентами так называемой «частной» организации— CAN. Результатом этого явится ряд заведомо ложных показаний бывших коллег Ларуша на всех последовавших за тем процессах федерального и штатного уровней.

Салон Трэйна празднует Холоуин

6 октября 1986 года 400 агентов полиции трех уровней (страны, штата и графства) осуществили налет на штаб-квартиру движения в Лисбурге (штат Вирджиния) под предлогом вручения кадровым сотрудникам Ларуша двух ордеров на обыск и четырех ордеров на арест. Чиновники ФБР вместе с заместителем шерифа графства Лоудон Дональдом Муром безуспешно пытались получить ордер на обыск находящейся неподалеку от города фермы, где проживал Линдон Ларуш.

Через три с небольшим недели после этого нападения примерно 40 бывших сторонников Ларуша собрались в Хейстингсе-на-Гудзоне, где располагался дом Стивена и Гейл Бардуэллов. Почетным гостем на вечеринке, посвященной Холоуину, был Калимтгис, который специально по этому случаю прилетел из Флориды. По словам одного из очевидцев, целью вечеринки, как об этом говорило многостраничное приглашение и врученная каждому участнику «программка», являлась вербовка свидетелей для проходившего в Бостоне федерального процесса над Ларушем.

Это приуроченное к Холоуину событие имело прямую связь с «салоном» Трэйна. Именно те самые «источники», которые были подобраны Линч, Кингом и ADL (имеется в виду проводившаяся по инициативе КСИР в соответствии с исполнительным указом №12333 кампания «активных мер» против Ларуша и его сторонников), организовали это мероприятие и играли ключевую роль в отборе свидетелей для следствия. К моменту, когда состоялась эта вечеринка, несколько «внутренних» свидетелей уже предстали перед большим жюри в Бостоне.

Свидетельства очевидцев подтверждаются содержанием ряда «программок», розданных всем гостям. Одна из них обозначена: «Игра №1» под названием «Пришьем Ларушу дело» («Pin the Rap on LaRouche»). Там был следующий текст:

«УСЛОВИЯ: Линдон Ларуш, он же Л.Маркус, замешан во всемирном мошенничестве, в котором участвует панамский контрабандист наркотиков. Деятельность многих его организаций (...) расследуется федеральными прокурорами. Один из этих прокуроров, имеющий честолюбивые надежды похоронить вампира, намерен провести допрос».

«ПРАВИЛА: У вас имеется одна минута, чтобы рассказать перед камерой об одном наиболее значительном преступлении, совершенном Ларушем».

«ЦЕЛЬ:... помочь карьерным устремлениям прокурора, который серьезно рассчитывает похоронить вампира».

Один из бывших сторонников Ларуша, Марк Сталман, сделал видеозапись этой «вечеринки». Очевидцы сообщают, что Калимтгис — один из источников информации для инспирированной «салоном» Трэйна публикации Линч и Кинга в «Уолл стрит джорнэл» — говорил лично с каждым из гостей, определяя их желание сотрудничать с помощником прокурора Маркамом в бостонском а затем александрийском расследованиях.

И все же, когда адвокаты, представлявшие Ларуша в федеральном суде в Бостоне, пытались допросить свидетелей со стороны правительства (Тэйта и чету Бардуелл) о вечеринке по случаю Холоуина, у всех троих произошла потеря памяти и они заявили, что видеозапись Сталмана была испорчена или же что не было вообще никакой видеозаписи.

Тем не менее, представленные жюри улики, касающиеся этой вечеринки, оказали существенное влияние на членов жюри. После 90 дней судебных слушаний, прерванных решением судьи о возобновлении исследования правительственного архива на предмет обнаружения скрытых следствием доказательств невиновности, бостонский процесс закончился без вынесения вердикта. Члены жюри присяжных, потрясенные злоупотреблениями следственных властей, после того как жюри было распущено, сообщили что они оправдали бы всех подсудимых по всем 124 пунктам обвинения.[11] Члены жюри были убеждены, что если какие-либо преступления и были совершены, то они были совершены правительством против движения Ларуша.

Шесть месяцев спустя после окончания процесса в Бостоне с помощью жульнических приемов правительство добилось перенесения дела в Александрию по «новому» обвинению. В ходе александрийского процесса федеральный окружной судья Альберт Брайан заблокировал выяснение адвокатами обвиняемых вопросов, связанных с вечеринкой, заявив, что краткого допроса Чарльза Тэйта достаточно, чтобы продемонстрировать жюри, что по отношению к подсудимым был проявлен злой умысел.

Злой умысел или лжесвидетельство?

Все же меморандум от 26 июня 1986 года, скрытый от адвокатов обвиняемых, показал не только враждебную настроенность участников вечеринки по отношению к движению Ларуша. Согласно документам ФБР, свидетели официально рассматривались как «распрограммированные члены секты».

Эта формулировка ФБР откровенно признает, что «внутренние» свидетели склонялись к даче ложных показаний с использованием специальной методики воздействия на их поведение, широко известной под названием «распрограммирование». По большей части выявление и первоначальная обработка «недовольных» свидетелей была осуществлена участниками «салона» Трэйна, включая Линч, которая уже поддерживала активные контакты с CAN, когда в 1984 году Ларуш предъявил гражданский иск Эн-Би-Си и ADL.

С сентября 1992 года подробности «распрограммирования» начинают всплывать вместе с фактами участия Гелена Келли (CAN), заместителя шерифа графства Лоудон Дональда Мура и некоторых других в заговоре с целью похищения сторонника Ларуша, Льюиса Дюпона Смита — наследника состояния семьи Дюпонов. Отец Смита-младшего, Ньюболд Смит, был одним из обвиняемых по этому делу. Хотя Келли, Мур, Смит и другие были оправданы по делу о заговоре, Келли и Мур были позднее осуждены по другому аналогичному делу.

Расследование деятельности CAN обнаружило использование при «подготовке» свидетелей для процессов над Ларушем в Бостоне и Александрии некоторых элементов методики «распрограммирования» такими лицами, как заместитель шерифа Мур и Гелен Келли. Они состояли в лишении сна, «лечении» испугом (encounter sessions), отключении чувственного восприятия, физических и сексуальных злоупотреблениях.

Цепь распоряжений в соответствии с исполнительным указом №12333

Меры по распространению клеветы и подготовке лжесвидетелей, предпринятые «салоном» под руководством Дж.Трэйна, были санкционированы КСИР в соответствии с исполнительным приказом №12333, предоставляющим правительственным разведывательным ведомствам надзаконные полномочия в отношении агентуры иностранных разведок и международных террористов.

Директивы были сознательно нарушены под сильным личным давлением Генри Киссинджера.

Брокер с Уолл Стрита Джон Трэйн является ответственным за основные аспекты пропагандистской обработки и подготовки лжесвидетелей в кампании по «устранению» Ларуша, начавшейся в апреле 1983 года. Джон Трэйн сотрудничал с аппаратом Проекта «Демократия» в администрации Рейгана-Буша. Трэйн действовал под незаконным прикрытием исполнительного приказа №12333.

Через ключевые фигуры «салона» (включая продюсера «Эн-Би-Си ньюз» Пат Линч) при финансовой поддержке пользующихся налоговыми льготами фондов, позднее причастных к «параллельному правительству» по «делу Иран-Контрас» (Фонд Смита Ричардсона и Фонд Меллона-Скайфа) Трэйн управлял вербовкой и «враждебной обработкой»

(«aversive conditioning») ключевых «внутренних» свидетелей, которые фигурировали на всех последующих процессах.

Доказательства, разоблачающие эту сплошную фальсификацию, систематически утаивались от адвокатов обвиняемых. Эти доказательства свидетельствуют о преднамеренном введении суда в заблуждение.


[1] Summary of Relevant Evidence on the Record, Demonstrating the Innocence of Lyndon LaRouche and Co-defendants. July 1994, Leesburg, Va., USA, Committee to Reverse the Accelerating Global Economic and Strategic Crisis, 1994.

[2] Данная правовая норма предусматривает право заключенного (как до так и после вынесения приговора, а также отдельно от других его обращений) оспорить конституционность лишения его свободы, добиваясь выдачи судьей предписания в соответствии с процедурой habeas corpus.

[3] Первая цифра здесь и далее содержит ссылку на ходатайству защиты в сответствии параграфом 2255 раздела 28 Кодекса США, вторая — указывает на номер соответствуюего приложения к ходатайству.

[4] Кальт Ауэрнесс Нетуорк» (Cult Awareness Network) — общественная организация в США, существующая в виде разветвленной сети групп и активистов, официальной целью которой является привлечение внимания общественности к опасности сектантства. Любопытные данные о том, как члены этой благопристойной на первый взгляд организации под предлогом «распрограммирования жертв секта» принимали участие в совершении уголовных преступлений (похищения), за что и были осуждены судом читатель найдет в этой брощюре.

[5] КОИНТЕЛПРО (COINTELPRO) — специальная программа контразведывательной деятельности ФБР, в соответствии с которой в отношении внутренних политических и иных групп допускается использование методов, рассчитанных на борьбу с иностранными шпионами и террористами.

[6] Cпециальная процедура воздействия на сознание и волю человека (в данном случае — предполагаемого свидетеля) путем формирования определенных, корректирующих его поведение установок.

[7] В соответствии с пятой поправкой («due process») к Конституции США и рядом судебных прецедентов по уголовным делам доказательства невиновности, выявляемые обвинением в ходе расследования уголовного дела, обязаны передаваться защите.

[8] В 1993 году Мэри Cю Терри боролась за избрание губернатором штата Вирджиния, представляя избирателям свое участие в политическом преследовании коллег Ларуша как одну из своих главных заслуг. Она потерпела поражение с наиболее сокрушительным за всю историю штата счетом.

[9] В октябре 1992 года Дон Мур был обвинен в сговоре с целью похищения Льюиса Дюпона Смита, политического сторонника и финансового спонсора Ларуша. Хотя это обвинение и сняли с Мура, впоследствии он все же был приговорен к тюремному заключению за соучастие в другом похищении. По этому же обвинению был признан виновным Гелен Келли из CAN.

[10] Богемская Роща (Bohemian Grove) — место в штате Калифорния, где каждое лето, примерно на две недели, собираются для развлечения представители американской элиты (исключительно мужчины).

[11] Члены Бостонского жюри присяжных сделали об этом заявление для прессы, опубликованное в газете «Бостон Херальд» 5 мая 1988 года.

*На следующую страницу
*К началу страницы
*Возврат на главную русскую страницу